Новый раунд нагорно-карабахского урегулирования: реалии и прогнозы (взгляд из Еревана)

16 января в Париже состоялась первая в этом году встреча глав внешнеполитических ведомств Азербайджана и Армении Эльмара Мамедъярова и Зограба Мнацаканяна. Встреча прошла при посредничестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ Игоря Попова (Россия), Стефана Висконти (Франция) и Эндрю Шофера (США). В ней принял участие и личный представитель действующего председателя ОБСЕ Анджей Каспшик, которого иногда называют четвертым сопредседателем.

Как сообщают различные информационные источники, на встрече, длившейся более четырёх часов, произошел полезный и конструктивный обмен мнениями, который послужил расширению взаимопонимания и доверия. Собеседники обсудили широкий круг вопросов по мирному урегулированию конфликта, включая подготовку народов к миру, стабильное развитие безопасности и региона. Новые сроки встречи пока не утверждены. Тем не менее, министры иностранных дел согласились продолжить последовательное общение.

События предшествующих месяцев указывают на то, что переговорный процесс, как и в предыдущие годы, будет крайне непростым. Следует также учитывать то обстоятельство, что публичные заявления лидеров сторон и происходящие процессы создают ряд проблем для успеха переговоров. И это дополнение к тому, что позиции сторон  по-прежнему диаметрально противоположны.

Внутриполитическая ситуация в Азербайджане представляется достаточно стабильной и не сулящей каких-либо серьезных беспокойств для президента Ильхама Алиева и его политической команды. Есть, правда, определенные проблемы в экономической сфере связанные с падением цен на нефть и частичным сокращением ее добычи. Однако, имеющегося запаса прочности вполне достаточно для того, чтобы удерживать ситуацию под контролем.

В Армении же, до последнего времени, ситуация была достаточно турбулентной, но все процессы происходили в рамках Основного закона и завершились, как и прогнозировалось, убедительной победой на досрочных парламентских выборах блока «Мой шаг» Никола Пашиняна. 14 января он был назначен премьер-министром, а его соратник Арарат Мирзоян стал спикером парламента. Пашинян должен сформировать новое правительство, но уже сейчас можно сказать, что ключевые министры и руководители ведомств в предыдущем кабинете останутся на своих местах.

В Нагорно-Карабахской республике (Республике Арцах) в декабре произошла отставка министра обороны Левона Мнацаканяна, что стало одним из последствий предвыборной кампании в Армении, когда некоторые соратники Пашиняна затронули проблему Карабаха и на что из Степанакерта последовал ряд комментариев. Новым министром обороны стал Карен Абрамян, который до последнего времени занимал пост начальника штаба Армии Обороны. Как и многие высшие и старшие офицеры Армии Обороны, Абрамян имеет боевой опыт и прошел путь от рядового Гадрутского укрепленного района, до начальника штаба армии и получил образование в  артиллерийской академии  и Академии Генштаба ВС России.

В политическом плане 2019 год в Нагорном Карабахе будет предвыборным, т.к. в 2020 году там пройдут президентские выборы, на которых нынешний глава государства Бако Саакян баллотироваться не будет.

После новогодних праздников президент Азербайджана провёл заседание Кабинета Министров, посвященное итогам социально-экономического развития в 2018 году и предстоящим задачам. Глава государства выступил на заседании с вступительной речью, ряд тезисов которой имеют прямое отношение к предстоящим переговорам и вообще к нагорно-карабахскому урегулированию. В частности, Ильхам Алиев заявил, что сегодня азербайджанская армия входит в число самых сильных армий в мировом масштабе, и в наступившем году будут предприняты дополнительные шаги в этом направлении: «В прошлом году мы проделали огромную работу по укреплению материально-технической базы нашей армии. На проведенном дважды военном параде мы продемонстрировали часть нашей техники. В их числе я, конечно, хотел бы особо отметить ракетные системы дальнего действия «Полонез» и «LORA». У противоположной стороны нет никакой возможности для защиты от этих систем. Эти системы, преодолев 300 и более километров, могут с высокой точностью и большой разрушительной силой уничтожить любую военную цель. Еще раз хочу сказать, что у противника нет ни одной военной цели, которую бы мы не могли уничтожить с высокой точностью. Приобретение данных систем, конечно, приумножает нашу военную мощь. В то же время нашу военную мощь приумножает приобретение в минувшем году новых беспилотных боевых летательных аппаратов. Конечно, приобретенные в последние годы системы противовоздушной и противоракетной обороны усиливают наш оборонный потенциал, а другие системы увеличивают нашу наступательную мощь…»

Кроме того, президент Алиев поведал о том, что «…Армения задействовала «коньячную дипломатию» на международной арене и подкупила многих политиков» и подчеркнул, что в прежние годы во внешней политике Армении фактор взятки находился на первом месте. Мы не будем комментировать это заявление, а отошлем  интересующихся к докладу «Проект по расследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP)», согласно которому  азербайджанские власти с 2012 по 2014 год использовали секретную «черную кассу» для подкупа европейских политиков, приобретения предметов роскоши и отмывания денег.

Далее азербайджанский лидер пригрозил Ереван дальнейшей изоляцией, заявив, что сам никогда не скрывал политику и реальные намерения Баку: «Я всегда говорил, что для изоляции Армении мы используем все средства, и в будущем будем это делать. До тех пор, пока наши земли не будут освобождены». По словам Алиева, новые власти Армении первоначально «попытались избежать переговоров», заявив, что Баку должен вести их с Нагорным Карабахом, однако Азербайджан «отверг эти попытки Еревана». Алиев считает, что посредники урегулирования конфликта также не могли поддержать подобный подход новых властей Армении, в результате чего переговорный процесс «был восстановлен». «В итоге переговоры ведутся между Азербайджаном и Арменией. Только этот формат приемлем для переговорного процесса», – отметил Алиев. Для справки, остаётся решение саммита ОБСЕ в Будапеште от 6 декабря 1994 года, зафиксировавшее трёхсторонний характер нагорно-карабахского конфликта, а также заявление действующего председателя ОБСЕ от 31 марта 1995 года о том, что третьей стороной конфликта является Нагорный Карабах. Данные документы указывают на то, что заявления Еревана о трехстороннем формате конфликта имеют чёткие правовые основания, не совпадающие с видением переговорного процесса со стороны действующего президента Азербайджана.

В то же время очевидно, что реализовать возращение за стол переговоров Степанакерта без согласия Баку, о чём заявлял премьер-министр Пашинян – невозможно. Этим и объясняется сделанное в начале декабря заявление министров иностранных дел Мамедъярова  Мнацаканяна о договорённости «продолжить встречи в формате глав МИД, сохранив при этом сформировавшуюся динамику». Несмотря на это, некоторые соратники премьер-министра Армении продолжают утверждать, что «…он будет вести переговоры по Карабаху, представляя исключительно позицию Армении, а не Нагорного Карабаха, и он привержен этому принципу». Надо полагать, подобные заявления имеют в качестве адресата лишь внутреннюю аудиторию.

Налицо достаточно жёсткая позиция Баку, сопровождаемая как силовой компонентой, так и пропагандистской отсылкой на «коньячную дипломатию» Еревана на фоне куда более заметной «икорной». Одновременно, налицо некоторые «фантазии» в азербайджанских СМИ, которые строят те или концепции на основании публикаций некоторых армянских таблоидов. Суть одной из «фантазий» в том, что якобы у нынешнего президента Армении Армена Саркисяна якобы наличествуют серьёзные противоречия с премьер-министром Пашиняном, и скоро он уйдет в отставку, а его место займет, дескать, первый президент страны Левон Тер-Петросян (1991-1998 гг.). Как полагают азербайджанские авторы, со ссылкой на армянские таблоиды, именно ему Пашинян и «поручит» вести переговоры по нагорно-карабахскому урегулированию. В свою очередь, первый президент Армении, по версии азербайджанских СМИ, должен «вернуть» Карабах Азербайджану. На самом деле достоверно известно, что Тер-Петросян поддерживал в переговорах по нагорно-карабахскому урегулированию позицию президента Сержа Саргсяна (2008-2018 гг.), и в рамках этого процесса «возвращения» территории бывшей Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджану не предусматривалось.

Если говорить о ситуации накануне встречи в самом Ереване, то здесь видимо следует выделить встречу глав внешнеполитических ведомств Армении и Нагорного Карабаха, в ходе которой глава армянской дипломатии подтвердил принципы урегулирования конфликта, отраженные в программе правительства страны еще в мае прошлого года. Он, в частности, подчеркнул, что статус и безопасность Арцаха являются приоритетами для Армении, и особо отметил важность решающего голоса и вовлеченности Степанакерта в мирный процесс. Глава МИД НКР Масис Маилян выделяет необходимость реализации договоренностей относительно создания условий для поддержания стабильности на линии соприкосновения и продвижения переговорного процесса, достигнутых в Вене и Санкт-Петербурге в 2016 году. В этой связи  отметим, что Степанакерт в одностороннем порядке установил систему постоянного видеонаблюдения линии соприкосновения, которая может стать составной частью международного механизма контроля над режимом перемирия.

Что касается прогнозов по дальнейшему ходу переговорного процесса по нагорно-карабахскому урегулированию, то в основном в них сквозит скептицизм. Так, известный британский эксперт Том де Ваал обращает внимание на по-прежнему ограниченное влияние на конфликт международного сообщества. Как он полагает, главы МИД время от времени разговаривают, а президенты встречаются, возможно, раз в год, но каналов связи мало. Поэтому его удивляло, что между двумя сторонами не было горячей линии, учитывая опасность ситуации. Это минимальный шаг, который был необходим, чтобы сделать ситуацию немного более управляемой. Эксперт полагает, что для Пашиняна приоритетом является реформирование внутренней экономики, борьба с коррупцией и избавление от старых монополий, и он будет продолжать переговорный процесс «…и просто попытается сохранить статус-кво и это, наверное, не по душе Азербайджану. Баку хочет видеть более активный мирный процесс или хочет встряхнуть ситуацию какими-то военными действиями. Он не хочет видеть спокойный статус-кво, но, к сожалению, спокойный статус-кво – это то, чего, по моему мнению, хочет новое руководство Армении».

Политолог Сергей Маркедонов полагает, что крайне важными для Пашиняна будут взаимоотношения с Нагорным Карабахом, выстраивание грамотной внешней политики в условиях, когда страна вовлечена в многолетний неразрешенный конфликт: «Серия отставок в непризнанной НКР – не случайность. Думается, Пашинян хотел бы большего контроля над Степанакертом, всякое тамошнее фрондерство он воспринимает как потенциальный вызов. В 2019 году этот вопрос окажется для армянского правительства в числе приоритетов». Он также отмечает, что самыми опасными точками в регионе остаются «линия соприкосновения» сторон в Нагорном Карабахе и армяно-азербайджанская граница, недавно переданная с азербайджанской стороны в ведение Госпогранслужбы (располагающей тяжёлой техникой и иными видами современного оружия).

Нагорно-карабахское урегулирование, по-прежнему, остается единственным конфликтом на постсоветском пространстве, где западные страны (США и Франция) и Россия продолжают сотрудничать и их подходы к переговорному процессу и методике урегулирования в целом совпадают. Другое дело, что в отличие от Вашингтона и Парижа, урегулирование этого конфликта остаётся в числе региональных приоритетов для Москвы. Поэтому, как нам представляется, именно Россия будет прилагать наибольшие усилия для продвижения переговорного процесса и воспрепятствования масштабной эскалации в зоне конфликта.

Данное обстоятельство на своей пресс-конференции подтвердил глава МИД РФ Сергей Лавров. Он заявил, что  Москва сможет содействовать урегулированию конфликта, который обрел черты застарелого, но который вполне поддается решению при наличии доброй воли Еревана и Баку и при поддержке международного сообщества, в том числе в лице сопредседателей, «Думаю, что прозвучавшие в том числе из Баку заявления о готовности искать развязки заслуживают всяческой поддержки, надеемся, что и армянские друзья ответят взаимностью», – сказал глава внешнеполитического ведомства России.

Саркис МАРТИРОСЯН

Добавить комментарий