Куда заведёт Ближний Восток курс Д.Трампа на конфронтацию с Ираном? (II)

См. начало

134123421Именно с этим может быть связано не только вышеупомянутое письмо в Пекин, но и некоторая убыль антироссийской риторики, на которую обращает внимание, к примеру, Авигдор Эскин. И совсем не удивительны рассуждения репортёра The Wall Street Journal Дж.Соломона, который глубокомысленно «гонит волну» относительно планов президента США поссорить Москву и Тегеран. Ссылаясь на некие сведения от анонимных кругов в Вашингтоне, Европе и на Ближнем Востоке, он утверждает, что Дональд Трамп «изучает пути выхода России из военно-дипломатического союза с Ираном» в контексте условий прекращения сирийского конфликта и гипотетической поддержки американцами борьбы против «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая группировка). Господин Соломон  презентует собственную версию того, как лидеру его страны стоило бы формировать соответствующую стратегию, чтобы улучшить отношения с президентом России, не отказываясь при этом от агрессивного напора на Иран – одного из главных союзников Москвы на Ближнем Востоке. Смысл этих рассуждений незатейлив: мол, русским надо предложить сделку – в обмен на нормализацию отношений с Вашингтоном Москве следует прекратить поддерживать Тегеран. В качестве положительного примера напоминается об опыте Обамы, сумевшего убедить российскую сторону поддержать жёсткие санкции ООН в отношении Ирана из-за его ядерной деятельности. Это обернулось задержкой в исполнении уже заключенных контрактов на поставку Ирану зенитно-ракетных  комплексов «С-300» и иными политико-дипломатическими осложнениями, на урегулирование которых ушли долгие годы. В числе встречных шагов со стороны США называются ослабление санкций, прекращение критики военных действий России на Украине и отсрочка на членство в НАТО Черногории. Или, иными словами, «от мёртвого осла уши», давно уже прогнившие и протухшие, в чём мы ещё убедимся ниже…

Примечательна и пропагандистская кампания, призванная убедить широкое общественное мнение в наличии фундаментальных разногласий между Москвой и Тегераном в подходах к урегулированию сирийской проблемы. Примитивная риторика и поверхностная «аналитика», когда факты произвольно подгоняются под нужный тезис, нашла широкое распространение в связи с событиями вокруг Вади Барада, совпавшими с подготовкой и проведением переговоров в Астане 23-24 января 2016 года. Между тем, освобождение основного источника, питающего водой многомиллионный (и, кстати, преимущественно суннитский) регион Дамаска не имело альтернативы, ибо грозило обернуться гуманитарной катастрофой, что признавалось в том числе на уровне ООН. Активные действия в приграничном с Ливаном районе знакомых с местностью бойцов шиитского движения «Хизбалла» представлялись в этой связи вполне логичными. Кстати, подобная история повторяется в освобождённом в декабре 2016 года Алеппо, основной водозабор которого находится под контролем террористов «ИГ».

Незамысловатые «версии» ряда арабских СМИ вряд ли адекватны реальности. Так, согласно одной из них, прозвучавшей недавно и в виде вопроса на площадке МИА Россия Сегодня, Москва, дескать, «договаривается» с Вашингтоном по Украине, отказываясь взамен от тесного сотрудничества с Ираном по Сирии. А в обмен на «снятие санкций» – уходит от сотрудничества с Ираном в принципе. Те, кто задаёт подобные вопросы, конечно, не знают об очередной кровавой вспышке боевых действий на Донбассе в то время когда ни Обама, ни Байден, ни Нуланд уже не при должностях. Не слышали они, должно быть, и «крымского» спича Ники Хейли, из которого следует, что санкции против России не будут отменены никогда. Наверное, они также не в курсе того, что в декабре 2016 года Россия получила первую предоплату за строительство второго блока Бушерской АЭС. В 2014 году, и две страны тогда подписали соглашение по строительству второго и третьего блоков данного объекта. Проект будет реализовываться в течение 10 лет, а его стоимость оценивается около 10 млрд. долл.

Конструкторы вышеупомянутых «разменов» уподобляют мировую политику, равно как и долгосрочные торгово-экономические отношения и проекты, «восточному базару», между тем как ни одно уважающее себя государство не станет использовать в своей внешней политике подобные «инструменты» (уже хотя бы потому, что они не работают). Авторы ангажированных публикаций говорят и пишут исключительно то, что хотят увидеть их заказчики, выдавая желаемое за действительное. Отсюда же и вбросы про «болезнь» сирийского лидера, «попытку переворота» в Дамаске, о мифической гибели от рук «иранских наёмников» сирийских и российских военнослужащих, о прекращении поддержки Ираном сил йеменского сопротивления и т.д.

Вообще, распространённый среди западного мэйнстрима тезис о стремлении Ирана решить сирийский конфликт исключительно военным путем, установив контроль над всей Сирией и осуществляя политику массового переселения, выглядит не только абсурдным, но и весьма опасным. Де-факто авторы соответствующих публикаций работают на срыв межсирийских переговоров в Астане и на раскол тройки гарантов едва начавшегося процесса национального примирения. Что, впрочем, соответствует устремлениям любой американской администрации, вне зависимости от её партийного окраса.

* * *

10 февраля 2016 года исполнилось 38 лет Исламской революции в Иране, открывшей новую страницу в истории этой страны. На улицы иранских городов вышли миллионы людей, которые скандировали антиамериканские и антиизраильские лозунги и сжигали американские флаги, а также чучело Дональда Трампа.

Несколькими днями ранее верховный лидер аятолла Али Хаменеи призвал иранцев принять участие в демонстрациях, чтобы показать: американских угроз в Иране не боятся. «Ни один враг не сможет парализовать иранский народ. Трамп говорит, что мы должны бояться его. Нет! Иранский народ ответит на эти слова 10 февраля во время выступления и продемонстрирует свою позицию, которую он занимает во время таких угроз», – говорится в заявлении на официальном сайте Рахбара. Али Хаменеи также поблагодарил американского лидера за то, что он в ходе своей предвыборной кампании  продемонстрировал «истинное лицо» США: «Мы благодарны новому президенту за то, что он облегчил нам понимание истинной сущности Америки. Во время предвыборной кампании он продемонстрировал то, о чем мы говорили на протяжении боле 30 лет – о политическом, экономическом, моральном и социальном разложении правящей верхушки США».

В свою очередь, Президент Хасан Роухани также призвал граждан присоединиться к акции в пятницу, чтобы «показать свою неразрывную связь с Верховным лидером и Исламской Республикой». Желание иранского народа выйти на улицы в день празднования Исламской революции стало ответом Белому дому. Мир должен общаться с иранцами на «языке уважения и достоинства», а не на «языке притеснений и угроз», напомнил Хасан Роухани.

Хасан Роухани выступает на митинге в Тегеране. Фото Reutres

Протестуя против антииммигрантских инициатив Трампа, иранцы приглашают граждан США посетить свою страну

Все эти 38 лет ирано-американские отношения балансировали на хрупкой грани открытой конфронтации, и «оригинальные» подходы Трампа и его окружения вполне могут спровоцировать полномасштабный политико-дипломатический, а то и военный кризис. Здесь нет ничего принципиально нового, ибо санкции против Ирана связаны вовсе не с его так называемой «ядерной программой», а обусловлены, прежде всего, независимым внешнеполитическим курсом страны.

Сходным курсом во внешней политике движется и Россия, что, с одной стороны, сближает подходы наших стран, а с другой – делает их объектами информационно-психологических атак, целью которых, как мы убедились выше, является российско-иранское взаимодействие как таковое и в Сирии в частности. Между тем, на конец марта запланирован визит в Москву президента Ирана, в ходе которого будет обсуждаться широкий круг вопросов двустороннего сотрудничества и регионального взаимодействия (от Сирии до Нагорного Карабаха).

В упомянутой выше статье Дж.Соломона, как и в других публикациях подобного рода, не исключая ряд изданий с российской пропиской, содержатся странные трактовки причин и оснований российско-иранского сотрудничества. К примеру, постоянно муссируется  вопрос о месте президента Сирии Башара Асада, делаются нелепые выводы, и ни единым словом не говорится о совместной борьбе наших стран с террористическими группировками, успешный характер которой, собственно, и позволил открыть путь к долгосрочному миру в Сирии…

Однако, как представляется, The Wall Street Journal и ей подобные напрасно намекают на реальность обсуждения между Белым домом и Кремлём условий так называемой «сдачи Ирана». Долговременное партнёрство с этой страной необходимо для Москвы прежде всего с точки защиты национальных интересов на дальних подступах, на Ближнем Востоке, а также на Кавказе и в Центральной Азии. Последовательное укрепление российско-иранского экономического и военно-политического сотрудничества, в том числе меры взаимного доверия, альтернатив не имеют.

Андрей Арешев, для «Военно-политической аналитики»

Добавить комментарий