О дискуссии по заявленной гуманитарной миссии Армении в Сирии

По итогам встречи с президентом России Владимиром Путиным, в интервью газете «Коммерсантъ» премьер-министр Армении Никол Пашинян, официально сообщил о гуманитарной миссии и сделал по этому вопросу ряд важных уточнений. В частности:

– изначальной основной целью этой миссии является оказание помощь армянской общине в Алеппо и Сирии в целом. Армения «имеет особый интерес» в этом вопросе, потому что в Сирии есть армянская община, особенно многочисленна она в Алеппо. Ереван считает важным оказать гуманитарную помощь. Речь идет о разминировании и оказании медицинской помощи;

– решение принято совместно Ереваном и Москвой. Представители гуманитарной миссии министерства обороны Армении будут действовать в Сирии под своим флагом;

– на момент интервью полный формат миссии уточнён не был.

Напомним, впервые заявление о «беспрецедентной гуманитарной миссии» Армении в рамках армяно-российского сотрудничества было сделано премьер-министром Николом Пашиняном 17 августа на митинге в Ереване, который был посвящен 100 дням деятельности его правительства. При этом ни слова не было сказано о назначении миссии и не было упомянуто никаких географических названий.  О том, что сирийские власти обратились к Армении с просьбой о гуманитарной помощи несколько месяцев назад, отметил пресс-секретарь МИД Армении Тигран Балаян.

Комментируя решение главы правительства Армении об отправке гуманитарной миссии в Сирию, заведующий кафедрой арабистики факультета востоковедения ЕГУ Айк Кочарян заметил: «В Сирии у нас есть самое важное обстоятельство – армянская община. Я считаю это решение запоздалым, те же действия можно было осуществить и раньше, и это могло бы оказаться полезным для армянской общины, иметь определенное организационное, консолидирующее значение. В Сирии меняется конфигурация, и присутствие армянского отряда, осуществляющего гуманитарную миссию, должно оказать положительное влияние на происходящие внутри, в общине события». Хотя и заявляется о том, что будет оказана помощь только армянской общине, но крайняя необходимость в гуманитарной миссии имеется не только в Алеппо, но и в других регионах страны, что «может достаточно повысить нашу роль как государства. В действиях Армении впервые замечается проактивность». А. Кочарян также полагает, что важным её отправка в Сирию под флагом Армении и координация пребывания в этой стране с Россией и правительством Башара Асада. Эксперт также выразил уверенность в том, что с отправкой группы серьезных проблем не возникнет, и Ереван всегда сможет объяснить международным партнерам, что у него есть национальные интересы, есть армянская община, которую нужно поддержать. «Если бы не было фактора общины, то возникло бы много проблем».

Эксперт-арабист замечает также: «…когда ты представляешь заявку и пытаешься играть в подобном опасном поле или регионе, увеличиваются и риски. Нужно все рассчитать и понять – что мы приобретаем, а что можем потерять. В данном случае отправка гуманитарной миссии может оказать достаточно хорошее влияние на нашу роль, наше значение – с точки зрения защиты наших интересов в Сирии». Но, как считает А.Кочарян, в данном случае есть чем заняться и армянкой дипломатии, и все это необходимо представить в правильном свете.

Совершенно иного мнения придерживается политолог Гагик Гамбарян, который полагает, что отправка гуманитарной миссии ВС Армении (он ее называет «войсковой группой») в Сирию станет «головной болью» для правительства Пашиняна и поэтому вряд ли она ему необходима. Акцентируя внимание на то обстоятельство, что гуманитарная миссия отправляется в Сирию без мандата ООН, он задаётся вопросом: «…с чьей стороны мы едем – США и их союзников, или России, покровительствующей режиму Асада?» Следовательно, из-за отправки «войсковой группы» в Сирию, Гамбарян прогнозирует ухудшение отношений Еревана с США и ЕС, а это, по его мнению – «несвоевременное и опасное решение. Тем более, когда в Сирии пересекаются интересы Запада и России». Он посчитал предупреждением заявление посла США в Армении: «США это уже не понравилось, это – мессидж и не будет иметь для нас хороших последствий».

Г. Гамбаряну вторит политолог Рубен Меграбян: «…любая гуманитарная миссия Армении в Сирии нуждается в международном мандате, без этого мандата участие в каких-то проектах в рамках российской самодеятельности несет в себе очень большие риски, и сложно представить какого масштаба они могут быть. В любом случае у западных партнеров Армении возникнут вопросы, причем как в США, так и в ЕС». Он не исключил, что риски могут быть велики – вплоть до введения санкций. «То, что Россия делает в Сирии – это военное преступление. И Армения не должна своими действиями создавать впечатление, что становиться соучастницей этого преступления, лишь для того, чтобы задобрить Россию», — заявил Р. Меграбян. Вот так, ни больше, ни меньше. Он (и далеко не только он) также полагает, что самое лучшее, что можно сделать в сложившейся ситуации для армянской общины Сирии – это организовать массовую репатриацию в Армению.

Однако эксперт умалчивает то обстоятельство, что армянская община в Сирии является «материнской», т.е. армяне проживали на этой территории в составе различных государств более двух тысяч лет. Отметим, что численность армянской общины в Сирии, до начала конфликта, оценивалась приблизительно в 120 тысяч человек. В основном армяне жили в Алеппо (60 тысяч человек), Дамаске (7 тысяч), Латакии, Кесабе и Эль-Камышли. После начала сирийского кризиса, по разным оценкам, более 90 тысяч армян покинули страну (в основном выехали в Ливан), из коих свыше 20 тысяч нашли приют в Армении. Оставшиеся в Сирии армяне воюют на стороне правительства Башара Асада либо в рядах армии, либо в составе местных сил территориальной обороны.

Эксперт по конституционному праву Вардан Айвазян, касаясь законности отправки армянской гуманитарной миссии в Сирию, подчеркнул: «…никаких проблем с Конституцией и законами РА нет, так как группа едет с исключительно гуманитарной миссией. Осуществление гуманитарной миссии – это одна категория, участие в военных действиях – другая. Наши врачи не едут воевать с другой страной от имени своей страны. В части поездки наших военных и осуществления гуманитарной помощи нет никаких конституционных ограничений. Я подчеркиваю, что выполнение гуманитарной миссии и участие в военных операциях – это разные вещи».

Как бы отвечая на наиболее часто возникающие вопросы и критику в адрес решения правительства, министр обороны Армении Давида Тоноян уточнил ряд моментов, касающихся гуманитарной миссии в Сирии.

Так, до конца текущего года военное ведомство Армении направит в Сирию группу специалистов численностью в 100 человек, состоящую из врачей, гуманитарных специалистов по разминированию и обеспечивающий их безопасность состав. Несмотря на то, что специалисты министерства обороны Армении, в основном, являются военными, тем не менее, их нельзя назвать военным контингентом, поскольку группа армянских специалистов не будет выполнять боевых задач в Сирии. Она будет заниматься исключительно гуманитарными вопросами. Следовательно, у нее будет статус не контингента, а группы или миссии специалистов.

В ответ на критические замечания о том, что Конституция страны запрещает использование вооруженных сил Армении за пределами ее границ без разрешения парламента, было замечено, что в данном случае не может быть и речи о применении войск Вооруженных сил Армении за ее пределами. Армянские специалисты будут выполнять в Сирии исключительно гуманитарные задачи вне зон боевых действий, в частности, в городе Алеппо. В случае с сапёрами также речь идёт о специалистах по гуманитарному разминированию (с профессиональной точки зрения специфика их деятельности существенно отличается от работы военных сапёров).

Таким образом, с правовой точки зрения, вышеупомянутая гуманитарная миссия полностью укладывается в рамки Конституции Армении, многочисленные резолюции и программы действий со стороны Совета Безопасности ООН и других ее органов по Ближнему Востоку, а также действующие между Арменией и Сирией договорные обязательства. Как упоминалось выше, сирийские власти направили Еревану соответствующую официальную просьбу, на которую власти Армении и собираются отреагировать, т.е. присутствие гуманитарной миссии из Армении в Алеппо будет полностью легитимным с точки зрения не только международного права, но и внутрисирийского законодательства;

Гуманитарная миссия специалистов из Армении будет дислоцироваться в городе Алеппо, помогая жителям этого сирийского города, остающегося под угрозой нападений со стороны сопредельного Идлиба (1). Непосредственную безопасность армянских врачей и саперов будут обеспечивать специалисты, которые отправятся с ними из Армении;

Разумеется, одним из ключевых вопросов является механизм взаимодействия армянской гуманитарной миссии в Сирии с Центром примирения враждующих сторон, с российским воинским контингентом и с гражданскими властями ближневосточной страны. Прежде всего, в этой связи следует отметить, что гуманитарная миссия будет действовать под командованием министерства обороны Армении. Естественно, миссия будет согласовывать свои действия и с российской стороной, и с местными властями. Для осуществления общей координации гуманитарной деятельности, сбора и анализа сообщений гражданских жителей, а также с целью реагирования на них в Алеппо действует специальный центр, в котором будут работать и представители Армении. Что касается вооруженных сил России и Сирии и ведущихся ими военных действий, то армянская гуманитарная миссия не будет задействована в реализации боевых задач. Российские военные окажут поддержку в транспортировке и размещении армянской гуманитарной миссии в Сирии согласно соответствующему протоколу между военными ведомствами двух стран, который скоро будет подписан;

Кроме того, предстоящие действия гуманитарной миссии Армении в Сирии официальный Ереван обсудил и с западными странами, особо отметив следующее:

– миссия не направляемся в Сирию для ведения боевых действий на чьей-либо стороне;

– армянская миссия является сугубо гуманитарной;

– интерес Еревана состоит в сохранении армянской общины в Алеппо и помощи в деле возвращения народа Сирии к привычной мирной жизни. Судя по всему, представленные Ереваном аргументы, встретили у западных партнеров относительно отправки своей гуманитарной миссии в Сирию определённое понимание.

Последние точки над «i» в этом дискурсе поставил глава МИД Армении Зограб Мнацаканян. Он, в частности, отметил, что ситуация в Сирии имеет для Армении исключительно важное значение и не только потому, что речь идет о мире и стабильности в регионе, но и вследствие беспокойства армянских властей о своих соотечественниках, оказавшихся в эпицентре конфликта, способного (добавим от себя) продлиться ещё не один год. Также глава армянской дипломатии напомнил о том, что посольство Армении в Дамаске и Генеральное консульство в Алеппо пытаются, по возможности, внести вклад в обеспечение их безопасности. В последние годы Армения при содействии российской военной транспортной авиации неоднократно отправляла в Сирию гуманитарную помощь.

Представляется, что накануне отправки армянской гуманитарной миссии в Сирию в армянских СМИ произойдёт очередной всплеск разноречивых мнений по этому вопросу. Впрочем, позиции участников обсуждений уже обозначены, и скорее всего они будут повторяться по многим пунктам.

Давид Петросян, независимый журналист

Примечание

(1) Ранее на сайте «Военно-политическая аналитика» был опубликован материал о вынужденном характере российско-турецких договорённостей по созданию в Идлибе «зоны деэскалации», представляющихся компромиссными и временными.

Добавить комментарий