Идлиб: кому на руку слухи о «сухопутных войсках» и «русском спецназе» в Сирии?

Спецназовцы «коалиции» обучают боевиков в Сирии

Восточное Средиземноморье – очередной очаг «управляемого хаоса» по-американски

Кто и зачем окутывает северо-запад Сирии информационным туманом

Взрывоопасная ситуация в провинции Идлиб продолжает создавать благоприятную почву как для диверсионно-террористических акций боевиков, так и для распространяемых ими дезинформационных вбросов, которые тут же стремятся раскрутить глобальные медиа. А если получится – то вывести на уровень обсуждения серьёзных, казалось бы, международных организаций.

Вот и на этот раз, британское агентство Reuters со ссылкой на «высокопоставленных командиров повстанцев» поведало о том, что якобы «российский спецназ вместе с сирийскими правительственными войсками участвует в боях за последний бастион оппозиции на северо-западе Сирии». «…Российские спецподразделения сейчас присутствуют на поле боя. Россияне сейчас участвуют напрямую», – рассказал якобы один из главарей протурецкого «Национального фронта освобождения» некто Наджи Мустафа. Если ему поверить, то получается, что российские военнослужащие вместе сирийцами ведут бои за захваченные ранее «оппозицией» стратегические высоты на севере провинции Хама»: «Когда войска (президента Сирии Башара) Асада не смогли продвинуться, Россия вмешалась напрямую… после бомбовых ударов по этому району». Кроме того, командир другой крупной «повстанческой» банды «Джаиш аль-Изза», некто Джамиль аль-Салех утверждает, что Москва якобы перебросила неустановленное число военнослужащих только после того, как элитные сирийские войска и союзные им группировки не смогли добиться «существенного продвижения»:  «Сирийская армия оказалась в кризисе и была вынуждена просить направить на поле боя российских военных». Примечательно, что некритически воспринимаемая точка зрения боевиков, равно как и используемые ими лингвистические обороты, прописались уже и на страницах некоторых российских интернет-изданий, причем отнюдь не только «либеральной» ориентации. Кроме того, региональные СМИ стран арабского мира по-прежнему переполнены основанными преимущественно на слухах домыслами о якобы растущих противоречиях в Сирии между российским военным командованием и иранцами, якобы склоняющими Дамаск к более «жёсткой» линии по отношению к враждебным акциям соседнего Израиля.

Передовые позиции террористов Идлиба постоянно укрепляются

Между тем, сложно удивляться тому, что террористы стремятся по максимуму воспользоваться создавшейся для них благоприятной ситуацией, о причинах возникновения которой мы неоднократно писали ранее. В начале мая сирийская армия, после длительной подготовки и при поддержке российской авиации приготовилась к зачистке стыка провинций Хама, Латакия и Идлиб, напоминает Anna News. Однако вскоре первоначальные успехи сменились позиционными боями, навязываемыми извне «гуманитарными» перемириями и постоянными контрнаступлениями боевиков так называемой «умеренной оппозиции», основой мишенью которых стали поселения Кафр Набуда и Керназ. В настоящее время, согласно ряду источников, сирийская армия и союзные ей формирования готовятся к началу новой наступательной операции в «Большом Идлибе» против конгломерата банд под эгидой запрещенной в России группировки «Хейят Тахрир аш-Шам». 16 и 17 июля сирийское  командование перебросило силы подразделения 4-й механизированной дивизии и штурмовой дивизии «Силы Тигра» в район долины Аль-Габ, а ещё три бригады Республиканской гвардии, в полном составе, были передислоцированы в провинцию Хама и Латакия. Неотъемлемой частью подготовки любой военной операции являются массированные удары по объектам противника, а также спецоперации по уничтожению засылаемых им диверсионных групп.

Тренировка боевиков протурецкого «Национального фронта освобождения»

«Распространяемая информация британского информационного агентства Reuters о якобы участии в боевых действиях российских «сухопутных войск» и «специальных подразделений» в провинции Идлиб – очередной фейк», – отмечается в пресс-релизе Минобороны. Как известно, в соответствии с российско-турецкими договоренностями (которым скоро исполнится год – авт.), по периметру зоны деэскалации Идлиб расположены исключительно наблюдательные посты российской военной полиции; контроль же за соблюдением режима прекращения огня осуществляется сторонами договора. По оценке военного эксперта Алексея Леонкова,

«Сейчас Россия не использует сухопутные силы в Сирии. В этом нет необходимости. Наш спецназ использовался на определенном этапе в ходе полномасштабных сражений. В Идлибе ситуация совсем иная — это вялотекущая война без претензий на то, чтобы перерасти в крупный конфликт. В случае же полноценного наступления у Дамаска достаточно других способов для того, чтобы освободить провинцию. Например, иранский спецназ очень хорошо себя зарекомендовал… Смысла в отправке русского спецназа нет. Надо расценивать это, во-первых, как попытку рассорить Россия и Турцию, во-вторых, боевики хотят выставить сирийскую армию полностью беспомощной. Это чистейшая пропаганда или, если угодно, контрпропаганда.

Фото Reuters

Одновременно в Совете Безопасности ООН Германия, Бельгия и Кувейт инициировали закрытую встречу, в ходе которой вновь прозвучали обвинения в адрес Москвы и Дамаска в обстрелах бесчисленных «больниц» и «медицинских центров» на контролируемых боевиками территориях. «У нас состоялись закрытые консультации по ситуации в Идлибе. Я предоставил информацию от нашего Минобороны об атаках… Расследование нашего Минобороны показало, что в 9 из 11 заявленных случаев ударов не было», – сообщил постоянный представитель РФ при ООН Василия Неебензя. Оставшиеся два здания из 11, по словам дипломата, были частично повреждены, «но они не были повреждены российскими ВКС. Кто это сделал – террористы, которые часто используют эту тактику, или кто-то ещё – мы не знаем». Суда по расплывчатым формулировкам по итогам встречи, согласия достичь не удалось. Да и вряд ли это получится, с учётом того, что влиятельные противники мира в Сирии отнюдь не растворились в воздухе. Напротив, они полны решимости и далее интенсифицировать свои деструктивные усилия, о чём свидетельствует, в частности, заявление официального представителя МИД России М. Захаровой: «Командование ВС США в связи с планируемым сокращением своего контингента на территории Сирии действует интересно, а именно – увеличивает численность действующих в северных и северо-восточных районах сотрудников ЧВК», основными задачами которых «являются подготовка лояльных Вашингтону боевых отрядов, а также охрана объектов нефтегазовой инфраструктуры и обеспечение безопасности». Руководит деятельностью «частных военных подрядчиков» целое, Объединенное центральное командование американских Вооруженных сил, а общая их численность превышает 4 тысячи человек:  только во второй половине она увеличилась на 540 человек, 70 из которых – командиры и инструкторы.

Фото: @SOJTFOIR

Параллельно Вашингтон и Париж предпринимают усилия по консолидации конкурирующих курдских фракций на северо-востоке страны и формированию единого политико-административного управляющего органа. Случайно или нет, всё это сопровождается активизацией боевиков запрещённой в России террористической группировки «ИГ», одним из опорных пунктов является лагерь «Аль-Холь» в провинции Дейр эз-Зор. Ещё один заинтересованный игрок – Турция, лидеры которой заявляют о возможности начала новой трансграничной операции, призванной ликвидировать «террористическую» угрозу со стороны группировок сирийских курдов, связанных с рабочей партией Курдистана». «Горячие головы» призывают руководство страны начать операцию незамедлительно, указывая на «экзистенциальное» значение для Турции восточного берега Евфрата и связывая его с обостряющимися противоречиями в Восточном Средиземноморье.

Конституционный Комитет: ожидания, реальность и «мусульманская дипломатия»

18 июля министр иностранных дел России Сергей Лавров упомянул о возможных позитивных подвижках в формировании сирийского конституционного комитета: «Мы над [его формированием – авт.] активно работаем вместе с нашими партнерами по астанинскому формату, вместе с представителем генсека ООН господином Педерсеном, стремясь достичь таких решений, которые будут удовлетворять и правительство, и оппозицию».

«Основной акцент в ходе предстоящей встречи будет сделан на обсуждении текущей ситуации в Сирии, в частности в провинции Идлиб и на северо-востоке страны, дальнейших мер по укреплению доверия между противоборствующими сторонами и продвижению политического процесса, включая вопросы формирования и запуска конституционного комитета»,

говорится в сообщении МИД Республики Казахстан. 1 августа ожидается проведение двусторонних и многосторонних предварительных консультаций, в том числе с участием представителей правительства и оппозиционных группировок, а 2 августа – пленарное заседание. Для успеха предстоящих переговоров Москва предпринимает значительные политико-дипломатические усилия. Так, после переговоров в Дамаске А. Лаврентьев и С. Вершинин побывали в Анкаре и Тегеране, после чего вернулись в Дамаск во второй раз за три недели. Со своей стороны, перед поездкой в Сирию преемник Стаффана де Мистура провёл переговоры в Москве, после чего по итогам его переговоров в Дамаске и офис Педерсена, и министр иностранных дел САР Валед аль-Муаллем выразили надежду на прогресс в процессе согласования спорных кандидатур. Впрочем, последующие переговоры спецпосланника ООН с лидером «оппозиции» Насером аль-Харири поумерили излишний оптимизм. Аль-Харири написал, что разговор был сосредоточен на ситуации в Идлибе, включая необходимость «всеобъемлющего общенационального прекращения огня» в целях «подготовки к подлинному политическому переходу» и завершения формирования конституционного комитета. По его мнению, нельзя говорить о «позитивных намерениях России» или «режима» после всех совершённых ими преступлений (при этом о преступлениях боевиков, как водится, молчок). По мнению аль-Харири, «режим» должен прекратить бомбардировки и освободить всех задержанных с тем, чтобы показать подлинную готовность сесть за стол переговоров. А главное – добавим от себя – предоставить террористам карт-бланш на последующие враждебные акции, несмотря на то, что, по данным источников Al-Monotor, в Дамаске Педерсен получил заверения о готовности соблюдать российско-турецкие договоренности. Впрочем, вряд ли в Дамаске будут делать это в одностороннем режиме, не отвечая на непрекращающиеся атаки боевиков и ракетно-артиллерийские обстрелы подконтрольных легитимным властям сопредельных районов в провинциях Хама, Идлиб и Латакия. А значит, до конца разорвать порочный «замкнутый круг» противостояния будет чрезвычайно трудно.

В этой связи немаловажной видится роль «мусульманских» субъектов Российской Федерации в реализации гуманитарных программ, восстановлении разрушенных террористами мечетей (прежде всего, суннитских), вызволении членов семей боевиков с последующим возвращением их к нормальной жизни и т.д. В частности, в 2017 году Фонд Ахмата Кадырова перечислил 14 млн долл. на восстановление главной мечети города Алеппо, основанной в период правления династии Омейядов в 715 году. Примечательно, что никакие другие фонды или организации, включая «профильную» ЮНЕСКО (крупнейшая и старейшая в Алеппо мечеть включена в её список объектов Всемирного наследия), никакой помощи в восстановлении «Великой мечети» не предлагали. В начале 2019 года открылась восстановленная по инициативе главы Чечни мечеть в Хомсе (Халида ибн аль-Валида, построена в XIX веке), практически полностью разрушенная в ходе военных действий. Мечеть восстановлена по инициативе главы Чеченской Республики и при финансовой поддержке фонда имени Ахмата-Хаджи Кадырова.

Восстановленная мечеть мечеть Халида ибн Валида в Хомсе. Фото zori-islama.com

Также речь может идти, с учётом работы по линии «мусульманской дипломатии» в других странах, об активном содействии в заключении локальных перемирий с в районах суннитским большинством, без чего невозможно говорить о полноценном политическом урегулировании в стране. Ещё в феврале на своей странице в социальной сети ВКонтакте Рамзан Кадыров сообщил о планах по линии Фонда имени своего отца по «оказанию помощи тысячам семей, которые будут расселены из закрываемого лагеря «Эр-Рукбан», находящегося на границе с Ираком и Иорданией». В общей сложности, «Фонд помог в приеме и размещении более 50 тыс. семей, возвращающихся из оккупированных террористами территорий и 12 тысяч семей из Ливана и Иордании. В месяц рамадан ежегодно получают завтраки и ужины более 100 тысяч человек. Также нужно отметить, что при непосредственном участии фонда решены вопросы возвращения из Сирии и Ирака до 120 женщин и детей – граждан России и стран СНГ». По мнению главы республики,

«Есть все признаки того, что правительство Башара Асада твердо намерено взять под контроль всю территорию страны. Для решения этой задачи особое значение приобретает освобождение Идлиба от международных террористов. Мы в Чечне имеем богатый опыт борьбы с терроризмом. Знаем, что любая передышка дает террористам возможность перегруппироваться, укрепить позиции, пополнить запасы, привлечь финансы и в отдельных случаях повлиять на характер политических процессов в стране и за рубежом. В свое время окончательно победить международный терроризм в Чечне удалось благодаря решительным действиям руководства РФ и первого президента ЧР, Героя России Ахмад-Хаджи Кадырова по нейтрализации непримиримых сил и возвращению к мирной жизни тех, кто путем обмана был вовлечен в ряды [незаконных вооруженных формирований]».

Эксперты также отмечают важную роль в возвращении многих районов Сирии к мирной жизни военной полиции РФ, в которой значимо представлены выходцы из республик Северного Кавказа, активно взаимодействующие с гражданским населением, бывшими боевиками, вставшими на путь интеграции в мирную жизнь, и т.д.

Восточное Средиземноморье – новый очаг нестабильности

Безусловно, опыт постконфликтного восстановления Чеченской Республики может быть востребован в Сирии, причём далеко не только в Идлибе. Вместе с тем, преодоление последствий террористического нашествия будет на территории Сирийской Арабской Республики куда более трудным, не в последнюю очередь – вследствие ещё более, нежели на Северном Кавказе, неблагоприятных внешних условий. К западным санкциям и экономической блокаде, оккупации значительной части страны и поддержке международных террористических группировок могут добавиться геополитические эксперименты Вашингтона, разрабатываемые в рамках вызревающего в недрах Конгресса законопроекта «Eastern Mediterranean Security and Energy Partnership Act of 2019» за авторством демократа от Нью-Джерси Роберта Менендеса и республиканца от Флориды Марко Рубио. В документе, призванном сформировать всеобъемлющую стратегию в Восточном Средиземноморье, в частности, содержится настоятельный призыв государствам региона «отказать в портовых услугах судам Российской Федерации, задействованным для поддержки правительства Башара Асада в Сирии». Как отмечает известный российский историк и политолог Вероника Крашенинникова,

«Законопроект по Восточному Средиземноморью — это дорожная карта по пресечению политических, экономических и военных связей России с государствами региона, по замещению российского газа в Европе и милитаризации региона, направленной против России, а также Турции…

Смысл инициативы двойной. В сфере энергоресурсов в рамках стратегии президента Трампа по превращению США в «энергетическую сверхдержаву» законопроект работает на разработку новых источников газа для Европы и строительство трубопроводов для его доставки — в целях вытеснения российского газа. В военной сфере ставится цель резко усилить позиции США в регионе, сколотив альянс из Греции, Кипра и Израиля, попутно нанеся удар по Турции, где президент Эрдоган принимает излишне самостоятельные и даже скандальные для государства — члена НАТО решения, такие как приобретение российских противоракетных систем С-400.

Проект «Восточное Средиземноморье» разворачивается под южными границами России, чтобы отсечь наших партнеров на юге вплоть до Ближнего Востока и резко ограничить действия России в этих критически важных регионах…»

Будучи поддержанным влиятельными лоббистами, законопроект «О безопасности и энергетическом партнёрстве в Восточном Средиземноморье» имеет серьёзные шансы на утверждение. Неизбежная в этом случае милитаризация Кипра и втягивание его (наряду с Грецией) в совместные проекты с США и Израилем значительно усложнит геополитический ландшафт региона, повлечёт новые риски существующих и появления новых региональных конфликтов и латентных очагов противостояния.

Заглавное фото: спецназовцы «коалиции» обучают боевиков в Сирии, источник: @SOJTFOIR

Добавить комментарий