Саудовская Аравия: «дружба» с Израилем против Ирана и за счёт Палестины?

«Нефтяные» интересы делают палестинский вопрос принципиально нерешаемым

Приуроченный ко «Дню Аль-Кудса» международный круглый стол, состоявшийся 5 июня в МИА «Россия сегодня», подтвердил, хотя и с нюансами, позицию Ирана, Турции и государства Палестина относительно израильской и американской политики в отношении Иерусалима (Аль-Кудс) и в Палестине в целом. Внешнеполитическая линия Вашингтона представителями Ирана и Палестины была названа двурушнической и потворствующей Тель-Авиву, а израильская – оккупационной и всё более агрессивной. Впрочем, чрезвычайный и полномочный посол Турции в России Хюсейин Лазин Дириоз предпочел не пользоваться «иранской» терминологией в адрес Вашингтона и Эр-Рияда, акцентируя внимание на целесообразности широкого международного диалога по актуальным рпоблемам ближневосточного урегулирования.

Характерно и то, что в отличие от представителей Ирана и Палестины, посол Турции воздержался от критики «фактически произраильской» (как подчеркнул вице-спикер парламента Ирана Али Мотахари) позиции Саудовской Аравии и ее соседей-монархий по вопросам Аль-Кудса и всей Палестины. Нюанс немаловажный, позволяющий предположить, что единой позиции Тегерана и Анкары по этим вопросам не просматривается.

В кулуарах форума отмечалось: в отличие от Ирана, член НАТО Турция в военно-политическом, да и в экономическом плане несопоставимо ближе к США, монархиям Аравии. Потому в Анкаре не могут не учитывать и антииранскую политику Вашингтона, и давнюю «прагматичную» линию аравийских монархий в отношении израильской политики.

Зато сам факт участия в форуме представителя Ирана столь высокого ранга, как заместитель главы парламента, позволяет говорить о том, что Тегеран намерен с большей активностью противодействовать, как отметил г-н Мотахари, «антипалестинской политике альянса США, Израиля и Саудовской Аравии».

«Розе Аль-Кудс» («Международный День Аль-Кудс») провозглашен имамом Хомейни в 1979 году, вскоре после победы антимонархической революции в Иране (1979 г.) как День Солидарности с борьбой палестинцев за независимость. Он отмечается по лунному календарю в последнюю пятницу Месяца Рамадан – священного для всех мусульман. О сути этой даты два года назад глава «Хизбаллы» Сейид Хасан Насралла высказался следующим образом: «…В то время как некоторые арабские режимы открыто обслуживают сионистского врага, Имам Хомейни провозгласил День Аль-Кудс ежегодно отмечаемой памятной датой, что способствует сохранению палестинской проблемы в международной повестке дня и напоминает постящимся мусульманам во всем мире, что они обязаны Аль-Кудсу, оккупированному, как и вся Палестина, Израилем». Иранские участники круглого стола почти дословно повторили эту оценку, подчеркнув, что Иран не признаёт и впредь не намерен признавать израильское государство. Правда, представители Ирана на форуме не ответили на вопрос о том, возможно ли признание Тегераном Израиля при его согласии с созданием арабского государства, репатриацией беженцев и возвратом к границам по известной резолюции ООН от 29 ноября 1947 года. Можно предположить, что Тегеран всё же не навсегда и не столь уж плотно «закрывает двери» перед Тель-Авивом…

А. Мотахари и посол Ирана в Москве М. Санаи обоснованно считают, что недавнее признание Вашингтоном израильской принадлежности Иерусалима ведёт к дальнейшей эскалации конфликта в Палестине. Тем более что, как отметил Мотахари, «международное сообщество официально не осудило этот шаг США. Фактически же его поддерживают и ряд арабских режимов, а позиция других стран Запада, скорее всего, проамериканская». В целом, по мнению иранского вице-спикера, такой расклад «усиливает оккупационную политику Израиля».

На отсутствии – уже которое десятилетие – единой межарабской позиции по этим вопросам обратил внимание и Мехди Санаи, отметив также, что «ряд других исламских и не только исламских стран в основном декларативно реагируют на происходящее в Иерусалиме и других районах Палестины». И, как бы разъясняя данную оценку, иранский вице-спикер Али Мотахари, назвал главной причиной этого политику Саудовской Аравии, а в более широком контексте – политический раскол между мусульманскими народами и государствами, «привнесенный Западом еще в период окончательного распада Османской империи (1917-1918 гг. – прим. авт.). Особенно активной и едва ли не успешной такая политика была в отношении турок и арабов, чем воспользовались поддерживаемые извне идеологи, а затем и создатели израильского государства».

С оценками А.Мотахари М. Санаи всецело согласился чрезвычайный и полномочный посол государства Палестина в РФ Абдельхафиз Нохаль. По его мнению, «жестокие репрессии Израиля против палестинцев в секторе Газа, организовавших после известного акта США в отношении Иерусалима «Марш Возвращения» – это многие десятки погибших и пострадавших – показывают, что Тель-Авив весьма «вдохновлён» этим актом Вашингтона. И потому в большей мере опирается на репрессии». Кроме того, Израиль всё активнее пытается внушить миру, что, «дескать, палестинцы – по крайней мере, их организации – это, по сути, террористы и антисемиты. Так что Израиль борется, против терроризма и его зарубежных «покровителей». Видимо, эта линия даёт свои плоды, что иллюстрируется замалчиванием этих репрессий или лишь «сочувственной» реакцией на них в мировом сообществе».

Отметил А. Нохаль и то обстоятельство, что Тель-Авив не первый год стремится «разделить» проблему Палестины как бы на три разные темы – «ситуация вокруг Иерусалима, пресловутые «террористы» в Газе и статус именуемой Израилем «Палестинской автономии». А с этим, похоже, официально или неофициально согласны ряд стран, в том числе и арабских» (не назвав их конкретно, но подразумевался прежде всего Эр-Рияд – прим. авт), судя по «их реальной позиции по статусу Иерусалима и их реальной политике в отношении действий Израиля в Палестине». А в сущности, как пояснил мне А. Нофаль, это всё та же политика «разделяй и властвуй», давно апробированная в мире. Относительно же Иерусалима, он не может быть единой израильской столицей уже потому, что это отнюдь не предусмотрено известными решениями ООН. Кроме того, это исторический центр трех религий, включая Ислам. А «сотни миллионов рядовых мусульман никогда не согласятся с фактической оккупацией их святынь».

Всё, что связано с ситуацией в Иерусалиме и с его статусом – составная часть палестинских проблем, порождённых политикой Тель-Авива. Эту взаимосвязь, можно сказать, единогласно подчеркнули на форуме представители Ирана, Турции и Палестины.

Палестинский дипломат также разъяснил автору, что в Израиле имеется немало экспертных и общественных организаций, выступающих за равноправный диалог с палестинской стороной, как и против «ускоряющейся «иудаизации» Восточного Иерусалима, в том числе с переименованием улиц, перестройкой ряда кварталов». В числе ведущих оппонентов такой политики – также и компартия Израиля: «С ней, в том числе, мы всё активнее контактируем, полагая, что такой курс поможет обуздать конфронтационную линию израильских властей».

Для решения существующих проблем, по мнению А. Нофаля требуется, прежде всего, подробное разъяснение мировом сообществу реальной ситуации в Палестине и неизбежных последствий ее дальнейшего обострения для всего мира: «Именно на такой основе возможно формирование дееспособной международной коалиции для диалога и комплексного решения проблем Палестины и ее полноценной государственности, то есть – в соответствии с известными решениями ООН». Всё это решаемо исключительно путем диалога и переговоров, а не посредством вооруженного противоборства. Посол отметил «авторитетную роль России» в формировании такой коалиции, ибо политика РФ способствует диалогу между израильтянами и палестинцами. В связи с чем, «немаловажно и то, что российская сторона осудила недавний перенос в Иерусалим посольства США в Израиле».

Более взвешенными, как мы отметили ранее, были ремарки посла Турции в Москве. Осудив действия Израиля в Восточном Иерусалиме и в Палестине в целом (хотя и в менее жестких выражениях в сравнении с представителя Ирана и Палестины) и выразив озабоченность переводом посольства США из Тель-Авива в Иерусалим, г-н Дириоз выступил «за израильско-палестинский диалог и против эскалации напряженности в Палестине». В основном его выступление касалось общемировой значимости Международного «Дня Аль-Кудса», пагубности израильских репрессий против палестинцев и неправомерности признания всего Иерусалима столицей Израиля. Посол высказался также за возвращение на родину палестинских беженцев и поддержал идею международной коалиции по проблемам Палестины и ее взаимоотношений с Израилем. Подтвердил он и «непризнание Турецкой республикой нынешних израильских границ», предложив Тель-Авиву «вернуться к границам на 4 июня 1967 года». Однако вопрос автора этих строк о возможных совместных действиях Турции, Ирана и Палестины в ООН и других международных структурах, нацеленных на выполнение Израилем известных решений ООН, фактически остался без ответа. Абдельхафиз Нофаль вновь высказался за создание широкой международной коалиции для решения этих вопросов, не упомянув при этом о возможности соответствующих совместных действий Анкары и Тегерана по линии ООН. Правда, Посол косвенно отметил эффективность международного участия в решении палестинского вопроса, ибо, «например, санкции ООН и мирового сообщества способствовали краху апартеида в Южной Родезии и затем в ЮАР».

Иными словами, несмотря на максимальную схожесть позиций Тегерана и Анкары в палестинском вопросе, не готовы к каким-либо совместным политическим действиям по поддержке Палестины. Как представляется, это обстоятельство следует учитывать и при оценке степени устойчивости ситуативной коалиции «тройки» гарантов сирийского урегулирования, в которую, кроме Ирана и Турции, входит Россия. Помимо вышеупомянутого участия Турции в НАТО и наличия на турецкой земле военных без НАТО, государственно-политическое и общественное устройства Турции и Ирана заметно отличается. Недавние президентские и парламентские выборы в Турции продемонстрировали заметный рост националистических настроений.

Если эволюция подходов турок в «палестинском вопросе» содержит пока больше вопросов, чем ответом, то диалог Саудовской Аравии и её «коллег» по Совету сотрудничества государств Персидского Залива с еврейским государством, похоже, развивается всё активнее. Судя по оценкам ряда зарубежных СМИ, совокупный объем торговли Израиля с «заливными» монархиями за последние три года возрос более чем вдвое. Указанные страны вот уже почти 20 лет – среди основных поставщиков нефти, нефтепродуктов и сжиженного газа в Израиль. И до 80 % объема взаимной торговли – это уже прямые взаимопоставки (т.е. не через страны или компании-посредники).

Характерно и то, что ещё 3 апреля наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман Аль Сауд кратко, но конкретно заявил в американском журнале «Atlantic» о «неотъемлемом праве израильтян на собственное государство». Правда, в каких границах – не уточнено. Многие эксперты высказывают предположение, что речь может идти о нынешних, нынешних, то есть фактических границах. Уже который год саудовские масс-медиа не напоминают ни об известной резолюции ООН от 29 ноября 1947 года, ни и демаркационных линиях 1949-50 годов между Израилем и его соседями, ни об арабо-израильских границах на 4 июня 1967 года.

А вот интригующая информация «Радио Свобода» от 20 ноября 2017 г.: «…Один из израильских министров дал понять, что у Тель-Авива существуют секретные контакты с Саудовской Аравией и другими арабскими странами по поводу взаимной озабоченности в отношении Ирана, в том числе его атомной программой». Точнее, «министр энергетики Израиля Юваль Штейниц сообщил об этом 19 ноября в интервью израильскому военному радио, но не уточнил характера этих контактов. Это первое признание высокопоставленного чиновника Израиля». Штейниц сказал также, что «мы не из тех, кто стыдится таких контактов». И, по его словам, другая сторона заинтересована в том, чтобы держать эти связи в секрете».

На днях «подтвердился» и британско-саудовский альянс против Ирана. По данным BBC от 4 июня, «в ходе телефонного разговора премьера Великобритании Терезы Мэй и наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Салмана 4 июня, стороны согласились в необходимости бороться с дестабилизирующей активностью Ирана в регионе».

Впрочем, сказывается в саудовско-палестинском контексте не только иранский фактор, но еще и нефтяной. 19 декабря 2017 г. советник главы Государства Палестина по международным вопросам Набиль Шаат уточнил автору, что Для поставок в Хайфу нефти, в том числе аравийской, «реализуется проект нефтепровода к североизраильскому порту Хайфа, где расположен крупный нефтеперерабатывающий завод (НПЗ), от южноизраильского порта Эйлат… Эта артерия пройдёт вблизи Иерусалима, а недавнее признание Д. Трампом Иерусалима столицей Израиля политически облегчает создание этой артерии».

Кроме того, Эр-Рияд заинтересован в возобновлении полноценной работы первого трансаравийского нефтепровода Дахран (саудовское побережье Персидского Залива) – Аль-Кайсум (Саудовская Аравия) – Хайфа, вступившего в действие еще в 1948 году, но «замороженного» в середине 1950-х годов в связи с арабо-израильским конфликтом. С 1955 года у этой артерии имеется ответвление через Южную Сирию к южноливанскому порту и НПЗ Сайда: правда, работает оно с 1968 года эпизодически, да и то лишь на 35-40% своей мощности. Но именно эти маршруты – и поныне кратчайшие пути доставки саудовской нефти не только в Израиль или Ливан, но также в Европу и Турцию. Причем доля саудовской, а также катарской и кувейтской нефти в ежегодном нефтепотреблении Турции сохраняется минимум в 25% (с саудовской долей в этом показателе – в 65%).

В ряде зарубежных СМИ иногда сообщается, что трубопровод к Хайфе возобновил работу еще в конце 1980-х годов сперва на треть, а вскоре почти на половину своей мощности. И Эр-Рияд, и Тель-Авив официально эту информацию не опровергают.

Таким образом, немалое число взаимосвязанных факторов сводят к минимуму возможности единой коллективной позиции ведущих арабских (и в целом мусульманских) стран относительно политики не только Израиля, но и Запада с Турцией в отношении Иерусалима и Палестины в целом. Отсюда – в том числе и «молчание» представителей Ирана и Турции о возможности совместных политических действий и в палестинском вопросе…

Алексей Балиев

Добавить комментарий