Террористы огрызаются на фоне попыток США и Турции затянуть оккупацию северной Сирии

Кто срывает возвращение Дамаска в Лигу Арабских Государств

17 января сирийские военнослужащие ликвидировали к пустыне эль-Хальба группу боевиков, пытавшихся из контролируемого США на юге страны анклава в эт-Танфе прорваться к древнему оазису Пальмира. При обыске уничтоженного автомобиля обнаружены винтовки и пулеметы, а также тела двоих террористов, один из которых опознан как некто Ильяс аль-Хиляль, выходец из Ирака. Еще одна группа боевиков пыталась прорваться к Пальмире на мотоциклах из района эт-Талиля в 20 километрах к востоку от города. Задержаны трое боевиков и изъяли средства передвижения.

20 января уже в Дамаске взорвался заминированный автомобиль, другой взрыв прогремел на южной объездной дороге, еще несколько терактов удалось предотвратить. Примечательно, что периодически возникающие после 19 декабря разговоры о частичном выводе американского военного контингента из Сирии (1), если верить телеканалу NBC и другим источникам, к эт-Танфу не относится. И хотя возможности противника совершать масштабные диверсионно-террористические рейды вглубь сирийской территории существенно сократились, полностью сбрасывать эту опасность со счетов вряд ли целесообразно.

На восточном берегу Евфрата отряды «Сирийских демократических сил» с переменным успехом пытаются штурмовать поселения, удерживаемые боевиками запрещённой в России террористической группировки «Исламское государство». Вроде бы установлен контроль над наиболее крупным из них, Эс-Суса и соседним Эш-Шафа`а; под контролем террористов остаётся примерно 15 тысяч кв. км у границы с Ираком. При этом не прекращаются налёты сил проамериканской «коалиции» на поселения провинции Дейр-эз-Зор, жертвами которых становятся десятки людей. 18 января в Багоз-Фаукани погибли свыше 20 человек, в том числе женщины и дети. Как говорится в соответствующем заявлении МИД Сирии, налёт был совершен в момент, когда группа жителей пыталась выбраться из района, контролируемого террористами «ИГ». Дамаск «решительно осуждает это новое военное преступление и требует от Совета Безопасности принятия мер по пресечению агрессивных нападений западной коалиции, которые попирают суверенитет страны, ведут к гибели мирных граждан и разрушению хозяйственной инфраструктуры».

16 января в Манбидже у входа в ресторан «Касер-аль-Омар», где собирались французские и американские солдаты, а также курдские ополченцы, произошёл взрыв, унёсший жизни  27 человек (в том числе 4 американских граждан, что в полной мере используется противниками Трампа). Разумеется, в теракте подозреваются боевики «ИГ», однако ни для кого не секрет, что у западных спецслужб имеется большой опыт провокаций под «чужим флагом». Американские патрули продолжают разгуливать в городе и севернее на линии разграничения между курдскими отрядами и турками. В то же время, к западу и северо-западу протурецких боевиков отделяет от Манбиджа сирийская арабская армия и российская военная полиция.

Российская колонна к западу от Манбиджа

Всё это – на фоне долгоиграющего торга турецкого лидера Эрдогана с Москвой и Вашингтоном за расширение позиций Анкары на севере Сирии. С этой целью, если верить турецким СМИ, президентами Турции и США 15 января обсуждалась идея некоей «демилитаризованной зоны» вдоль границы с Турцией, глубиной 32 километра, свободной от курдского военного присутствия. Речь идёт о территории с населением примерно в 1,4 млн чел., включая основные «курдские» города (Кобани, Таль-Абъяд, Айн-Исса, кроме Камышлы) и крупные поселения. Соответствующие переговоры президент США предварил записью в Твиттере о том, что «нападение на курдов может опустошить турецкую экономику». «Роковая ошибка – отождествлять сирийских курдов с РПК (Рабочая партия Курдистана), которая входит список террористических группировок в США, и с ее сирийским отделением PYD / YPG», – на это через ту же социальную сеть официальный представитель президента Турции Ибрагим Калын. А другой советник Эрдогана, Ясин Актай, отметил, что «проблемы и недопонимание между США и Турцией являются следствием путаницы и несогласованности между действующими лицами на разных уровнях администрации и институтов США».

В свою очередь, в Дамаске осудили намерение Турции создать на севере страны  «зону безопасности», расценивая предложение Эрдогана «как агрессивную угрозу и посягательство на территориальное единство Сирии».

Сирийская проблематика будет обсуждаться в ходе очередной встречи Владимира Путина и Реджепа Эрдогана 23 января. Очевидно, продолжится непростой разговор о положении дел на севере Сирии, включая Идлиб (о котором ниже) с весьма туманными перспективами выхода на конкретные договорённости (а тем более – на их практическую реализацию). Ходят слухи, что в обмен на содействие России в Рожаве (Западный, или Сирийский Курдистан), включая частичное заполнение «силового вакуума» после гипотетического ухода американцев, Анкара могла бы закрыть глаза на операцию сирийской армии по освобождению «большого Идлиба» или его части. Судя по всему, будущее курдских районов на севере Сирии, начиная с конца декабря прошлого года, обсуждается в Дамаске (а возможно, так или иначе, в Москве), хотя никаких видимых прорывов пока нет. В ходе пресс-конференции по дипломатическим итогам 2018 года министр иностранных дел С. Лавров подчеркнул:

«Наша позиция очень простая: вопросы, которые возникают в связи с курдским населением в Сирии, Ираке и где бы то ни было еще – это не единственные страны, где проживают курды, – должны решаться в соответствии с национальным законодательством в соответствующих странах. Права национальных меньшинств, каковыми являются курды и в Ираке, и в Сирии, должны обеспечиваться через диалог между ними и центральным правительством».

Согласно местным источникам, позиция «Демократической Федерации Северной Сирии» (о создании которой было официально объявлено в марте 2016 года в Рмейлане) в диалоге с Дамаском сводится к следующим пунктам:

  1. Сохранение территориальной целостности Сирии;
  2. Автономная курдская администрация – как часть «демократической» системы управления Сирией;
  3. Представительство курдской автономной администрации в парламенте страны;
  4. Флаги курдской автономии на административных зданиях рядом с сирийскими флагами;
  5. Возможность не противоречащих интересам сирийского народа дипломатических контактов автономии в рамках конституции;
  6. Отряды «СДС» вливаются в состав сирийской армии, будучи ответственными за охрану границы с Турцией;
  7. Работа местных советов и силы безопасности в регионах автономии по подготовке к принятию новой конституции Сирии;
  8. Сохранение возможности обучения на местном (курдском) языке при государственном статусе арабского языка;
  9. Образование в высших учебных заведениях на языке соответствующего региона;
  10. Получение автономным районом части дохода от эксплуатации природных ресурсов Сирии (видимо, по примеру соседнего Ирака – Авт.).

Разумеется, это только версия, и исход консультаций будет диктоваться соотношением сил на местности, которое, несмотря на известные коллизии и осложнения, складывается в пользу официального Дамаска и его союзников. В Сирии не собираются мириться с существованием захватнических и оккупационных сил на территории страны – как боевиков в Идлибе, так и американской базы в Эт-Танфе, отметил заместитель генерального секретаря правящей партии БААС Хиляль Аль-Хиляль:

«Совершенно не наша вина в том, что они здесь находятся. Неужели мы должны терпеть их присутствие на нашей земле? Они могут покинуть нашу территорию и поехать на любую другую территорию мира. Это их дело. Совершенно нас не касается. Но у этих группировок есть два выхода: или покинуть сирийскую землю, или столкнуться с силой сирийской арабской армии. Мы считаем, что наше естественное право заключается в том, чтобы добиться того, чтобы все террористические группировки покинули Идлиб и все остальные участки Сирии».

Очевидно, что ситуация на северо-западе Сирии после захвата большей части «зоны деэскалации» на северо-западе страны террористической группировкой «Хайат Тахрир аш-Шам» успокоится ещё совсем не скоро. В частности, остатки экстремистской банды «Нуреддин-эз-Зенги», оставшиеся без награбленного имущества и тяжёлой техники, присоединились к другой протурецкой группировке, «Файлак-аш-Шам». Затем приказала долго жить так называемая «Свободная Сирийская Полиция» (более 3000 боевиков), с 2012 года пополнявшаяся дезертирами из сирийских силовых структур и получавшая деньги от Великобритании, Нидерландов и других западных стран. «Полиция» эта подавалась ангажированными западными СМИ в качестве одного из достижений «сирийской демократической революции». Однако после обмеления «живительной реки» внешней поддержки «безоружные и независимые» бывшие «свободные полицейские», по-видимому, либо пополнят ряды криминала, либо найдут общий язык с состоящей из террористов «Исламской полицией» – именно она будет теперь наводить свои порядки в «Большом Идлибе». Контакты налажены – ещё в 2016 году стало известно, что часть переданного «полицейским» оружия оказалась в руках террористов запрещённой в России «Аль-Каиды» (основа террористического альянса «Хайат Тахрир аш-Шам»).

Очередной теракт в Иблибе – следствие разборок террористических группировок

* * *

 

«Давление и политические меры против России, предпринимаемые рядом западных стран, вкупе со всеми ее победами над террористами в Сирии, являются отличным доказательством того, что террористическая война, развязанная против сирийского народа, больше не ограничивается лишь Сирией»,

– заявил на встрече парламентской делегацией из России президент Сирии Башар Асад. В предыдущих обзорах мы указывали на робкие попытки ряда арабских стран частично восстановить политико-дипломатические контакты с Дамаском. В то же время оговаривались, что этот процесс чреват большими трудностями, доказательства чему не замедлили последовать. 19 и 20 января в Бейруте должен был пройти основанный в 2009 году Арабский саммит по экономическому и социальному развитию (Arab Economic and Social Development Summit) с участием представителей частного сектора, банков, торгово-промышленных палат и т.д. Накануне министр иностранных дел Ливана призвал Лигу Арабских Государств восстановить членство Дамаска, назвав недопуск Сирии на форум «историческим позором». Наряду с вопросом о выделении 11-миллиардной помощи самому Ливану, предполагалось обсудить и «сирийский вопрос». Большинство арабских стран закрыло свои посольства в Дамаске ещё в 2011 году, после начала массовых вооружённых столкновений, когда судьба «режима Асада», казалось бы, была предрешена. Однако с 2015 года, после начала военной операции ВКС России, сирийцы и их союзники в течение нескольких лет восстановили контроль над большей частью территории страны, включая все крупные города. Понимание изменившейся ситуации привело в Дамаск суданского лидера Омара аль-Башира, а Бахрейн и ОАЭ вновь открыли свои посольства. Однако за несколько дней до форума в Бейруте туда отказались ехать лидеры Катара, Кувейта и Египта. В Дохе и Эр-Рияде дали понять, что пока не будут восстанавливать дипломатические отношения с Дамаском. Генеральный секретарь ЛАГ Ахмед Абуль Гейт заявил на пресс-конференции, что по вопросу возможного восстановления членства Сирии в организации имеются разные точки зрения, и окончательного решения нет.

Видя всё это, в Дамаске отказались от участия в заведомо малоэффективном мероприятии, где на высшем уровне будут представлены только Мавритания и Сомали.

Сдержанную позицию арабских столиц наблюдатели связывают с недавними поездками по Ближнему Востоку Джона Болтона и Майка Помпео, предпринимающих максимум усилий по «сдерживанию» поддерживающих Дамаск Тегерана и Москвы. Признание региональными союзниками Вашингтона «режима Асада» смазало бы эффект от намеченного на 13-14 февраля в Варшаве антииранского ближневосточного саммита. Кроме того, отказ в восстановлении участия Сирии в ЛАГ может быть связан со стремлением получить уступки в процессе политического урегулирования. Но с другой стороны, возникает вопрос – так ли уж необходима Дамаску организация, демонстрирующая свою, мягко говоря, несостоятельность по ключевому вопросу региональной безопасности?

Андрей Арешев

Примечание

(1) Основатель ЧВК Black Water Эрик Принс продвигает замену оккупационных американских войск в Сирии на «частных военных подрядчиков», способных защитить союзников США и противостоять влиянию Ирана после объявленного вывода американских войск. Посыл очевиден – воспользоваться более эффективным инструментом для реализации комплекса интересов на Ближнем Востоке применительно к меняющимся условиям.

Добавить комментарий