Турецкий контракт по С-400 перешёл «точку невозврата»

С-400

Сработает ли тактическая ставка Вашингтона на Грецию и Кипр?

Встреча 29 июня «на полях» саммита G-20 в Осаке президентов США Дональда Трампа и Турции Реджепа Тайипа Эрдогана принесла признаки некоторой стабилизации двусторонних отношений, которые в последнее время изрядно штормит. Наряду с разногласиями по Сирии (поддержка Вашингтоном курдских Отрядов Народной Самообороны на севере и северо-востоке страны), вот уже не первый месяц недовольство Вашингтона вызывает контракт на приобретение Турцией четырёх дивизионов современных российских зенитно-ракетных комплексов С-400 производства концерна «Алмаз Антей».

Попытки Анкары заполучить современную систему противоракетной обороны, в том числе и с прицелом на развитие высокотехнологичных отраслей собственного ВПК, имеют достаточно длительную историю. В 2013 году Анкара пришла к договорённости с Пекином о покупке четырёх ЗРК дальнего действия FD-2000 и производстве компонентов к ней на несколько миллиардов долларов. В феврале 2015 г. министр обороны Исмет Йылмаз даже объявил Китай победителем в соответствующем тендере, однако позже сделка была отменена после майского саммита стран НАТО в Анталье. Тогда же западные партнёры Анкары озаботились вероятной «нестыковкой» китайских и натовских технологий. Увещевания европейцев по части приобретения их противоракетной продукции дополнялись лукавыми обещаниями Вашингтона продать туркам свою систему Patriot, о чём мы ещё скажем.

Впервые о переговорах с Россией по аналогичному вопросу стало известно в ноябре 2016 года, по мере нормализации двусторонних отношений (обострение которых было связано с атакой на российский самолёт 24 ноября 2015 года в сирийском небе) и через несколько месяцев после провалившейся попытки государственного переворота, своевременную информацию о которой, согласно распространённому в Турции мнению, удалось получить не без содействия Москвы. К слову, достаточно активное участие в антиэрдогановской интриге приняли офицеры военно-воздушных сил Турции, опиравшиеся, в частности, на базу Инджирлик. Через год стороны подтвердили факт заключения контракта, включая внесение аванса. В декабре 2017 года генеральный директор компании «Ростех» Сергей Чемезов озвучил сумму контракта – 2,5 млрд. долл. В 2018 году, если верить источнику телеканала CNBC, американская разведка разузнала о подготовке на турецкой территории площадки и бункера для российских оборонительных систем. Выступая 18 мая 2019 года в Стамбуле, Эрдоган заявил, что «определенно не может быть и речи о том, чтобы отступить в вопросе об С-400, это уже готовая сделка. С-400 является оборонительной системой и имеет большой радиус действия. Что касается плана платежей, Россия предоставила нам очень подходящие условия». Для обучения работе с системой в Россию отправлено 100 турецких инженеров.

В свою очередь, ссылаясь на несоответствие российских систем стандартам НАТО, Госдеп и Белый Дом неоднократно угрожали ближневосточному союзнику различного рода карами в случае распространения на Турцию пресловутого Акта «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA), включая запрет на продажу новейших многофункциональных самолётов F-35. 21 мая тот же телеканал CNBC сообщил о двухнедельном ультиматуме американского внешнеполитического ведомства с требованием отказаться от покупки у России ЗРК С-400, причём публикации глобальных медиа носили нарочито-уничижительный характер. 7 июня авторитетное издание Foreign Policy рассказало о письме тогдашнего исполняющего обязанности главы Пентагона Патрика Шанахана своему турецкому коллеге Хулуси Акару с указанием обучающимся в США полетам на F-35 турецким пилотам на необходимость покинуть страну до 31 июля, с закрытием приёма новых лётчиков. По утверждению издания, в случае «плохого поведения» турки не будут располагать «реактивным самолетом, который обеспечит основную часть тактической авиации Соединенных Штатов и многих их союзных военных на десятилетия вперед»«В дополнение к угрозе безопасности для платформ, таких как F-35, закупка Турцией С-400 будет препятствовать способности Вашей страны расширять или поддерживать сотрудничество с Соединенными Штатами и внутри НАТО, будет приводить к чрезмерной стратегической и экономической зависимости Турции от России и будет подрывать имеющую большой потенциал оборонную промышленность Турции и амбициозные цели экономического развития», – увещевал турок Шэнахан, вскоре заменённый Марком Эспером в обыкновениях столь характерной для администрации Трампа кадровой чехарды.

Данное послание, как и иные мессиджи и ультиматумы подобного рода, утечки о которых периодически просачивались в прессу, тем не менее, никоим образом не повлияли на решимость турецкого руководства довести сделку с Россией до логического завершения. Так, после встречи с Трампом в Осаке Эрдоган выразил уверенность в том, что США не введут санкции в отношении Турции из-за приобретения российских ЗРК С-400. Турецкий лидер в очередной раз подтвердил, что его страна сдавать назад не намерена: «Контракт с Россией находится на стадии поставок. Турция не может от него отказаться на этой стадии. Такой шаг был бы недостоин Турции. Эта тема закрыта». Что же касается возможного отказа в поставках F-35, то «…если у вас есть клиент, который исправно выплачивает деньги, как вы можете ему не выдать то, что он хочет? Это называется грабежом. Мы к настоящему моменту заплатили 1,4 млрд. долл. Наши военные и летчики прошли обучение. Четыре самолета [из 116 – авт.] нам передали, остальные оставили».

Со своей стороны, хозяин Белого Дома признал, что Вашингтон нечестно повел себя по отношению к Турции, переведя, по своему обыкновению, стрелки на предшественника. «Я скажу вам, что было честно, а что – нет… [Эрдоган] хотел купить ракеты Patriot, но окружение президента Обамы сказало: нет. Он все равно хотел купить их, а ему продолжали говорить нет. Он не мог их купить, но они были необходимы ему для обороны. Тогда он обратился к России. Он заключил соглашение, он потратил деньги, вложил много денег. Как только он купил их, ему позвонили люди из нашей страны и сказали: послушайте, мы не хотим, чтобы вы покупали эти системы, потому что это не системы НАТО. Скажу вам честно, я полностью на стороне нашей страны, но с ним повели себя очень нечестно».

«Турецкая сторона готова вести переговоры о покупке Patriot, но неоднократно подчеркивала, что она не может влиять на приобретение Турцией систем С-400 у России», – отмечал несколько месяцев назад, на фоне оживлённого обсуждения в западных СМИ российско-турецкой оборонной сделки, исследователь ведущего турецкого «мозгового центра» SETA Кылыч Бугра Канат. В преддверие встречи в Осаке он выражал надежду на то, что «встреча президентов Турции и США должна привести к урегулированию напряженности в двусторонних отношениях. В противном случае, начнется непростой период. Новый этап противостояния сулит большие потери обеим странам. В случае, если американская администрация продолжит усугублять кризис с Анкарой, то это означает, что в Вашингтоне не вполне осознают масштабы удара по интересам США в регионе».

Уже ближайшее будущее покажет, готовы ли американские «ястребы» идти до конца в своём стремлении наказать Турцию, примеру которой могут последовать (и уже следуют) иные «привилегированные партнёры» США, такие, как Индия и или даже некоторые аравийские монархии. На всех санкций не напасёшься, а пустые угрозы рано или поздно сделают из сыплющей их направо и налево «сверхдержавы» посмешище. Тем более в ситуации усугубляющихся внутренних раздоров в Америке, в том числе – благодаря стараниям так называемого «глубинного государства» (DeepState), по причине которых Трампу и его сторонникам остаётся искать обходные пути или выступать с ничего не значащими Twitter-прокламациями. Можно вспомнить хотя бы нашумевшее обещание вывести войска из Сирии, на практике обернувшееся едва ли не увеличением американского военного присутствия в этой ближневосточной стране (если не забывать о частных военных компаниях и т.д.). Во многом это обусловлено прогрессирующей поддержкой сирийских курдов, которая, мягко говоря, не способствует укреплению доверия между Анкарой и Вашингтоном. В частности, научный сотрудник стамбульского Центра политики Бюлент Арас считает, что «курдский фактор» сыграл едва ли не решающую роль в движении к более автономной от Запада, как внутренней, так и региональной политике Турции. При этом без национальной системы обороны поиски самостоятельной военной роли этой страны на Ближнем Востоке, несмотря на общеизвестные амбиции (в том числе на Кавказе) и формирующуюся сеть зарубежных баз, выглядят не очень убедительно.

Поставки российских зенитно-ракетных комплексов С-400 в Турцию начнутся в ближайшие дни, заявил пресс-секретарь турецкого президента, пользующийся особым доверием Эрдогана, Ибрагим Калын: «Договор по С-400 – завершенный процесс, мы быстро приближаемся к последнему этапу. Скоро, в ближайшие дни эти системы прибудут в Турцию и будут активно использоваться». По имеющимся данным, первая партия российских систем поступит в Турцию уже в июле. Стремясь выдержать сбалансированную внешнеполитическую линию при однозначном приоритете национальных интересов, Калын подтвердил заинтересованность в приобретении F-35, добавив, что «оттягивание этого момента под разными предлогами принесет ущерб обеим странам». Более того, партнёрами производящей американской корпорации Lockheed Martin являются турецкие государственные компании, и разрыв сотрудничества негативно сказался бы на венно-промышленном комплексе страны.

Несмотря на очевидное стремление Трампа сгладить углы, в Конгрессе по-прежнему раздаются голоса представителей обеих партий в пользу усиления санкционного давления на Турцию, что способно усугубить кризис доверия в двусторонних отношениях, и без того далёких от идеала. По словам заместителя главы Пентагона Эллен Лорд, межведомственная правительственная группа США рассматривает введение потенциальных санкций против более широкого круга турецких фирм в рамках вызывающего противоречивые оценки CAATSA. «Дипломатия непосредственно между лидерами, является последним шансом для обеих стран», – полагает известный турецкий журналист Бурханеттин Дуран, однако главы государств по умолчанию не в состоянии решать хронические и периодически обостряющиеся усилиями заинтересованных сторон проблемные вопросы. Многое в дальнейшем диалоге США и Турции будет зависеть от способности министров обороны и иностранных дел двух стран прийти к общему знаменателю – если они, конечно, не будут слишком часто меняться с американской стороны.

«С созданием собственной национальной системы ПВО Турция получит значительное стратегическое преимущество в энергетической политике в Восточном Средиземноморье и в обеспечении безопасности на Ближнем Востоке», – пишет издание Türkiye. Несмотря на напряжённый диалог с Москвой по вопросу Идлиба, Турция, как и многие другие соседи, ничуть не заинтересована в «стратегическом окружении» России (а равно и Китая), да и в ужесточающихся спорах вокруг освоения шельфовых газовых месторождений региона никакие аргументы не бывают лишними. Военные эксперты обращают внимание на то обстоятельство, что продвигаемый американцами Patriot способен поражать цели на расстоянии не более 40 километров, в то время как российская система ПВО достаёт их в радиусе более 200 км, что весьма актуально в контексте обостряющихся региональных проблем. Случайно или нет, но 6 июня, на пике американо-турецкой словесной перепалки, заместитель госсекретаря США Джон Салливан встретился с министром обороны Греции Евангелосом Апостолакисом. Стороны подтвердили решимость развивать тесное военное сотрудничество, включая вопросы, затрагивавшиеся в ходе сентябрьского (2018 г.) форума американо-греческого стратегического диалога. Салливан отметил стратегическую важность Балкан и Восточного Средиземноморья, похлопав Афины по плечу как «столп стабильности и ключевого партнера в регионе». А на следующий день посол США в «греческой» Республике Кипр Джудит Гарбер призвала к приостановке буровых работ Турции близ побережья «острова Афродиты», подтвердив право Никосии развивать и эксплуатировать природные ресурсы в рамках своей эксклюзивной экономической зоны. А в конце июня демократ Боб Менендес и республиканец Марко Рубио представили в Сенат законопроект «О сотрудничестве в области безопасности и энергетики в Восточном Средиземноморье», предполагающий дальнейшую милитаризацию Греции и Кипра под американской опекой при условии свёртывания ими военно-технического сотрудничества с Москвой и запрета России доступа к портовой инфраструктуре.

29 июня на встрече с Владимиром Путиным в рамках саммита G20 президент Турции заявил об отсутствии отсрочек в реализации оборонного контакта с Москвой. «Никаких изменений с поставкой российских ЗРК С-400 Турции нет, данный проект реализуется в согласованные сторонами сроки», – сообщили ещё в мае в пресс-службе «Рособоронэкспорта», отвечая, очевидно, на искусно муссируемые слухи о вероятной «отсрочке» уже перешедшей «точку невозврата» сделки. Для турецких партнёров весьма важна частичная передача им технологий производства оборонительных систем, на что специально обращал внимание президент Эрдоган. После всех ранее выданных авансов, патриотических речей и громких заявлений о решимости расширять взаимовыгодное сотрудничество с Москвой уступка бесцеремонному давлению Америки означала бы для него дальнейшее обрушение рейтинга и снижение поддержки со стороны населения, отражением которого уже стала, в частности, убедительная победа Экрема Имамоглу на повторных выборах крупнейшего мегаполиса – Стамбула. Чувство самосохранения в очередной раз не подвело искушённого в политике турецкого лидера, а прагматичное продвижение интересов крупного национального бизнеса позволит ему ещё более уверенно вести диалог с переменчивым и хаотичным заокеанским союзником. Особенно – в случае, если реальной альтернативой хвалёным F-35 для Турции станут-таки их более привлекательные по ряду параметров российские аналоги Су-57. «…Российский истребитель будет лучшим выбором, если партнеры из США поведут себя не по-союзнически и поставят под вопрос наше участие в совместной программе ударного самолета», – цитирует Defence News слова высокопоставленного представителя турецкого военного ведомства. И с этим сложно не согласиться.

Фото: Российская Газета

Андрей Арешев, по материалам: Кавказский геополитический клуб

Добавить комментарий