Что осталось «за кадром» сочинских переговоров президентов России и Азербайджана

1 сентября в сочинской резиденции Президента России Бочаров Ручей прошли переговоры Владимира Путина с главой Азербайджана Ильхамом Алиевым. Ранее, 12 августа лидеры России и Азербайджана принимали участие в саммите лидеров прикаспийских государств в казахстанском городе Актау, поставив подписи под Конвенцией о правовом статусе Каспийского моря. А месяцем ранее, Ильхам Алиев побывал на открытии Чемпионата мира по футболу в Москве, где не только познакомился с новым премьер-министром Армении Николом Пашиняном, но также успел провести переговоры с Владимиром Путиным.

Всё это свидетельствует о расширяющемся пространстве взаимодействия Москвы и Баку. В ходе встречи глав государств рассматривались в основном вопросы экономического сотрудничества и региональной безопасности. В 2017 году товарооборот между Россией и Азербайджаном вырос на треть, до 2,5 млрд. долл., а за первые пять месяцев 2018 года – ещё почти на четверть (что превышает торговлю с Ираном), а российские компании инвестировали в экономику страны около 4 млрд. долларов. В свою очередь, азербайджанские инвесторы вложили в российскую экономику около 1 млрд. долларов. Безусловно, за этими показателями – в том числе и усиление лоббистских возможностей Баку в российском политико-экономическом пространстве. Две страны являются соседями по Каспию и имеют общую границу на Северном Кавказе. «У нас очень обширное взаимодействие, мы называем его стратегическим партнерством. Отношения развиваются и по политической линии, и по экономической», – сказал Путин, отметивший рост продаж продукции гражданского назначения на 20 процентов.

По итогам переговоров в первый день осени было подписано полтора десятка документов о расширении взаимодействия двух стран по различным направлениям, включая экономику, промышленность, туризм, спорт и цифровые транспортные системы. Программа сотрудничества между правительствами двух стран на период до 2024 года дополняется Планом действий по развитию ключевых направлений российско-азербайджанского сотрудничества на период до 2024 года, включая устранение барьеров в торговле, развитие транспортного потенциала, создание совместных производств, обмен опытом в сфере  цифровизиции, взаимный туризм и гуманитарные контакты. Заявлено предстоящем совместном изучении потенциального нефтегазоносного блока «Гошадаш» на севере мелководья Апшерона на азербайджанском участке дна Каспийского моря. Подписан контракт между «Роснефтью» и азербайджанской государственной нефтекомпанией SOCAR Trading S.A; группа «ГАЗ» откроет в соседней стране сборку своих коммерческих автомобилей; российский экспортный центр с помощью «Газпромбанка» расширит, при поддержке той же SOCAR, экспорт российских товаров в Азербайджан. Проекты в рамках коммуникационного коридора «Север-Юг», связывающего территории Ирана, Азербайджана и России, могут представлять интерес и для Пекина с его инициативой «Один пояс – один путь». «В этом году по сравнению с прошлым годом по транспортному коридору «Север-Юг» транспортировано грузов в 100 раз больше, чем в прошлом. И это только начало, поскольку этот масштабный глобальный проект будет охватывать страны и континенты», – сказал Алиев. Подчёркивая доверительный характер переговоров, «Коммерсант» пишет о том, что уже «после заявлений для прессы Владимир Путин… снова уединился с Ильхамом Алиевым, чего никто в окружении ни того, ни другого не ожидал, и еще больше часа провел с ним совсем уже один на один в одной из самых укромных частей резиденции. Этим переговоры отличались от всех последних, которые президент проводит с коллегами из других стран в Бочаровом Ручье».

В ходе итоговой пресс-конференции Ильхам Алиев не мог не отметить возросшие  объёмы двустороннего военно-технического сотрудничества, включая закупки российских систем вооружений более чем на 5 миллиардов долларов. «Азербайджан продолжает модернизацию своих Вооруженных сил, а Россия является важнейшим мировым производителем и поставщиком военной продукции на международные рынки», – подчеркнул азербайджанский лидер. В последние годы Российская Федерация затратила значительные средства на модернизацию армии и, как отмечают некоторые эксперты, стремится вернуть хотя бы часть потраченных на оборону денег за счёт военно-технического сотрудничества. Давно замечено, что прибытие каждой единицы тяжёлой техники или ящика боеприпасов из России детально освещается бакинскими СМИ, что адресовано не только внутренней аудитории, а едва ли не в первую очередь – Еревану и Степанакерту. Между тем, помимо России, обкладываемой западными санкциями, способными затронуть её военно-техническое сотрудничество с третьими странами, Азербайджан активно оружие и военную технику у Белоруссии, Израиля, Пакистана, Турции, Чехии и у других стран. Военный эксперт Узеир Джафаров обоснованно говорит об отсутствии стопроцентной зависимости Баку от Москвы по части военных поставок. Да и сотрудничество Баку с Турцией и в целом с НАТО, пусть и не столь явное, как в случае с соседней Грузией, развивается своим чередом. Несмотря на значительное количество российского оружия, стандарты военного строительства в Азербайджане определяет турецкое и западное влияние; представители высшего и среднего командного состава национальной армии в большинстве своем проходят переподготовку отнюдь не в России. В конце августа в Баку побывала официальная турецкая делегация во главе с председателем Великого национального собрания Бинали Йылдырымом. Обсуждались совместные коммуникационные проекты и делались заявления о неизменной взаимной поддержке в рамках известной концепции «один народ – два государства».

В свою очередь, российская сторона, стремясь парировать воинственные устремления «горячих голов» в Азербайджане, акцентирует внимание на «мирных» направлениях двустороннего сотрудничества. Разумеется, обсуждалась и традиционная «конфликтная» проблематика. «Мы обменялись мнениями по международной и региональной проблематике. В частности, разумеется, затронули и нагорно-карабахскую проблему. В качестве сопредседателя минской группы Россия продолжит оказывать все возможное содействие мирному урегулированию этого конфликта», – заявил Владимир Путин. В первых числах сентября на полях очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН должна будет пройти очередная встреча министров иностранных дел Азербайджана и Армении Эльмара Мамедъярова и Зограба Мнацаканяна, посвященная урегулированию в Нагорном Карабахе. Несмотря на некоторую неопределённость и даже настороженность, возникшую в последнее время в российско-армянских отношениях, вряд ли какая-либо их сторон способна навязать Москве исключительно своё видение перспектив урегулирования застарелого конфликта.

Несмотря на специфический характер некоторых кадровых назначений в Армении, Москва и Ереван будут стремиться сгладить «острые углы», в том числе – в ходе очередной встречи главы правительства Армении и президента России в Москве, намеченной на 8 сентября. Одной из ключевых тем переговоров может стать кандидатура нового генсека ОДКБ, которую Армения собирается представить странам-участницам военно-политического блока после завершения официальной процедуры по отзыву Юрия Хачатурова, проходящего в качестве обвиняемого по уголовному делу о событиях 1-2 марта 2008 года. Как известно, эта история наделала немало шума, пошатнув позиции Еревана в ОДКБ, и вполне симптоматично, что в конце августа стало известно о добровольной отставке советника премьер-министра Армении Арсена Харатяна, который, согласно источникам в окружении Никола Пашиняна, настаивал на немедленном аресте Хачатурова. Этот деятель известен своими давними связями с американскими специальными структурами, а его жена, по некоторым данным, работает на дипломатической должности в посольстве США в Тбилиси, так что направленность его «советов» более чем очевидна.

Может показаться совпадением, но тема возможного вступления в ОДКБ Азербайджана, на фоне вероятной потери Арменией должности генерального секретаря этой организации в результате, мягко говоря, ошибочных подходов «революционных» властей», достаточно активно муссировалась некоторыми азербайджанскими СМИ и политиками. Заметим, присоединение какой-либо страны к ОДКБ открывает возможность приобретения ею современных российских систем вооружений по «внутренним» ценам, гораздо более низким, чем рыночные, и вполне естественно, что в МИД Армении напомнили о праве вето. Впрочем, никаких официальных заявлений на этот счёт в Баку не делалось и тем более заявок не подавалось (что не исключает её обсуждения в кулуарном режиме, в том числе возможности предоставления Азербайджану статуса наблюдатели или партнера ОДКБ – в случае утверждения соответствующих поправок в уставные документы организации).

В целом, следует признать достаточно активный, если не сказать напористый характер действий азербайджанской дипломатии, что достаточно заметно на фоне внутриполитической турбулентности в Армении, что не лучшим образом сказывается на цельности и внутренней согласованности её внешнеполитического курса. Конечно, «северный» и «западный» вектора внешней политики Азербайджана следует рассматривать как дополняющие и определённым образом уравновешивающие друг друга. Достаточно сказать, что российское оружие закупается за миллиарды долларов, полученные преимущественно за поставки энергоресурсов потребителям в Европейском Союзе. Набирающая силу антииранская и антироссийская кампания администрации Дональда Трампа может оказать негативное влияние на американо-азербайджанские отношения, особенно в случае, если Баку пострадает от политически мотивированных санкций против Тегерана и Москвы, а также экономической игры Вашингтона против Турции. Как отмечает экономист Натик Джафарли, в случае дальнейшего ужесточения антииранских санкций они могут распространиться на работающую в этой стране компанию SOCAR, не говоря об иных потерях в том числе от прекращения транзитного сообщения по линии «Север – Юг». Отсюда – стремление подстраховаться за счёт укрепления выгодных Азербайджану и его экономике контактов Москвой. А попутно – разыграть «российскую карту» в диалоге с западными партнёрами на случай обострения их правозащитной риторики и попыток финансово-экономического давления на власти «нефтяной полумонархии».

Несмотря на значительные поступления от транзита и экспорта энергетических ресурсов, государственный долг Азербайджана подбирается к отметке 10 млрд долларов, и дальнейшие неприятности вовсе не исключены. В условиях растущей турбулентности и непредсказуемости любое государство стремится к максимальной диверсификации своего «портфеля» политико-дипломатических контактов, обеспечивая, таким образом, большее пространство для манёвра. Но для того, чтобы эти контакты выглядели бы более убедительно, их необходимо подкреплять не только высокохудожественными селфи в Брюсселе либо где-то ещё, но и конкретными инициативами, способными заинтересовать партнёров, включая даже тех, которые находятся между собой в состоянии скрытого или открытого антагонизма.

Андрей Арешев, по материалам: Фонд стратегической культуры

Добавить комментарий