Вынужденный временный компромисс: будут ли реализованы российско-турецкие договорённости по Идлибу?

Серьёзные сомнения на этот счёт более чем обоснованы

Выступая 18 сентября на заседании Совета безопасности ООН, постоянный представитель России Василий Небензя вновь обратился к ситуации на северо-западе Сирии: «Внутри идлибской зоны деэскалации продолжается подготовка боевиками и активистами «Белых касок» постановочных акций по применению химического оружия», причём в некоторых районах страны «съемки этой фикции уже состоялись». «При этом в них заставили сниматься ранее похищенных в провинциях Идлиб и Алеппо сирийцев, включая детей», – отметил дипломат. Также есть данные, что запрещённая в России террористическая группировка «Джебхат ан-Нусра» на днях передала бочки с хлором группировке «Джейш Аль-Изза» в Латамне и Кафр-Зите, о чём в Москве неоднократно предупреждали и ранее.

«Видим, что некоторые наши партнеры используют Сирию как плацдарм, чтобы развязать в регионе гораздо более серьезный и опасный конфликт с далеко идущими и непредсказуемыми последствиями. В этой связи хотели бы еще раз призвать к подлинно коллективной работе по всем конфликтным ситуациям в регионе и уж тем более на контртеррористическом направлении и оставить попытки решить проблемы Сирии за ее спиной», – вновь воззвал В. Небензя к здравому смыслу присутствовавших.

Как известно, завывания о якобы неминуемой «химической атаки режима Асада на гражданское население» на протяжении последних месяцев служат одной-единственной цели – сохранения на северо-западе Сирии крупного террористического очага. Заметим, в этом вопросе интересы западной «коалиции», Турции и Саудовской Аравии, мягко говоря, не слишком отличаются – достаточно напомнить, что провинция Идлиб была окончательно захвачена в 2015 году совместными усилиями террористических банд, подпитывавшихся из этих трёх источников. Конечно, не является простым совпадением и совместное влияние этих же игроков на связанную с террористами структуру под названием «Белые каски».

Идлиб непосредственно граничит с Турецкой Республикой, и одного взгляда на географическую карту понятно, чтобы понять причины достаточно серьёзного компромисса, на который (как представляется многим экспертам) пришлось пойти Москве в ходе российско-турецких переговоров высшего уровня в Сочи. Главным результатом стало подписание документа, один из промежуточных вариантов которого  упоминается в турецких СМИ как «Меморандум о стабилизации ситуации в зоне деэскалации Идлиб» (почему-то на английском языке) и предполагает создание вокруг неё до 15 октября некоей «демилитаризованной зоны» в 15-20 километров. Предполагается, что данную буферную территорию со стороны сирийцев будет контролировать российская военная полиция, а ближе к позициям боевиков – турецкие воинские подразделения, активно перебрасываемые в провинцию Хатай, а оттуда на сирийскую территорию (заметим, в полном противоречии с нормами международного права).

В пользу соблюдения договорённостей, казалось бы, играет обязательство Эрдогана до 10 октября «осуществить вывод из этой зоны тяжелого вооружения, танков, реактивных систем залпового огня, орудий и минометов всех оппозиционных группировок». Формально турецкий лидер соглашается с тем, что «территории, которые находятся под контролем сирийской оппозиции, необходимо демилитаризировать. Оппозиция, которая контролирует эти территории, продолжит оставаться там, но вместе с тем совместно с Россией мы будем прилагать все усилия, чтобы устранить все радикальные группы из этих территорий». Однако в реальности, как представляется, и здесь неизбежны неприятные сюрпризы – хотя бы потому, что в арсенале боевиков имеется тяжёлая техника и беспилотники, действующие далеко за пределами радиуса 20 километров. В Москве акцентируют внимание на жёсткие обязательства турецких партнёров по размежеванию «умеренных» боевиков от «неумеренных» террористов, то есть ровно та том, что изначально не собиралась делать Америка в период подготовки и проведения операции по освобождению Алеппо в 2016 году. Даже традиционно считавшиеся протурецкими «Ахрар аш-Шам»  и «Нурреддин аз-Зенки» в большинстве своём, скорее всего, ориентируются не только на Анкару, но и на другие центры силы, рассматривающие сочинские договорённости исключительно исходя из необходимости максимального затягивания сирийской войны. Несмотря на очевидное расширение турецкого присутствия на северо-западе Сирии, вряд ли Анкара в состоянии контролировать абсолютно все группировки, среди которых велико влияние непримиримых и тех, кто действует в соответствии с устремлениями своих геополитических спонсоров, заинтересованных в нанесении России на ближнем востоке максимального военного, экономического и репутационного ущерба.

При определенных условиях Идлиб способен как укрепить, так и серьезно осложнить российско-турецкие отношения, и в случае реализации негативного сценария такой аналитики Stratfor прогнозируют более широкое вовлечение внешних сил и выведение конфликта за рамки этой страны (1). Следует также заметить, на Востоке и на Западе, где понимают только силу, сформировалось чёткое убеждение в эффективности средств шантажа и информационного давления, а значит, они будут применяться вновь и вновь для коррекции Москвы, и отнюдь не только в сирийском вопросе, в выгодном для её оппонентов направлении.

О поддержке турецко-российских договоренностей объявила крупнейшая (десятки тысяч боевиков) вооруженная группировка «сирийской оппозиции» в виде «Фронта национального освобождения», сделав это в весьма специфической манере, по сути, заранее выбросив их в мусорную корзину. Выразив благодарность Эрдогану за усилия в предотвращении столкновений в Сирии, боевики считают сочинские соглашения «успехом дипломатических усилий Турции». И далее: «Мы не отступим от намеченной цели – свержения режима Башара Асада. Поэтому не сложим оружия. Будем продолжать сотрудничество с Турцией. Будем бдительны против вероломных атак России, Ирана и режима Асада». Таким образом, сочинские договорённости ни в коем случае не означают прекращения обстрелов из Идлиба сопредельных территорий, контролируемых властями Дамаска, вооружённых провокаций боевиков и дальнейших попыток прорыва в сторону Алеппо, Латакии и Хамы. «В течение суток были зафиксированы обстрелы населенных пунктов Клаба, Икко (дважды) провинции Латакия, районов Хара, Халаб Эль-Джадид, Эз-Зандик, Эз-Захра, квартала научно-исследовательского центра (дважды), сектора Кастелло, района артиллерийского училища и северо-западных окраин города Алеппо, населенного пункта Зор-Махрука провинции Хама», — сообщил 18 сентября глава российского Центра по примирению враждующих сторон генерал-лейтенант Владимир Савченко. На следующий день российские наблюдатели зафиксировали 39 случаев стрельбы в провинциях Латакия, Алеппо, Хама, в то время как турецкие, что характерно – ни одного. Количество нарушений режима прекращения огня со стороны террористических банд, действующих в «идлибской зоне деэскалации», не уменьшается, и от того, что она станет «демилитаризованной зоной» – не уменьшится. А в случае гарантий фактической неприкосновенности «непримиримых», сведённых в Идлиб из-под Дамаска, с юга страны и их других местностей – многократно возрастёт.

Заявления турецких лидеров, да и самих боевиков также особых поводов для оптимизма не оставляют. Уже на итоговой пресс-конференции в Сочи было заметно, что Владимир Путин говорил преимущественно о зоне демилитаризации вглубь позиций боевиков в Идлибе, в то время как Эрдоган подчёркивал, что эта зона должна на таких же условиях отвода тяжёлой техники равномерно распространяться и на правительственную сторону. Востоковед, обозреватель Фонда стратегической культуры Дмитрий Минин отмечает также и распространение турецкими СМИ, с явным опережением событий, выгодного Анкаре варианта будущего разграничения. В их интерпретации из 15-20 км «буфера» правительственная Сирийская арабская армия (САА) должна отвести свои тяжёлые вооружения на большее расстояние, чем боевики. Институт Брукингса отмечает крайне медленный прогресс в переговорах с турками и большую вероятность столкновений в результате попыток выполнить сочинские соглашения. Так называемый «шариатский судья» запрещённой в России группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» некто Абу Язган аль-Масри уже заявил, что «с теми, кто призывает сдать оружие, надо бороться как с самыми большими врагами». И назвал их «предателями и вражескими агентами».

На этом тревожном фоне министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу говорит о наращивании военного присутствия в Сирии. «У нас останется в Идлибе 12 наблюдательных пунктов. Однако нам необходимо направить туда дополнительные войска». По версии турецкой стороны, в соответствии с достигнутыми в Сочи договорённостями, «Россия примет меры для предотвращения нападений и входа сил режима в Идлиб», в то время как провинция «останется в ее нынешних границах». «Мы продолжим работать вместе с Россией. Мирные жители и умеренная оппозиция останутся в Идлибе, регион будет очищен от радикалов», – сказал Чавушоглу, подразумевая вышеупомянутую «демилитаризованную зону». «В рамках соглашений с Россией сирийская оппозиция останется на тех территориях, которые сейчас занимает», – добавляет представитель президента Турции Ибрагим Калын.

Американский политолог Дмитрий Саймс считает российско-турецкие соглашения выдающимся внешнеполитическим успехом Москвы, для которой очень важно не иметь Турцию в качестве противника. Политическое крыло боевиков («сирийский комитет по переговорам» во главе с Насером аль-Харири), равно как и официальный Вашингтон, с энтузиазмом поддержали сочинские российско-турецкие договорённости, что также заставляет задуматься, как и заявление спецпредставитель госсекретаря США по Сирии Джеймс Джеффри в ходе упомянутого в начале нашего материала заседания Совбеза ООН: «Как стало вчера известно, Россия и Турция договорились стабилизировать ситуацию в Идлибе. Мы призываем все стороны взять обязательство добиваться долгосрочного прекращения огня и предпринять шаги для содействия женевскому переговорному процессу. Единственным путем к урегулированию является действенное и включающее все стороны политическое решение». Дипломат подтвердил бескомпромиссную позицию своей страны в сирийском вопросе: «Асад и его приспешники никогда не будут приняты в сообщество цивилизованных стран. Никакой помощи в восстановлении страны не будет, во всяком случае, с нашей стороны». Стабильности в Сирии не будет до тех пор, пока на территории этой страны находятся иранские формирования, развёрнутые по соседству с Израилем, что, по мнению господина Джеффри, неприемлемо. И далее: «Если Россия заинтересована в том, чтобы обеспечить мир в Сирии, она должна добиваться того, чтобы иранские формирования раз и навсегда были выведены из Сирии». Согласимся, сформулировано предельно чётко и недвусмысленно.

«Что касается российско-турецкой договоренности по Идлибу, то она направлена, прежде всего, на искоренение террористической угрозы. Это, безусловно, промежуточный шаг, потому что создается всего лишь демилитаризованная зона», – заявил министр 21 сентября иностранных дел России Сергей Лавров. Этот необходимый шаг позволит предотвратить продолжающиеся случаи обстрелов из зоны деэскалации в Идлибе по позициям сирийских войск и российской военной базе в Хмеймиме. Также глава российской дипломатии подчеркнул необходимость вывода из этой зоны боевиков запрещённой в России группировки «Джебхат ан-Нусра». Между тем, боевики доставили в городскую больницу зарин для продолжения подготовки провокации с применением химического оружия. «К сожалению, пока рано говорить о срыве этого поддерживаемого Западом сценария. Поступает информация о продолжающихся так называемых химических приготовлениях – нусровцы занимаются поставками химического оружия союзным незаконным вооруженным формирования, в национальный госпиталь Идлиб доставлено боевое отравляющее вещество зарин», участвуют в подготовительной работе сотни «белых касок».

Научный руководитель ИВ РАН, академик Виталий Наумкин отмечает: Турция ни за что не сдаст те вооружённые группировки, которые она считает своими и «умеренными», но это те организации, которые будут продолжать всеми силами бороться за свержение правительства Асада, что остаётся целью американцев, собравших огромный военный кулак у берегов Сирии и над Сирией. Серьёзным компромиссом, достигнутым в виде договорённостей с Турцией, Россия спасла Сирию от очередного, возможно сокрушительного удара американцев, неизбежного в случае начала военной операции Дамаска. В Идлибе скопились десятки тысяч террористов, и сложно понять, как предполагаемый «пояс безопасности» гарантирует жёсткие антитеррористические действия турок на подконтрольной боевикам территории.

Помимо жёсткой риторики Эрдогана и его окружения, на решение отказаться от наступления в Идлибе также повлияла консолидированная, бескомпромиссная позиция Запада, включая угрозы жёсткого ответа на «применение режимом Асада химического оружия». Фактическое превращение Идлиба в турецкий протекторат наподобие Африна или Северного Кипра может стать временным решением, но ни в коем случае не долгосрочным. Неизбежные набеги террористов из «демилитаризованной зоны» сделают военную операцию на северо-западе страны неизбежна, и пока у Дамаска и его союзников появляется дополнительное время для её подготовки. Проблема только в том, что противоположная сторона, а главное – её геополитические спонсоры сидеть сложа руки также явно не собираются.

* * *

21 сентября агентство SANA опубликовало видеоролик срежессированной «Белыми касками» постановочной «атаки режима Асада» в провинции Идлиб. В пятиминутном ролике три варианта одного и того же видео инсценировки с немного отличающимися «сценариями» и диспозицией актёров. В начале видео на земле лежат якобы «жертвы» химатаки, одного мужчину переносят на носилках в машину скорой помощи, а ребенка поливают водой в фургоне пикапа. Во второй и третьей версии видео мужчина уже не лежит на носилках, а помогает остальным поливать ребенка водой. Оперативное удаление материала с сервиса YouTube через несколько минут после его появления – очевидное доказательство преступных замыслов террористов, которые чем дальше, тем труднее скрывать.

Андрей Арешев

Примечание

(1) В этом убеждает и налёт ВВС Израиля на провинцию Латакия, приведший к непреднамеренному поражению сирийскими средствами ПВО российского самолёта радиоэлектронной разведки ИЛ-20 и гибели 15-ти военнослужащих. С учётом расположения именно в районе Латакии российских военных объектов и тесного партнёрства между Тель-Авивом и Вашингтоном высказываются различные предположения о подоплёке данного инцидента, реакция на который со стороны Москвы оказалась весьма сдержанной.

Добавить комментарий