Связаны ли беспорядки в Грузии со строительством глубоководного порта в Анаклии?

Джо Байден присматривается к грузинским протестам.

И причём здесь Джо Байден и американские интересы

Волна массовых протестных акций в Тбилиси под антироссийскими лозунгами, мощно выплеснувшаяся 20 июня в здании грузинского парламента и продолжившаяся массовыми беспорядками на проспекте Руставели, похоже, постепенно идёт на спад. При всём обилии социально-экономических проблем в стране, решение которых явно неподвластно правящей партии «Грузинская мечта» и её неформальному лидеру, крупному бизнесмену Бидзине Иванишвили, игнорировать внешнюю составляющую июньских событий не вполне разумно. Хотя бы потому, что обвальное сокращение туристического потока из России грозит обернуться для экономики туристической кавказской страны немалым ущербом, по разным оценкам – от 300 до 750 млн. в долларовом эквиваленте. Следовательно, у разгорячённых «активистов» (как и у тех, кто за ними, возможно, стоит), имелись самые серьёзные поводы к раскачке общественно-политической ситуации в стране, вплоть до самых радикальных форм давления на власти.

Как грузинские, так и зарубежные наблюдатели обратили внимание на недавний визит в Тбилиси (непосредственно в канун начала беспорядков) одного из доверенных людей Джо Байдена, Майкла Карпентера, служившего у бывшего вице-президента США внешнеполитическим советником. Как известно, в 2020 году, Джо Байден, запомнившийся в своё время категорическим требованием убрать генерального прокурора Украины Шокина, намерен всерьёз побороться с Дональдом Трампом за президентское кресло. Соответственно, коммерческие интересы его ближайшего окружения (и клана в целом) на постсоветском пространстве могут получить новое измерение. Равно как и геополитические амбиции США в Черноморском регионе, не в последнюю очередь связанные, после потери Крыма, со строительством имеющего двойное (торговое и военное) назначение глубоководного порта в причерноморской Анаклии – близ границы признанной Россией Республики Абхазия.

Анаклия в системе коммуникаций Грузии

Высказывавшаяся ещё в советское время идея строительства на Чёрном море нового порта (Лазика), способного принимать большие суда, перешла в плоскость практической реализации при Михаиле Саакашвили (в 2009 году, чрез некоторое время после приезда в Тбилиси вице-президента Байдена), и поныне не скрывающем надежд на реванш. Согласно первоначальному проекту, к 2030 году оборот способного принимать крупные контейнеровозы «кавказского Сингапура» должен был составить более 100 миллионов тонн грузов (при глубине 20 метров и общей длине 32 причалов в 12 километров), что превратило бы его в ключевой перевалочный пункт на «Великом Шёлковом пути» между Китаем и Европой. Сегодня оценки куда более скромные – к указанному сроку не более 14 миллионов тонн.

Источник: Anaklia Development Consortium

После смены власти в Грузии судьба проекта поначалу складывалась весьма благополучно: в начале 2016 года Anaklia Development Consortium (ADG), учреждённый грузинской компанией TBC Holding и американской Conti International LLC, выиграл тендер на строительство порта и подписал соответствующее соглашение с правительством. Оператором и инвестором порта стала SSA Marine из Сиэтла. В декабре 2017 года, после одобрения грузинским правительством разработанного совместно с международной компанией Maritime & Transport Business Solutions плана, строительство началось, однако проект начал сталкиваться с серьёзными проблемами, включая нежелание правительства страховать коммерческие риски инвесторов, увяз в скандалах и финансовых спорах. В июне 2018 года агентство финансового мониторинга, прокуратура, налоговая инспекция и Национальный банк Грузии инициировали проверки в отношении одного из основателей и до недавнего времени главы наблюдательного совета TBC Bank Мамуки Хазарадзе. В январе 2019 года прокуратура Грузии объявила о расследовании подозрений в отмывании бизнесменом и банкиром денег, что грозило сроком от 9 до 12 лет, но рассматривалось в контексте подготовки к выборам 2020 года. Министр инфраструктуры Грузии Майя Цкитишвили, отвергая обвинения в возможной ангажированности, заявляла о серьёзных проблемах ADG с привлечением необходимых инвестиций общим объемом 2,5 млрд долларов. (что, впрочем, не убеждает оппонентов, не забывающих и о «российском заговоре»).

Не ставя под сомнения стратегический приоритет развития причерноморской инфраструктуры, в качестве альтернативного логистического проекта в правительстве, члены которого, по распространённому в Грузии мнению, получают зарплату от Бидзины Иванишвили, продвигают модернизацию порта Поти в 35 километрах южнее Анаклии, однако судьба этого проекта не вполне ясна. Идут разговоры о замене в составе ADG американской SSA Marine на китайскую компанию COSCO, что вполне логично, учитывая увязку проектируемого глубоководного порта на Чёрном море с китайской инициативой «Один пояс – один путь» (1). Тем не менее, данное обстоятельство интерпретируется как один из путей торможения проекта, блокирования западных инвестиций к выгоде «северного соседа», не заинтересованного в появлении опасного конкурента Новороссийску.  Аффилированные с Западом грузинские эксперты рассуждают не только о противоречиях бизнес-интересов условных «команд» Хазарадзе и Иванишвили, то также о неизбывных «происках Кремля», оказывающего, по их мнению, закулисное влияние на решения лидера «Грузинской мечты». Аналогичной точки зрения придерживается и сам Хазарадзе, о чём заявлял публично в начале марта в ходе специальных слушаний в парламентском бюджетно-финансовом комитете. Отбросив осторожность своих предыдущих заявлений, он утверждал об «организованном нападении», «шантаже» и «угрозах» со стороны ряда политиков и государственных чиновников, прямо обвиняя в «организованном нападении» на свой банк министра внутренних дел Георгия Гахария – того самого, отставки которого упорно требуют протестующие на проспекте Руставели.

Б. Иванишвили и М.Хазарадзе. Фото: presa.ge

Весьма своевременными выглядят и недавние наставления госсекретаря Майка Помпео, выразившего в ходе встречи с премьер-министром Мамукой Бахтадзе «надежду, что власти Грузии до конца доведут строительство глубоководного порта. Этот проект поможет Грузии наладить отношения с развитыми экономиками, что позволит избежать влияния России и Китая, которые, хотя и позиционируют себя как друзья Грузии, не являются проводниками ее интересов». В ответ грузинский гость заверил, что «порт Анаклия имеет для нас особое значение. В Сиэтле я встретился с руководством компании SSA Marine, которая является участником консорциума, мы заинтересованы в том, чтобы в нем были представлены самые влиятельные американские компании. Этот проект пользуется нашей полной поддержкой». И буквально на следующий день (за неделю до начала беспорядков) правительство Грузии уже в шестой раз продлило консорциуму ADG срок исполнения его финансовых обязательств. В течение 6 месяцев правительству и банкам-донорам (EBRD, OPIC, ADB, AIIB) предстоит решить оставшиеся вопросы и выйти на подписание соглашения с правительством, что откроет путь инвестициям этих банков в размере 400 млн долл.  

Противоборство конкурирующих административных и бизнес-групп за контроль над глубоководными портами Грузии носит отчётливый геополитический оттенок. Сетования Карпентера на уход Грузии «с радаров для высших чиновников в администрации Трампа» – скорее, отражение внутриамериканских разборок. Любые, даже самые осторожные шаги Тбилиси по выстраиванию прагматичного диалога с Москвой вызывают в Вашингтоне серьёзную обеспокоенность, что заметно хотя бы по параноидальным рассуждениям соратника Байдена об угрозе дальнейшей потери Грузией суверенитета и территорий вследствие наплыва «российских туристов» с погонами ФСБ. В этой связи, заранее тщательно подготовленные «акции прямого действия», участникам которых удалось спровоцировать силовиков на жёсткие ответные действия, оказались весьма кстати (и даже отсутствие постоянно действующего американского посла  при выстроенной инфраструктуре влияние – как видим, делу не помеха). И хотя участников «гуляний» на проспекте Руставели уже не так много, в изобретательности методов и форм выражения неприязни к «русскому Ивану» сценаристам продолжающегося спектакля не откажешь. Да и возможности экзальтированного и должным образом (когда надо) мотивированного меньшинства не следует недооценивать.

Пока же, удовлетворив часть требований протестующих, Бидзина Иванишвили объявил о проведении парламентских выборов 2020 года по пропорциональной системе при нулевом избирательном барьере, что будет способствовать большей мозаичности политического спектра при доминирующем антироссийском векторе. Не исключено и возвращение некоторых прежних лидеров, таких, как бывший министр обороны и лидер «Свободных демократов», ушедший в американский бизнес Ираклий Аласания, не имеющий в грузинском обществе столь неоднозначной репутации, как бывший президент Михаил Саакашвили. Всё это будет способствовать дальнейшему отчуждению между Тбилиси и Москвой, частичное возобновление диалога между которыми (при отсутствии дипломатических отношений) позитивно сказывалось на ключевых отраслях грузинской экономики. Правда, господин Хазарадзе выражает через Facbook готовность профинансировать 10 чартерных авиарейсов авиакомпании Georgian Airways из Киева в Тбилиси, однако вряд ли украинские граждане смогут хотя бы частично компенсировать обваливающийся туристический поток из России. Как надеются в Грузии, строительство комплекса инфраструктурных объектов на западе страны позволит стабилизировать социально-экономическое положение в Самегрело и продемонстрировать новые элементы «мягкой силы» в диалоге с Абхазией. Вместе с тем, глубоководный порт Анаклия, очевидно, будет развиваться не только как логистический объект, не исключено – как военно-морская база, способная ускорить фактическую интеграцию Грузии в евроатлантические структуры с прицелом на постоянную прописку кораблей США и стран НАТО в непосредственной близости от берегов России (включая Крым) и той же Абхазии. Наряду с активно модернизируемой базой Вазиани с самой современной взлётно-посадочной полосой, он может быть использован для организации различного рода провокаций «в небесах, не земле и на море», являющихся фирменным стилем англосаксонской «военной дипломатии» с давних времён.

В любом случае, «грузинская партия» Вашингтона до конца не сыграна, и возможные конфронтационные ходы будут рассматриваться в Москве, исходя из их реальных последствий. И, скорее всего, без особой оглядки ни бизнес-интересы новоявленного кандидата в президенты Америки Джо Байдена и его команды.

Примечание

(1) За год до объявленной победы ADG, в марте 2015 года сообщалось о готовности китайской государственной энергетической компании Power China привлечь в строительство порта инвестиции в размере 5 млрд долл.

Андрей Арешев По материалам: Фонд стратегической культуры

Добавить комментарий