США собрались насильно кормить Европу фальшивым «сланцевым газом»?

За него может выдаваться «обычное» сжиженное «голубое топливо»

Изначально предельно агрессивная кампания на Западе (особенно в США) против поставок российского природного газа в Европу, в частности, по газопроводу «Северный поток», прикрывается «сланцевой революцией» в Соединенных Штатах, позволившей им стать экспортёром энергоресурсов. Однако сами же американские, да и иные данные этот, мягко говоря, весьма сомнительный довод, доказательно опровергают – притом без встречных опровержений со стороны Вашингтона…

Как отмечают некоторые зарубежные СМИ, американцы реэкспортируют закупаемый более чем в пяти странах сжиженный природный газ (СПГ), а также сжижают «голубое топливо», поступающее им в основном из Канады и частично из Мексики. Что касается внутреннего потребления газа, то здесь используются главным образом колоссальные запасы «традиционного» сырья, которые с конца 1990-х годов поэтапно расконсервируются. Впрочем, эти запасы, пусть и частично, также используется для производства экспортного СПГ, который США официально не ввозят с середины 2010-х годов.

Прибыль делается и на том, что сбывается СПГ якобы сланцевого происхождения по высоким ценам, ибо стоимостная разница между американскими реэкспортом и закупками СПГ с «традиционным» природным газом достигает 20, а то и 25 %.

Также заметим, что согласно данным Министерства энергетики США и Международного энергетического агентства (2016 г.), по общим разведанным запасам традиционного природного и попутного (т.е. нефтяного) газа США входят в пятерку мировых стран-лидеров, ненамного уступая Ирану и группе арабских стран Персидского Залива.

Потому вполне можно согласиться с российским экспертом по вопросам энергетической политики Сергеем Булочниковым: «Пресловутый сланцевый газ – это признают и американские эксперты – из-за его низкой калорийности и высокой себестоимости рентабельно использовать только как местное топливо, причем невдалеке от мест добычи. А тот пресловутый «сланцевый газ», которым шантажируют Россию (как и других крупных газопоставщиков) – сиречь обыкновенный природный газ, потребление которого в США частично замещают на своём внутреннем рынке газом не столько из сланцев, сколько из плотных песчаников». Таким образом, по мнению эксперта, «добываемый в США сланцевый газ ни в коей мере не конкурирует в Европе с российским газом, хотя он вытеснил с рынка США катарский СПГ и американский уголь: и то, и другое пошло в Европу».

Вышеупомянутые оценки полностью подтверждаются как американскими, так и международными статистическими данными.

sg0601

02

Характерно и то, что по данным эксперта «Агентства нефтегазовой информации» (РФ) А. Хуршудова, «ресурсы tight gas (газ в плотных песчаниках), освоение которых менее затратное в сравнении со сланцевыми, и shale gas (газ в сланцах) оценивались в США раздельно. Но с 2012 года ресурсы tight gas в официальных балансах не фигурируют, поскольку они включены в shale gas. Сделано же это в рамках тех же «газо-политических игр», призванных активнее продвигать за рубеж якобы избыточный в США сланцевый газ».

Между тем, экспорт американского СПГ в 2017 году составил, по данным Международного энергетического агентства (IEA) 0,4 млрд куб. футов в сутки (т.е. 11 млн куб м). Притом еще в 2016 г., когда США торжественно отправили первый танкер со своим СПГ «сланцевого» происхождения (из штата Луизиана — прим. авт.) в Бразилию, Соединенные Штаты еще оставались импортером СПГ — чистый импорт газа, включая СПГ, достигал тогда 1,8 млрд куб футов (50 млн куб м) в сутки. Однако реальный спрос на СПГ в 2016 году в США был почти на 25% ниже, причём схожая динамика импорта и потребления в США была характерна для ввоза СПГ с начала 2000-х годов.

Тем временем, как отмечается в официальных материалах Управления энергетической информации (EIA) США, они намерены в этом году более чем на треть увеличить экспорт СПГ: с 1,9 млрд куб. футов (примерно 53 млн. кубометров) в сутки в 2017 году до 3 млрд куб футов в сутки (около 83 млн. кубометров). Вышеупомянутое IEA представляет не менее внушительную динамику: экспорт природного газа из США прогнозируется в среднем в 2,3 млрд куб. футов (64 млн кубометров) в сутки в 2018 году и 4,6 млрд куб. футов (128 млн кубометров) в сутки в 2019 году. Однако о газе какого происхождения идёт здесь речь?..

Этот вопрос тем более уместен еще и потому, что, по данным Минэнерго США, импорт природного газа (исключительно трубопроводного) из соседней Канады в 2016-2017 гг. составил по 7,7 млрд. куб. футов в сутки, что составляет свыше 90 % всего импорта природного газа в США в указанный период. По экспертным оценкам IEA, до 40% канадского сырья подвергалось трансформации в СПГ (проще говоря, сжижению), но ответа на вопрос, весь ли этот газ потреблялся на внутреннем рынке США, официальные американские и международные источники не дают. Канадские же (равно как и мексиканские, тоже трубопроводные) поставки газа в США, по имеющимся данным, сохранятся как минимум на среднесрочную перспективу.

Нелишне напомнить, что схожую реэкспортную практику Вашингтон использовал во второй половине 1940-х – середине 1950-х годов, то есть в период действия небезызвестного «Плана Маршалла». По разным оценкам в те годы от 20 до 35% совокупного объема поставок сельскохозяйственного сырья, готового продовольствия и текстильной продукции из США в «облагодетельствованную» ими Западную и Центральную Европу были «перепоставками» из Латинской Америки, Южной Африки и Южной Азии, скупаемыми там американским компаниями фактически за бесценок. При этом вполне естественно, что эти товары реэкспортировались в страны, подпавшие под «План Маршалла», по гораздо более высоким ценам. А неплатежеспособность большинства из них в тот период позволяла навязывать им долговременные «закупочные» кредиты на условиях, выгодных прежде всего американским поставщикам. Как мы знаем, они неплохо нажились на экспорте товаров военного назначения абсолютно всем противоборствующим сторонам ещё во время Второй мировой войны…

Параметры «сланцевого» газового сотрудничества со странами-импортерами являются в настоящее время во многом схожими. Объективные данные свидетельствуют о перепроизводстве газа за океаном, которое при нынешней ценовой конъюнктуре находится на пределе рентабельности. Экспортная транспортировка, включая процесс сжижения, закачку в танкеры-газовозы, доставку через океан, выгрузку на специальных терминалах, обратная  регазификация и т.д., также добавляет затрат. По мнению эксперта Forbes Андрея Ляхова, «одна из причин того, что США могут экспортировать большие объемы газа – это многолетний спад его промышленного использования в США. А поскольку американский СПГ и для Европы обходится дороже СПГ из других стран (имеются ввиду их прямые экспортные поставки, а не «перепоставки» из США – прим. авт.), то при отсутствии в ближайшем будущем в Европе изменений, кардинально влияющих на потребление газа, американский СПГ останется для европейских импортеров, скорее, дорогим «экзотическим» товаром, а не существенным источником энергии».

Заместитель директора Фонда Энергетической безопасности (РФ) Алексей Гривач подтверждает наши оценки: «Что касается американского СПГ, то, во-первых, это не обязательно сланцевый газ (выделено нами – авт.). Конечно, рост добычи из сланцевых залежей играет роль, но, например, в 2016 году США впервые за долгое время показали общее снижение добычи газа – при том, что именно в том же году начался экспорт их СПГ из Мексиканского залива. Поэтому говорить о том, что именно сланцевый газ полностью изменит рынок, не приходится».

Аналогичной является точка зрения Анатолия Кудельского, члена-корреспондента НАН Белоруссии: «Сланцевый газ – это, мягко говоря, гипербола. Это борьба за рынки сбыта углеводородных энергоносителей в виде сжиженного и, якобы,  сланцевого газа. О нём официально в США заговорили в 2008-м, когда там резко возросла газодобыча. Но в горючих сланцах в их естественном залегании нет ни горючих газов, ни нефти. Но в них содержится от 10 до 80 % органического вещества,потому они могут гореть. Откуда откуда взялся термин «сланцевый газ» — это вопрос к газодобывающим компаниям США. Их скважины забуривались на территориях совсем негазоносных сланцевых толщ Барнет, Марцеллус, Хайнесвилл, Вудфорд». Эксперт считает, что «газосланцевые месторождения сами по себе не существуют: за них выдаются разнообразные газы нефтегазоносных бассейнов, «подпруженные» вышезалегающими плотными, но  негазоносными сланцами. И если феномен резкого увеличения газодобычи в США имел место, то объяснить его можно только эксплуатацией ранее законсервированных газоместорождений из энергетического фонда страны, как это недавно случилось, например, с крупным газовым месторождением Вудфорд».

Америка стремится с выгодой перепродать излишки сланцевого газа, появившиеся в результате его перепроизводства, заодно укрепив своё геополитическое влияние в Европе. Однако с прагматических позиций как экономики, так и экологии его приобретение европейскими партнёрами Вашингтона было бы подлинным безумием. Однако  напористый бизнесмен Дональд Трамп отказываться от своих планов не привык, что означает дальнейший рост международной напряжённости.

Вводя (на волне «украинской» истерии) санкции против России, американцы «ограничивают экономическое сотрудничество с Россией с целью навязать европейцам американский сланцевый газ, сокрушается германская газета Handelsblatt. Добавим, что с целью впрячь в американскую санцкионную «колесницу» европейских партнёров, в частности, 17 июля 2014 года в небе над Донбассом был уничтожен малазийский «Боинг», вокруг которого до сих пор продолжаются абсурдные и отвратительные спекуляции. Ещё более наивным выглядит совместное заявление министров иностранных дел Германии и Австрии о том, что «вопрос о поставках энергии в Европу касается Европы, а не США», а следовательно, введенные Вашингтоном антироссийские «политические санкции не следует привязывать к экономическим интересам». Можно до бесконечности сетовать на «нечестные способы осуществлять собственные интересы за счет других», однако необходимо чётко и ясно понимать, что в современном мире, как говорится, иного не дано.

Алексей Балиев

Добавить комментарий