Очередная встреча в Астане позволила ещё немного продвинуться к миру в Сирии

829365273415 и 16 февраля в столице Казахстана Астане прошла очередная консультационная встреча в рамках переговорного процесса по межсирийскому урегулированию. Российскую делегацию возглавил спецпредставитель президента России по Сирии Александр Лаврентьев. Наряду с делегациями стран-гарантов – России, Ирана и Турции, во встрече приняла участие делегация официального Дамаска под руководством Башара аль-Джаафари, а также девять человек от вооруженной оппозиции под предводительством Мохаммеда Аллюша из группировки «Джейш аль-Ислам». В качестве наблюдателей во встрече приняли участие представители Иордании и США, а также делегация ООН из пяти человек.

Комплекс двусторонних и трёхсторонних консультаций был завершён пленарным заседанием. По итогам непростых переговоров было принято положение о совместной группе России, Ирана и Турции, которая будет работать на регулярной основе для сохранения режима прекращения огня в Сирии, заявил 16 февраля глава департамента Ближнего Востока и Севера Африки МИД России Сергей Вершинин. Деятельность группы будет иметь значительный эффект для целей оздоровления ситуации в Сирии и вокруг неё, включая создание и укрепление мер доверия и формирования предпосылок для политических переговоров под эгидой ООН.

Кроме того, удалось сформировать механизм обмена пленными, согласован пункт об обмене телами погибших.

«В ходе непростых встреч сегодня удалось сформировать механизм обмена насильственно удерживаемых лиц, прежде всего женщин и детей. Кроме того, впервые в положение о совместной оперативной группе, которое сегодня было утверждено, включен пункт об обмене телами погибших, что, на наш взгляд, также будет служить укреплению мер доверия», – сказал замначальника Главного управления Генштаба Вооруженных сил России Сергей Афанасьев.

Также речь шла о гуманитарной помощи поселениям, доступ к которым в силу разных причин затруднён. В частности, населённые преимущественно шиитами Фу`а и Кефрайя провинции Идлиб окружены отрядами суннитской вооружённой оппозиции. С другой стороны, речь идёт о преимущественно суннитских городах Мадайя и Забадани в провинции Дамаск (окружающую их территорию контролируют отряды ливанской «Хизбаллы»). Доставка в эти и другие населённые пункты гуманитарной помощи (продовольствия, медикаментов, а также эвакуация раненых и т.д.) могла бы существенно укрепить меры доверия между конфликтующими сторонами.

В то же время, согласно некоторым источникам, уровень представительства Турции на переговорах в Астане был недостаточно высоким, вследствие чего не удалось согласовать некоторые документы. Отсутствие мер взаимного доверия существенно сдерживает процесс мирного урегулирования.

«Главным результатом работы в Астане стало одобрение всеми участниками положения о совместной группе по контролю за соблюдением режима прекращения боевых действий, подготовленного Россией, Ираном и Турцией. Это означает, что трехсторонний механизм поставлен на хорошую, согласованную основу», – подтвердил, комментируя итоги встречи, собеседник агентства РИА Новости в администрации Президента России.

Задачами для трехсторонней совместной группы, кроме обеспечения всех условий прекращения огня, также является отделение террористических организаций, таких как ИГ и Нусра (запрещены в РФ), от вооруженной оппозиции, укрепление мер доверия, способствующих межсирийскому диалогу под эгидой ООН.

Кроме того, ранее появлялась противоречивая информация о подходах сирийской «вооружённой оппозиции» к перспективам перемирия в стране. С одной стороны, она якобы гарантировала в Астане соблюдение режима прекращения огня за все оппозиционные группы. Впрочем, в том, что именно так и произойдёт, уверенности, конечно же, нет. В то же время появились требования о снятии осады Сирийской арабской армией удерживаемого боевиками анклава Восточная Гута близ Дамаска. Глава группировки «Джейш аль-Ислам» М. Аллюш также воспротивился участию Ирана в работе комиссии по примирению. Полная цитата звучит следующим образом: «Мы подтвердили создание комиссии, в составе которой будут турецкая сторона, Россия, и что большая роль будет уделена арабской группе в этой комиссии. Эта группа будет состоять из Саудовской Аравии, Иордании, Катара и ОАЭ. Мы не принимаем роль Ирана. И по этому поводу не было достигнуто договоренности».

Напомним, так же как и в ходе предыдущей встречи в Астане, проходившей на фоне освобождения от боевиков района Вади-Барада, их представители в Астане жаловались на действия «иранских наёмников» и организации ливанских шиитов «Хизбалла». Однако освобождение Восточной Гуты, из которой боевики могут сравнительно комфортно для себя атаковать и обстреливать Дамаск, вряд ли является предметом какого-либо торга, ибо альтернатив оно не имеет. Не желающие складывать оружие боевики могут, по опробованной неоднократно ранее схеме, перейти в Идлиб, где их с распростёртыми объятиями ждут как более, так и менее «умеренные» собратья.

Не менее примечательна в заявлении М. Аллюша и попытка вовлечения в Астану дополнительных игроков, в том числе имеющих относительно сирийского конфликта весьма специфическую позицию.

Новые переговоры по Сирии в Астане должны состояться в течение месяца, однако, по сообщению МИД Казахстана, совместная техническая группа в рамках переговорного процесса в Астане будет регулярно проводить консультации по вопросам соблюдения сторонами режима прекращения боевых действий. Ранее глава сирийского государства Башар Асад заявил, что переговоры по урегулированию в арабской республике могут быть продолжены именно в формате Астаны. При этом стороны подчёркивают важность переговорного процесса в Женеве, датой очередного этапа которого пока считается 23 февраля. Впрочем, здесь пока много неясного: окончательный список участников этих переговоров пока не сформирован, консультации на этот счет продолжаются, сообщила пресс-секретарь Стаффана де Мистуры Яра Шариф. Комментируя повестку дня предполагаемых переговоров, она отметила, что руководством для переговоров будет «в полной мере» служить резолюция 2254 Совета Безопасности ООН, в которой речь идет, в частности, об управлении, новой конституции и выборах в Сирии. Ответ на вопрос о том, будут ли переговоры прямыми либо опосредованными, также получен не был.

Минобороны РФ фиксирует нарушения режима прекращения огня в трех районах Сирии, а также проникновение террористов ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусры» в подконтрольные Сирийской Арабской Армии районы. Проникая в боевые порядки «умеренных», террористы обстреливают позиции сирийских войск и гражданские объекты, с целью спровоцировать ответные действия – например, в провинции Хама и в Дамаске, где обстрелам подвергается в том числе российское посольство. Заместитель начальника Главного оперативного управления Генштаба ВС России Станислав Гаджимагомедов привёл данные о нарушениях режима тишины с применением тяжелого вооружения в Восточной Гуте, в городе Дера`а и Хомсе, где продолжаются столкновения, в том числе с применением тяжёлой техники (1).

«Мы фиксируем перемещения, в том числе, и с турецкой территории на территорию Сирии членов незаконных вооруженных формирований, направление различных грузов – и боеприпасов и вооружений. Мы проводим с турецкими властями соответствующую работу, чтобы они внимательно следили за этим нелегальным потоком вооружений для боевиков, который поступает на территорию Сирии», – сообщил А. Лаврентьев. Москва выступает за территориальную целостность и неделимость Сирии, «поэтому ее границы должны быть неизменны».

Глава сирийской делегации Башар аль-Джаафари заявил, что Турция должна вывести войска с территории Сирии и закрыть турецко-сирийскую границу для потока террористов. По словам представителя Дамаска, «Турция несёт ответственность за нарушение сирийского суверенитета» и должна закрыть границу для потока террористов в Сирию. Кроме того, сирийское «Министерство иностранных дел направило два идентичных письма: генеральному секретарю ООН и председателю Совета Безопасности, в которых информирует об опасных нарушениях и повторяющихся актах агрессии со стороны Турции в отношении суверенитета САР и ее территориальной целостности». В частности, внешнеполитическое ведомство Сирии требует «положить конец… нарушениям турецкого режима, который тот совершает в отношении сирийского народа – а также повторяющимся [атакам] Турции на сирийской территории».

Активность Турции имеет не только военное, но также политико-дипломатическое и военное измерение, что может подвергнуть российско-турецко-иранское взаимодействие испытанию на прочность. 10 февраля в Турции побывал директор ЦРУ Майк Помпео. Несколькими днями позже на русскоязычном сайте агентства Anadolu появилась примечательная статья руководителя департамента стратегических исследований аналитического центра SETA Хасана Басри, озаглавленная «Россия ставит под угрозу союз с Турцией». По мнению автора, выражающего, в частности, озабоченность в связи с сообщениями «о договоренностях Москвы с террористами PYD», «…если Россия не предложит Турции более выгодные условия, нежели США, то Анкара останется более близкой к НАТО. В противном случае Москва может добиться раскола в позиции стран Североатлантического альянса». Несколькими днями позже переговоры в Анкаре провёл глава Комитета начальников штабов американской армии Джозеф Данфорд.

Как известно, Анкара выступает категорически против участия курдских политических и военных сил не только в Астане, но и в Женеве. О неприемлемости такого подхода заявили участники прошедшей 15 февраля в Москве международной конференции «Борьба за передел сфер влияния на Ближнем Востоке: современное состояние и возможные результаты», организованная Международным Союзом курдских общественных объединений. В ходе мероприятия, собравшего представителей многих курдских групп и течений из Сирии, Турции и Ирака, высказывалась мысль о безальтернативности участия курдов в предстоящих переговорах по Сирии в Женеве в качестве самостоятельной стороны (а не в составе делегации оппозиции). Кроме того, звучала резкая критика в адрес турецкого руководства в связи с продолжающимся вторжением на сирийскую и иракскую землю, массовыми нарушениями прав человека внутри страны, включая преследование курдских политиков и активистов, закрытие оппозиционных СМИ и т.д.

«С российской стороны вновь было указано, что предстоящие межсирийские переговоры должны проводиться строго в рамках параметров, очерченных резолюцией СБ 2254, которые предполагают в том числе максимально инклюзивный и равноправный характер участия различных сегментов сирийской оппозиции. Без адекватной представленности всех оппозиционных групп, включая московскую, каирскую, астанинскую и хмеймимскую, а также курдов, обеспечить успех очередного женевского раунда будет невозможно», – заявили 16 февраля в российском МИДе по итогам встречи Сергея Лаврова со Стаффаном де Мистурой. Подчеркивалась недопустимость повторения ошибок прошлого, когда в результате опоры только на одну радикально настроенную группировку «внешней оппозиции» [речь идёт, конечно же, о так называемой «эр-риядской группе» – Прим. авт.] данный процесс оказался заморожен с апреля 2016 года, отметили в дипведомстве.

Таким образом, российская сторона, опираясь на достигнутые совместно с Турцией и Ираном успехи,  стремится к постепенному расширению круга субъектов внешнеполитического действия, имеющих реальное влияние и интересы в мирном процессе на Ближнем Востоке. Добиться этого особенно важно в нынешней ситуации, остающейся предельно неустойчивой. Несмотря на значительное снижение интенсивности боевых действий, ситуация в ряде районов Сирии остаётся напряжённой.

17 февраля стратегические бомбардировщики ВКС России нанесли удары по позициям террористов «ИГ» близ Ракки. Были уничтожены базовые лагеря и центры подготовки террористов, а также пункт управления одного из крупных отрядов «ИГ». При этом российские военные и их коллеги из проамериканской коалиции воспользовались каналом связи по предотвращению конфликтных ситуаций в небе над Сирией. Об этом заявил официальный представитель американских войск полковник Джон Дорриан. Напомним, упомянутый меморандум между военными ведомствами России и США действует с октября 2015 года, являясь, по мнению многих специалистов, едва ли не единственным более-менее эффективным каналом взаимодействия двух стран на Ближнем Востоке.

16 февраля в Баку состоялась встреча начальника Генштаба Вооружённых Сил России Валерия Герасимова с главой Комитета начальников штабов ВС США Джозефом Данфордом. По сведениям издания «Коммерсант», подготовка к переговорам велась несколько месяцев и сопровождалась сложностями. Азербайджан был выбрал в качестве «нейтральной территории» как страна, с которой и Москвы, и у Вашингтона сложились «крепкие отношения». Накануне «бешеный пёс» Джеймс Мэттис заявил, что переговоры с Россией «необходимо вести с позиции силы» и затем пояснил: США и НАТО готовы «к политическому взаимодействию с Россией, но не к военному сотрудничеству».

По итогам встречи  с Данфордом было сделано стандартное заявление: стороны «обменялись мнениями о текущем состоянии российско-американских отношений, оценками ситуации в сфере международной безопасности в Европе, на Ближнем Востоке, в Северной Африке». Генштаб ВС РФ серьезно волнуют намерения Пентагона по введению в Сирию сухопутного контингента, пишет «Коммерсант». По мнению российских военных, это может дестабилизировать и без того непростую обстановку в стране, сведя на нет усилия российского центра по примирению враждующих сторон. Министр иностранных дел Ирана М. Зариф также спрогнозировал вспышку экстремизма в регионе в случае отправки в Сирию наземных войск США (2). Американские военные существование данных планов отвергли, но имеющихся сведений о развёртывании на севере и северо-востоке Сирии сил специальных операций США выглядит это не слишком убедительно.

Несмотря на договорённости о продолжении контактов на военных уровнях, о какой-либо серьезной военной координации и тем более планировании совместных операций речи пока не идет.  Госсекретарь Рекс Тиллерсон также заявляет о невозможности военного сотрудничества между Вашингтоном и Москвой, пока Россия не признает, что «не вся сирийская оппозиция — это террористы». В контексте переговоров по Астане данное требование представляет собой попытку ломиться в открытую дверь. Неоднозначными последствиями может обернуться также и продвигаемая Дональдом Трампом идея о воздании в Сирии так называемых зон безопасности за счёт аравийских монархий. «Что я хочу сделать, так это создать зоны безопасности в Сирии и других местах, чтобы они [местное население] могли оставаться там и жить в безопасности», – отметил, выступая во Флориде, американский лидер. – Мы создадим зоны безопасности. Мы сделаем так, что страны [Персидского] залива заплатят за эти зоны». Идея как минимум не однозначная, чреватая эскалацией присутствия на сирийской земле, под неким американским либо международным «гуманитарным» прикрытием сил, на протяжении многих лет способствовавших разжиганию кровавого противостояния (3).

Боевики «Ахрар аш-Шам» «учёбы» не прекращают

Несмотря на большую занятость собственными внутренними проблемами, внимание западных СМИ к ситуации вокруг Сирии вряд ли ослабнет. К обсуждению сирийского вопроса в рамках очередной конференции по безопасности в Мюнхене не приглашены ни официальный Дамаск, ни Тегеран (зато представлены Эр-Рияд, Доха и Анкара, не говоря уж о специально отобранных группах «оппозиции»). В СМИ и социальных сетях регулярно появляется различного рода дезинформация. После Алеппо и Вади-Барада очередь перешла к Восточной Гуте. Опять явно постановочные кадры под логотипом одиозных «белых касок», опять «дети – жертвы кровавого режима Асада» и «российских ракетно-бомбовых ударов», вновь – очередные «художественные творения»…

«Нас в России не может не беспокоить, что как только в сирийском процессе появляются хорошие новости, как только возникает надежда на то, что вооруженное противостояние прекратится, что наступит перемирие, что начнут договариваться между собой представители властей и невооруженная оппозиция – а может быть, и вооруженная оппозиция – тут же начинается на Западе кампания информационных вбросов», – заметил глава международного комитета Совета Федерации Константин Косачев. Только в феврале имело место три мощные атаки на Сирию: речь идёт о докладах Amnesty International, Human Rights Watch и Atlantic Council с заведомо искажённой, поверхностной, предвзятой информацией, не подтверждаемой конкретными фактами. Есть ощущение, что эти вбросы делаются для того, чтобы способствовать радикализации оппозиции, ещё раз разжечь противостояние в многострадальной Сирии.

И всё же, дезинформационный поток хотя и не прекратился (и вряд ли прекратится), но всё-таки он стал несколько меньше, растеряв былой драйв, подпитываемый экстазом глобальных медиа. И это – не менее важный показатель улучшения ситуации в Сирии, нежели хоть и медленное, но всё же снижение количества вооружённых столкновений в различных провинциях страны. И если два года назад заинтересованные стороны считали дни до падения Дамаска (что превращало Сирию в очередной «Афганистан», только куда более опасный), то сегодня, благодаря самоотверженным усилиям российских военных и дипломатов (4), Центра по примирению враждующих сторон, имеется возможность обсуждать мирное будущее страны.

Андрей Арешев, для «Военно-политической аналитики»


Примечания

  1. В этой связи следует отметить также постоянные диверсии террористов «ИГ», контролирующие район насосной станции Аль-Хафси к востоку от Алеппо, включая затопление сельхозугодий и периодическое блокирование доступа к питьевой воде.
  2. По мнению Зарифа, «оккупация» Ирака Соединенными Штатами «породила ИГИЛ»: «Те же люди, которые вооружали ИГИЛ, вооружали террористические группировки, это те же, кто ранее вооружал Саддама Хусейна, кто создал и вооружил «Аль-Каиду»…»
  3. К выводу о необходимости сворачивать террористическую интервенцию пришла и побывавшая в январе в Сирии член палаты представителей Конгресса США Тулси Габбард. Она рассказала, что много общалась с местным населением, которое убедило ее в том, что в Сирии не существует понятия «умеренной оппозиции»: «Сирийцы понимают, что если президента Асада свергнут, то «Аль-Каида» или другая подобная группировка, убивавшая христиан и тех, кто отказывается ее поддержать, получит контроль над всей Сирией… Я возвращаюсь в Вашингтон с еще большей решимостью положить конец нашей незаконной войне с целью свержения сирийского правительства. Я призываю Конгресс и новую администрацию откликнуться на мольбы местных жителей и поддержать акт, запрещающий помощь террористам».
  4. Так, российские офицеры в Сирии выполняют роль сотрудников гуманитарных организаций. После освобождения Алеппо, других городов и пригородов Дамаска от террористов там не удалось обнаружить ни одного представителя международных организаций, говорит заместитель главы Комитета Совета Федерации по международным делам, уроженец Алеппо Зияд Сапсаби. При этом, возможное предоставление гуманитарной помощи обставляется со стороны ряда западных стран и международных организаций по-прежнему обставляется политическими условиями. Например, её не хотят оказывать районам, контролируемым сирийским государством, где скопилось немало беженцев и нуждающихся.

Добавить комментарий