Азербайджанский экспорт газа: семь раз отмерить

«Южный газовый коридор» сотрудничества с Москвой не заменит

По некоторым признакам, в погоне за рекордными объемами экспорта природного газа Азербайджан начинает испытывать дефицит внутреннего газоснабжения. Как следствие, страна вынуждена увеличивать импорт «голубого топлива».  Главным же мотивирующим стимулом для азербайджанского газового экспорта являются регулярные (чуть ли не ежемесячные) заверения Евросоюза, США и Турции о том, что, газ с берегов Каспия там рассматривают в качестве если не основного то, по крайней мере, параллельного газовым поставкам из России.

«Развитие энергетического сектора в Азербайджане не ограничивается пределами наших границ. У нас семь трубопроводов. По трем из них транспортируется нефть: два из них ведут к Черному, один – к Средиземному морю. Количество газопроводов равно четырем, по ним мы можем транспортировать газ во всех направлениях – Грузия, Турция, Иран и Россия», – сообщил Ильхам Алиев 5 октября на встрече с делегацией Комитета по политике и безопасности Совета ЕС. Между тем, добыча газа в Азербайджане в период с января по сентябрь 2017 года составила 21 млрд 91 млн кубометров (спад на 5,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года). При этом товарного газа за отчетный период в республике было добыто 13 млрд 509,7 млн кубометров (спад на 4,1%).

Как азербайджанский газ, добыча которого пока уменьшается, «транслируется» в Россию, мы ещё увидим, а пока вернёмся к речи И. Алиева, по словам которого, вся работа по созданию современной транспортной инфраструктуры и обеспечению ее безопасности уже проделана. Крупнейшим же рынком сбыта для его страны станет Европа, где «потребность в природном газе будет возрастать, а Азербайджан является единственным для Европы новым энергетическим источником. В настоящее время используются все остальные источники, обеспечивающие Европу газом. Азербайджан является новым источником, расположен недалеко, запасы велики, он обладает потенциалом, достаточным на очередные десятилетия». Баку тесно сотрудничает с Европейской комиссией, включая несколько заседаний Консультативного совета «Южного газового коридора» при участии вице-президентов Еврокомиссии. Не приходится сомневаться, что проект рамочного соглашения между Баку и Брюсселем с немаловажной энергетической составляющей будет обсуждаться в ходе саммита «Восточного Партнёрства», который должен состояться в конце ноября.

В этой связи можно напомнить об инициированных Западом в середине 1990-х – начале 2000-х годов проектах «Набукко» и «Белый поток», предусматривавших нарастающий экспорт газа (в том числе сжиженного) из Азербайджана в Восточную, Центральную Европу, а также на Украину и в Белоруссию. Но всё эти замыслы не получили практической реализации даже не столько из-за высокой капиталоёмкости, сколько вследствие недостаточности экспортных ресурсов азербайджанского газа. Не исключено, что то же повторится и в рамках так называемого «Южного газового коридора» (ЮГК), поддерживаемого теми же ЕС (отдельно – Польшей и другими странами), США и Турцией.

Интересно, что «схожую ситуацию испытывал СССР в середине 1970-х – начале 1980-х годов, когда быстрорастущие газоэкспортные контракты СССР ещё не обеспечивались столь же быстрым ростом газодобычи в СССР, – пояснил автору Сергей Авдеенко, бывший советник советской госкомиссии по экспорту и импорту при Госплане СССР. – То есть, недостаток газа для внутренних нужд в РСФСР, лидировавшей по спросу на газ, в растущем объеме обеспечивался поставками из Узбекистана, Туркмении, Азербайджана и Ирана. Некоторое количество газа в 70-х – середине 80-х в СССР поставлял и Афганистан. Похоже, Азербайджан начинает испытывать те же проблемы, но «соблазн» выхода на европейский рынок – даже при недостаточном для этого объеме ресурсов – неизбежно ведёт к их дефициту. Следствием же такого развития событий вполне может стать усиление политико-экономического присутствия России в Азербайджане, ввиду импорта российского газа. Причем уже в ближайшей перспективе эти поставки могут увеличиться».

По данным Министерства экономического развития России, в сентябре 2015 года «Газпром» начал поставки природного газа в Азербайджан в рамках договора (2015 г.), заключенного на 5 лет с возможностью продления. Контракт предусматривает поставку в Азербайджан до 2 миллиардов кубометров газа в год. По тем же данным, в конце 2015 года стороны обсуждали возможность увеличения поставок с учетом перспективы роста потребления газа в Азербайджане. А в начале июня 2016 г. азербайджанская компания SOCAR заявила о планах увеличить примерно вдвое поставки российского газа. По данным SOCAR, речь идет о возможных закупках 3,5 — 5 млрд куб. метров газа в год. Действующий же договор (2015 г.) предусматривает этот импорт, повторим в 2 млрд куб. метров в год.

Многие эксперты считают, что высокие объемы поставок азербайджанского газа в Грузию и Турцию могут «мешать» обеспечению растущего внутреннего спроса. Поэтому азербайджанская сторона склонна запастись ввозным газовым сырьём в хранилищах для внутренних нужд. По тем же оценкам, российские поставки – могут оказаться, в том числе, и политическим ходом, нацеленным на ускорение переговоров с РФ по вопросу вступления Азербайджана в ВТО, а в более широком контексте – на обеспечение «равновесной» политики Москвы в отношении Еревана и Баку.

Азербайджан полностью удовлетворяет собственный спрос на нефть и газ, заявил 20 октября заместитель министра энергетики Азербайджана Натиг Аббасов. Впрочем, факт остаётся фактом: с недавних пор Азербайджан стал импортировать «голубое топливо» ввиду проблем с внутренним газоснабжением. Так, 25 сентября с.г. со ссылками на ту же SOCAR сообщалось, что эта госкомпания признаёт наличие дефицита газа в стране и пока решает эту проблему за счет закупок за рубежом. Как сообщил информагентству «The First News» информированный источник компании, она продолжает закупки, в частности, туркменского газа, который уже около года доставляется в страну через Иран: за январь-июль 2017 года поставки составили 967 млн кубометров. При этом, «Азербайджан в 2000-2006 годах покупал газ у «Газпрома», с пуском же первой фазы освоения каспийского месторождения «Шах-Дениз» прекратил эти операции». Но как было сказано выше, что российские газовые поставки возобновились с 2015 года.

Между тем, как сообщил тому же информагентству другой источник, «в 2016 году дефицит газа в стране оценивался в 1 млрд кубометров, но в текущем году его размер увеличился». Если быть точнее, то «за январь-август с.г. объемы добываемого газа, предназначенного для внутренних нужд страны (товарный газ), уже снизились на 321 млн кубометров к аналогичному показателю прошлого года. Причем динамика этого снижения может продлиться до конца текущего года, что увеличит размер дефицита газа. Независимые эксперты считают, что ситуация в этой сфере может измениться к лучшему не раньше 2020 года при условии стагнации азербайджанского газового экспорта в Турцию, Грузию и транзитного экспорта по ЮГК.

Кроме того, по данным управления по регулированию энергетического рынка (EPDK) Турции, в 2016 году Азербайджан поставил в эту страну 6,48 млрд. кубометров природного газа против 6,17 млрд. куб. м в 2015 году. Доля же Азербайджана в общем объеме импортируемого в Турцию газа уже к 2017 г. возросла почти до 13%, а за 2017-2018 гг. этот показатель наверняка превысит 16%. По тем же данным, поставки осуществляются на основе контракта по ежегодной закупке Турцией 6,6 млрд. кубометров газа с азербайджанского морского месторождения «Шах-Дениз». В рамках «Стадии-1» данного месторождения в январе-июне 2017 года в Турцию было поставлено 3 млрд 343,85 млн кубометров газа, что на 2,7% больше, чем в первом полугодии 2016 года. В июне 2017 года экспорт азербайджанского газа в Турцию составил 575,05 млн кубометров (15,9%. От общего объема  поставок газа в Турцию в этом месяце).

По оценкам Экономической комиссии ООН для Западной Азии и Комиссии по сотрудничеству в бассейне Индийского океана (*) (2015-2016 гг.), рентабельные для освоения газовые ресурсы Азербайджана примерно на 15 % не «дотягивают» для обеспечения стопроцентной совокупной заполненности трубопроводов в Турцию (действующего) и, через Турцию, в Европу (проектируемого). При этом внутренний спрос в этой стране растёт не столько за счет традиционного потребления в промышленности, энергетике и на транспорте, сколько в связи с реализацией в Азербайджане проектов по нефтегазохимии (комплексы по производству метанола, химических удобрений, сжиженного газа). Один из экспертов Комиссии Анри де Буалон в этой связи отмечает, что «по-видимому, в Азербайджане пока не определились с приоритетами развития газовой отрасли: делать ли главную ставку на рост экспорта сырья или на развитие глубокой переработки сырья. Отсюда и неопределенности с гарантированными объемами экспорта на перспективу и с возможностями собственного обеспечения спроса на газ».

Напомним, азербайджанский газ поступал в Россию еще с начала 1970-х годов (до 80 % эти поставок приходилось на Северный Кавказ) в объеме 2,5-3 млрд. кубометров в год. Последний «постсоветский» контракт был подписан SOCAR и «Газпромом» в Баку в октябре 2009 года, а согласно подписанному в 2011 году дополнению, «Газпром» должен был получить два миллиарда, а в 2012 году – почти 2,5 млрд. кубов. Затем, в январе 2012 года стороны подписали дополнительное соглашение – о поставках в РФ 3 млрд. куб. м/год с 2013 г. Но с 2012 года российская сторона не добирала эти объемы, а в 2014 году эти поставки прекратились. Не в последнюю очередь – ввиду возникновения газодефицита в Азербайджане. А вскоре стороны поменялись ролями в экспорте-импорте газа.

С целью продвижения позитивного имиджа в Европе бакинские власти предпринимают значительные усилия, стремясь совместно с крупными транснациональными корпорациями реализовать проект, экономическая эффективность и экологическая безопасность которого ставится под сомнение. Несмотря на амбициозные планы, в реальности «…речь идет о совсем небольших объемах, порядка 8−10 миллиардов кубометров газа в год, из них около шести – в Италию, и по одному в Грецию и Болгарию. Еще около 8−10 миллиардов кубов может пойти в Турцию. Таким образом, новые поставки азербайджанского газа куда-либо минимальны, – говорит экономист Игорь Юшков. – 8 или даже 10 миллиардов кубов погоды на европейском рынке не делают и Россию не подвинут. Более серьезная конкуренция с азербайджанским газом возможна у «Газпрома» на турецком рынке, и то, Турция заложила новые поставки из Азербайджана в счет расширения газовой генерации, а не сокращения российских поставок».

Ещё в 2015 году некоторыми наблюдателями высказывалось предположение о том, что Азербайджану может не хватить средств на выполнение навязываемой ему (и, надо сказать, довольно непростой) миссии «важного мирового поставщика энергоресурсов». Сегодня, несмотря на все пафосные заявления, ещё более очевидно: газоэкспортные и газохимические планы Баку достаточно жёстко лимитируются реальными возможностями по использованию эксплуатируемых ресурсов природного газа. И хотя руководство страны пока не отказывается от грандиозных планов в сфере газового экспорта, они наверняка могут быть скорректированы в ближайшей или, по крайней мере, в среднесрочной перспективе.

С наступлением холодов жители Баку, Сумгаита и некоторых районов столицы остались без газа, пишет со ссылкой на жалобы граждан Sputnik Азербайджан. С дефицитом «голубого топлива», частыми перебоями в его подаче сталкиваются буквально все уголки страны, и эта ситуация усугубляется год от года. Всё это актуализирует вопрос об энергетическом сотрудничестве с Россией, альтернативу которому прагматичные западные партнёры предоставить не в состоянии. В начале октября совет директоров «Газпрома» согласовал вопрос об открытии представительства российского газового концерна в Баку, что вызвало достаточно нервную реакцию некоторых западных экспертов. Директор программ по Балканам, Кавказу и Центральной Азии Джеймстуанского фонда Маргарита Ассенова полагает, что речь идёт о «попытках Москвы конкурировать с Азербайджаном на энергетическом фронте, с тем, чтобы помешать стремлениям Баку стать важным источником энергетической безопасности в Европе». Однако идея о создании в рамках российско-азербайджанской межправительственной комиссии двусторонней рабочей группы высокого уровня по вопросам сотрудничества в топливно-энергетической сфере высказывалась ещё в 2015 году. Согласование позиций Москвы и Баку в энергетической сфере, включая возможные договорённости о совместных действиях на внешних рынках, исходит из интересов обеих сторон.

Алексей Балиев


Примечание

(*) Участвуют Франция, её департаменты в регионе, Коморская республика, Мадагаскар, Маврикий, Сейшельская республика.

Добавить комментарий