Соловки – русская Голгофа: туризм в сфере духа

Соловки

Испокон веков нашу страну называли Святая Русь, и это имело свои исторические и географические причины. Но в это название прежде всего вкладывался большой нравственный смысл, подчеркивалась особая роль, которую Россия добровольно взяла на себя как хранительница истинных христианских ценностей. Трудно не согласиться с теми, кто утверждает, что без христианства и без православной веры, без возникшей на их базе культуры вряд ли состоялась бы Россия. Поэтому сегодня, когда мы вновь обретаем себя, ищем нравственные основы нашей жизни, вернуться к этим первоисточникам — очень важно, очень полезно и своевременно… Опираясь на православные основы, мы в состоянии будем укреплять нашу страну сейчас и в будущем.

Президент России Владимир Путин. Беседа с журналистами во время поездки на Большой Соловецкий остров 20 августа 2001 г.

Соловецкие острова – маленький архипелаг в Белом море. Монастырские катера идут туда из Кеми, ближайшего населенного пункта на карельском побережье, более двух часов.

Белое море
Белое море

В единственном на Соловках поселке Соловецкий проживет около восьмисот человек. Один полицейский, одна школа, два врача, несколько гостиниц – и, жизнеобразующее «предприятие», Свято-Преображенский Соловецкий монастырь, основанный в 1436 г. монахами Зосимой и Германом (первое монашеское поселение несколькими годами ранее основали Савватий и Герман).

Вид на монастырь до стороны бухты Благополучия
Вид на монастырь до стороны бухты Благополучия

Стоя на палубе современного корабля, режущего свинцово-серую волну, практически не возможно представить, как без малого шестьсот лет назад отцы-основатели, ища молитвенного уединения, прибыли сюда на гребной лодке – и путь их занял «всего» двое суток.

Монастырские катера носят имена святителей. Каждый раз, отплывая, например, на «Святителе Филиппе» или «Святителе Сергии», думаешь: как хорошо, что не  на «Глебе Бокий»!.. (так назывался пароход, возивший на Соловки заключенных)

Мощи святых чудотворцев Зосимы, Савватия и Германа находятся в Свято-Троицком Зосимо-Савватиевском соборе, где проходит сейчас основная монастырская жизнь. В главном храме монастыря, Спасо-Преображенском соборе, построенном в 1558-66 гг. при настоятеле Филиппе (Колычеве), богослужения практически не ведутся. Именно при игумене Филиппе обитель укрепилась и расширилась, а монастырь стал известен в том числе и в Москве, куда он и был вскоре призван митрополитом.

В обители подвизались десятки ныне почитаемых святых. Соловецкий монастырь дал России двух патриархов – Иосафа I и известного далеко за пределами сугубо церковных кругов Никона, богослужебные реформы которого спровоцировали в православной среде раскол, последствия которого до сих пор окончательно не преодолены. Монастырская братия осудила реформу как ересь и отказалась подчиняться новым правилам, сопротивляясь де-факто не церковному иерарху, а царскому войску. «Соловецкое сидение», продолжавшееся с 1668 по 1676 гг., окончилось взятием монастыря стрельцами. Братия частично погибла, частично перешла в другие монастыри.

Духовные традиции и экономическое положение монастыря существенно ослабли и в полной мере так до конца и не возродились. Тем не менее, в XIX – начале XX века Соловки были мощным центром паломничества. Как и в наши дни, сюда — по мере возможности – ехала вся Россия.

Соловецкий монастырь славен и боевой историей. Будучи северным форпостом не только православия, но и российской государственности, он неоднократно, пока Поморье не было окончательно избавлено от этой опасности, отбивал нападения шведов. В 1854 г. во время Крымской войны английские суда «Бриск» и «Миранда» обстреливали монастырь, однако монахи дали вооруженный отпор, вынудив британцев снять морскую осаду. Этим героическим событиям посвящены отдельные экспозиции соловецкого музея. 

Черные отметины на стенах – следы попадания британских ядер

В 1923 г. общероссийский центр святости был превращен в Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН) – с него началась история «архипелага ГУЛАГ». Тысячи священнослужителей и церковных иерархов, представителей интеллигенции, науки и искусства, «простых» крестьян и рабочих нашли здесь мученическую кончину. Маленькие Соловки дали православной России более 60 новомучеников — и это лишь те, кто уже прославлен. И это только новомученики!

Икона Собора новомучеников и исповедников Соловецких

Деятельности СЛОН посвящена музейная экспозиция, размещенная в сохранившемся до наших дней лагерном бараке.

Музей СЛОН

Другие бараки, в которых жили женщины и несовершеннолетние, и поныне используются в качестве жилых помещений.

Бывший барак, ныне жилой дом

В 1990 г. в обители возобновилась монашеская жизнь, а двумя годами позже комплекс уникальных памятников соловецкого музея-заповедника (созданного усилиями общественности в 1967 г.) был внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Это накладывает серьезные (и оправданные) ограничения на любые планы долгосрочного развития Соловков.

Как отметил на совещании по вопросам сохранения и развития Соловецкого архипелага, прошедшем 20 августа 2018 г. в трапезной монастырского Филипповского храма священноархимандрит монастыря, патриарх Московский и Всея Руси Кирилл,  «главной проблемой Соловков является отсутствие комплексного подхода к сохранению и развитию духовного, культурного и природного наследия архипелага». По его словам, Церковь неоднократно ставила вопрос о «придании Соловкам статуса религиозно-исторического места с целью комплексного сохранения не только духовного и культурного, но также и природного наследия», который должен распространяться на всю территорию архипелага, но этого пока не произошло. К 1 июля 2019 г. должна была быть разработана комплексная концепция развития Соловецкого архипелага, однако, судя по отсутствию сообщений в СМИ, эта работа пока не может быть представлена общественности.

Очевидно, что любой проект такого рода может реализовываться лишь в формате церковно-государственного партнерства с учетом соловецкой специфики. Жизнеобразующим центром Соловков, безусловно, является монастырь с многочисленными церквями и скитами на других островах архипелага. Укрепление, расширение и развитие монашеской жизни – параллельно с музейной деятельностью, раскрывающей и старообрядческую тематику, и эпизоды военного противостояния монастыря нашим западным партнерам (в ассортименте) – стержень дальнейшего развития Соловецких островов, на который нанизывается все остальное.

Часовня, возведенная в честь посещения Соловецких островов Александром II на берегу бухты Благополучия

Духовную линию древней святости органично продолжает и дополняет кровавая история СЛОН и жизнеутверждающая — новомученичества. Военно-героическую линию – история Соловецкой школы юнг, дающая широкий простор для патриотического воспитания современной молодежи (причем не только юношей, но и девушек). Наконец, удивительные особенности Соловков как природного заповедника гармонично и естественно объединяют все вышеназванные направления, делая острова привлекательными для относительно широкого круга вдумчивых туристов и паломников.

Относительно, но все же не слишком широкого. Соловки – уникальная сакральная и географическая территория, к которой неприменимы принципы развития массового туризма («бегом-бегом» и «план по валу»). Острова не должны стать чрезмерно доступными. Поверхностная и массовая туристическая «мода на Соловки» станет началом их конца, что интуитивно понятно абсолютно всем. Не случайно озвученная недавно идея  направить поток китайских туристов, заполонивших Троице-Сергиеву Лавру и историческую часть Санкт-Петербурга, на карельские достопримечательности, в том числе знаменитый памятник деревянного зодчества церковь в Кижах, вызвала неподдельную озабоченность местной общественности. Но хрупкий мир Соловецкого архипелага не выдержит не только китайцев (доберутся до Кижей поедут и на Соловки), но и значимого увеличения потока россиян. Начатая в июне реконструкция соловецкого аэропорта вызывает в этой связи определенные опасения (хотя, безусловно, острова нельзя оставлять без надежного авиасообщения – морская навигация, с перерывом на шторма, возможна лишь с мая по сентябрь).

По тем же причинам очевидно, что соловецкий туризм может быть только организованным. Для «дикого отдыха на природе», занятий йогой, морских купаний как самоцели и т.п. времяпровождения достаточно других, куда более приспособленных для этого природных комплексов и морских акваторий. Речь, конечно же, не о том, чтобы директивно запретить на Соловках все, что не связано с монастырским прошлым и настоящим, открыв острова исключительно для паломников и религиозных туристов – это невозможно и не нужно. Нет ничего плохого в том, чтобы не только помолиться в восстанавливаемых церквях острова Анзер, но и искренне восхититься дикой красотой его суровой природы.

Свято-Троицкий скит на Анзере

Нет греха в том, чтобы после праздничной литургии отправиться не только в музей СЛОНа, но и на лодочную прогулку по рукотворным каналам Большого Соловецкого острова или на Белужий мыс, чтобы, если повезет, увидеть вблизи от берега наших северных китов – белух. Однако суть Соловков находится в сфере духа. Хотелось бы, чтобы это в максимально доступной форме  доводилось до всех прибывающих на острова, даже если они (пока) и не являются воцерковленными и даже верующими людьми.

Крестный ход после воскресной литургии

«Разойдись! Разойдись!» — кричат среди бела дня на кремлёвском дворе, густом, как Невский, – трое молодых людей, хлыщеватых, с лицами наркоманов (передний не дрыном, но стеком разгоняет толпу заключённых), быстро под руки волокут опавшего, с обмякшими ногами и руками человека в одном белье – страшно увидеть его стекающее как жидкость лицо! — волокут под колокольню, вон туда под арку, в ту низенькую дверь, она – в основании колокольни. В эту маленькую дверь его втискивают и в затылок стреляют – там дальше крутые ступеньки вниз, он свалится, и даже можно семь-восемь человек набить, а потом присылают вытянуть трупы и наряжают женщин (матерей и жён ушедших в Константинополь; верующих, не уступивших веры и не давших оторвать от неё детей) – помыть ступени.

Колокольня и арка с низенькой дверью в наши дни.

Примечание А.Солженицына: А сейчас на камнях, где вот так волокли, в этом месте двора, укромном от соловецкого ветра, жизнерадостные туристы, приехавшие повидать пресловутый остров, часами кикают в волейбол. Они не знают. Ну а если б знали? Да так же бы и кикали.

Александр Солженицын, «Архипелаг ГУЛАГ»

Читая «Архипелаг ГУЛАГ» в тринадцать лет, я дословно запомнила это примечание Солженицына к его же собственным страшным строкам. Поверить в правоту писателя было невозможно – конечно же, дело в том, что «жизнерадостные туристы» просто не знают! Откуда им знать?.. Я-то с детства знала о Соловках от бабушки. «Помалкивай! На Соловки сошлют!», – могла прикрикнуть она, когда малолетние философы заходили, по ее мнению, слишком далеко в своей незрелой критике тогдашнего жизнеустройства. Позднее я нашла Соловецкие острова на карте и подивилась, какие они маленькие: куда, мол, ссылать-то? «Ничего, места хватало», – «успокоила» она. Я и сейчас вижу ее напряженное лицо. Для нее – хотя нашу семью миновала соловецкая чаша – Соловки были не точкой на карте, а частью жизненного опыта, если не личного, то так или иначе пережитого. Подробностей она так никогда и не рассказала.

Но до чего же горько было сейчас, в июле 2019 г., убедиться, что выдающийся писатель был абсолютно прав: нет, дело не в незнании. Для экскурсии на Секирную гору, где в  Свято-Вознесенском скиту во времена СЛОН располагался штрафной изолятор с невыносимыми условиями содержания, нашу группу соединили с группой петербургских студентов, прибывших на Соловки, по всей видимости, поставить галочку: с достопримечательностями острова ознакомился.

Свято-Вознесенский скит — единственная (действующая!) церковь-маяк. Намоленный и удивительно теплый, несмотря на все, что творилось там в двадцатые годы,  храм. Так святость завторяет врата ада.
Вид с Секирной горы. Левее белеет Савватиевский скит, где в 1429 г., впервые прибыв на остров, поселились св. Савватий и Герман

Поклонный крест в честь новомучеников Соловецких у подножия Секирной горы. Такими крестами уставлены все Соловецкие острова.

Пока потрясенные паломники узнавали душераздирающие подробности издевательств над узниками – нашими согражданами, нашими ровесниками! – парни и девушки болтали между собой, обсуждая скучные и мелочные детали своей студенческой жизни, посмеивались, цедили что-то сквозь зубы, кривлялись и фотографировались на фоне восстановленного скита и лестницы в 300 ступеней, по которой охранники сбрасывали заключенных, чтобы подобрать внизу окровавленный мешок костей.

Вот эта лестница (восстановленная). Даже спуститься по ней — своими ногами! — оказалось для некоторых не так-то просто

И волей-неволей в сознании всплыла страшная мысль: не придется ли вам прочувствовать это на собственном опыте?.. Упаси Господи, это не было пожеланием – только болью. «Ну а если б знали? Да так же бы и кикали». Тяжелое впечатление производила эта молодая бессердечная «жизнерадостность» – на крови.

«Вся современная культурная, общественная и церковная жизнь построена на крови новомучеников, хотя не все это понимают», – убеждена доктор исторических наук, заведующая Научным центром истории богословия и богословского образования Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Наталья Сухова, выступавшая на прошедшей в рамках Дней памяти жертв политических репрессий 2-7 июля 2019 г. пятой научно-практической конференции «История страны в судьбах узников Соловецких лагерей». Соловецкий музей-заповедник и монастырь ведут большую работу по увековечиванию памяти о годах репрессий: на конференции был представлен уже седьмой том «Воспоминаний соловецких узников», содержащих огромный массив конкретной информации о периоде СЛОН.

Соловецкие острова вошли в российскую и мировую историю гармонией человека, природы и Бога – такими они и должны оставаться. Красота природы навеки переплелась здесь с человеческим страданием – и со святостью.

Яна АМЕЛИНА

Добавить комментарий