Израиль и США – в поисках ответа на укрепление Россией обороноспособности Сирии

Возрождая террористические группировки, американцы раскалывают страну по Евфрату

8 октября российский военно-дипломатический источник сообщил агентству ТАСС о безвозмездной передаче Сирийской Арабской Республике трёх дивизионов зенитной ракетной системы С-300ПМУ в составе восьми пусковых установок каждый. Переданная на безвозмездной основе «техника ранее находилась на вооружении одного из зенитных ракетных полков Воздушно-космических сил России, переоснащенного на систему С-400 «Триумф», она прошла капитальный ремонт на российских оборонных предприятиях, полностью исправна и способна выполнять боевые задачи». Вместе с пусковыми установками в Сирию доставлен и возимый боекомплект в составе более 100 зенитных управляемых ракет для каждого дивизиона.

Между тем, эксперты продолжают обсуждать шансы выполненных по технологии Stealth многофункциональных самолётов ВВС Израиля F-35 (пока их 12, к 2024 году будет ещё 50) в противостоянии с российскими зенитно-ракетными системами. Несмотря на широкие возможности F-35 в преодолении систем противовоздушной обороны, его вряд ли можно считать полностью неуязвимым. В любом случае, отныне в Сирии израильтяне будут вынуждены противостоять жёсткой, интегрированной сети ПВО с несколькими радарами, пытающимися обнаружить и отследить воздушные цели с разных направлений. Согласно зарубежным военным источникам, операционное и аппаратное обеспечение самолётов-»невидимок» не позволяет применять дальнобойное оружие, способное поразить системы С-300ПМУ с безопасного для них расстояния. А максимальная дальность пуска высокоточных управляемых бомб GBU-39 составляет несколько десятков километров, и прежде чем малозаметный истребитель приблизится к этой цели, он, скорее всего, будет гарантированно обнаружен и уничтожен. Не говоря о том, что все остальные израильские самолёты, пытающиеся атаковать цели на сирийской территории, тем более будут сталкиваться с огромными рисками. Следует также учитывать, что Россия, как обещал в своём выступлении 24 сентября министр обороны Сергей Шойгу, будет глушить радары, системы навигации и системы связи противника, если таковой будет обнаружен над акваторией Восточного Средиземноморья либо где-то ещё поблизости от сирийских границ. А пока, как пишет руководитель представительства ТАСС в Ливане Дмитрий Зеленин, натовский «летающий радар» сканирует пространство над морским побережьем и в глубине сирийской территории, стремясь выведать, где разместятся переданные Россией зенитные ракетные комплексы С-300. Очередные адресованные Москве обвинения в «безответственном подходе» лишний раз свидетельствуют о серьёзной обеспокоенности со стороны западных партнеров предпринимаемыми Москвой шагами (1).

Согласно неподтверждённой информации, сирийские и российские средства ПВО некоторое время назад уже задействовались в отражении ракетного удара по Дамаску (при этом атакующие в воздушное пространство Сирии не входили, действуя со стороны Ливана). Кроме того, военно-воздушная группировка США в Израиле усиливается за счет самолётов, способных вести эффективную радиоэлектронную борьбу (что, вероятно, потребует дополнительных мер со стороны Москвы). 18 истребителей F-16 несколько дней проводили учения по противодействию российским зенитно-ракетным комплексам. Были зафиксированы и пробные подлёты ВВС Израиля к уже развёрнутым в Сирии станциям. «Как только израильские самолеты сунулись обратно на территорию Сирии, то С-300 начали по ним работать, – рассказывает военный эксперт Алексей Леонков. – На борту самолётов, таких, как F-16 израильского производства, есть специальная станция, которая принимает излучение, что они попали в зону действия РЛС. И, я думаю, что израильские лётчики не стали «будить медведя»,… потому что понимали, что ответ произойдёт достаточно быстро. F-16 однозначно не уйдёт от ракеты, которая будет запущена с комплекса С-300».

Стоит ли доводить ситуацию до реальных столкновений в небе над Сирией, способных, помимо прочего, развенчать определённые мифы об абсолютной неуязвимости и тотальном превосходстве тех или иных военных технологий? Известны заявления «горячих голов» в Израиле об уничтожении теперь уже формально сирийских систем С-300 в случае, если те откроют огонь и тем более собьют хотя бы один самолёт ВВС Израиля, которые ни в коем случае не откажутся от выполнения боевых задач в сирийском небе. Однако указанные противовоздушные и противоракетные комплексы действуют не изолированно, будучи прикрыты системами среднего и ближнего радиуса действия «Бук-М2Э» «Панцирь-С1». Для прорыва создаваемой Москвой и Дамаском интегрированной системы защиты воздушного пространства Сирии необходимо собирать мощную авиационную группировку и идти на крупномасштабную военную эскалацию с непредсказуемыми последствиями. Пока неясно, готовы ли Тель-Авив и Вашингтон к подобному варианту развития событий. 7 октября на очередном заседании правительства премьер-министр Биньямин Нетаньяху заявил о намерении встретиться с президентом России Владимиром Путиным. В Москве, хотя такой возможности и не исключили, но дали понять, что дата встречи ещё не согласована.

По мнению одного из местных наблюдателей, Нидаля Саби, заявления главы правительства и министра обороны Израиля о неизменности курса на противодействие иранскому присутствию в Сирии, несмотря на размещение ЗРК С-300, «сделаны в первую очередь для внутреннего потребления»: «С того момента, как Ил-20 был сбит на подлете к средиземноморскому побережью, Израиль не решился предпринять ни одного нового удара по военным объектам на сирийской территории. Это означает, что в Израиле со всей серьезностью осознают происшедшее изменение в балансе сил и ждут сигнала от России, чтобы обсудить новые «красные линии» в регионе».

Впрочем, текущей сдержанности Израиля может иметься и другое объяснение: упомянутая пауза предпринята исключительно на время политико-дипломатических усилий убедить Москву вернуться к прежней линии, после потери Ил-20 и гибели 15 военнослужащих продемонстрировавшей свою (в лучшем случае) внутреннюю противоречивость. Вряд ли приходится сомневаться в том, что параллельно партнёры пытаются всеми имеющимися у них силами и средствами восполнить имеющийся у них дефицит информации о предпринимаемых Россией мерах по укреплению обороноспособности Сирии с тем, чтобы выработать на них максимально эффективный ответ.

Согласно некоторым оценочным данным, с 2011 года под надуманными предлогами Израиль совершил более 200 налётов на Сирию, приведших к значительным разрушениям и жертвам среди военнослужащих и гражданского населения. Только за последние полтора года атаковано более 200 объектов с использованием 800 ракет и миномётных снарядов. Соответственно, инцидент, подобный трагической гибели Ил-20, после начала российской военной операции в Сирии 30 сентября 2015 года был запрограммирован, и нечто подобное просто не могло не произойти (2). Сегодня, как сообщает выходящая на арабском языке в Лондоне газета Asharq Al Awsat, Москва стремится открыть каналы связи между Израилем и Ираном «с целью снижения напряженности и предотвращения столкновений» в Сирии после поставки  С-300. Впрочем, относительно того, насколько успешным может оказаться подобного рода посредничество, высказываются самые разные предположения.

* * *

Выступая 7 октября на заседании ЦК партии «Баас», её генеральный секретарь, президент Сирии Башар Асад назвал российско-турецкое соглашение по Идлибу «временной мерой», позволившей добиться успехов в решении кризиса, прежде всего, избежать кровопролития. При этом позиция официального Дамаска явно демонстрирует, что «провинция Идлиб и другие наши территории, которые пока контролируют террористы, будут возвращены под контроль правительства». «Истерия стран Запада, свидетелями которой мы стали в период подготовки операции по освобождению Идлиба, связана с провалом их проектов в случае победы сирийской армии», – цитирует главу государства агентство SANA. По мнению Асада, по мере приближения к победе в войне враги Сирии будут наращивать усилия для того, чтобы истощить страну в военном, политическом, экономическом и социальном отношении.  Подобная политика внешнего давления может вызвать серьезные внутренние проблемы, не менее опасные, чем военные действия. Отметив роль партии «Баас» в решении вопросов поствоенного восстановления страны, президент подчеркнул необходимость изучения произошедших изменений в обществе, связанных с последствиями войны.

Одно из таких последствий – фактический территориальный раскол страны. Причём речь не только об Идлибе, где фиксируется очередной рецидив активности террористических группировок, заинтересованных, наряду со своими спонсорами, в срыве сочинских российско-турецких договорённостей. Одним из их позитивных следствий стали участившиеся разборки между различными бандами, в частности – в поселении Эль-Латамин, где явно планировалась очередная «химическая» провокация. В частности, террористы запрещённой в России группировки «ИГ» напали на «коллег» из также запрещённой в России «Хайят Тахрир аш-Шам», сообщили 10 октября в российским Центре по примирению враждующих сторон. В результате боестолкновения было убито четыре боевика и два сотрудника организации «Белые каски». Сторонники «ИГ» похитили из штаба боевиков «Хайят Тахрир аш-Шам» два баллона с хлором, которые затем были доставлены на юг провинции Алеппо и переданы террористам группировки «Харрас Ад-Дин». Западные спецслужбы, планировавшие провокации против сирийцев при участии боевиков, не учли сложную обстановку в идлибской зоне деэскалации, подчеркнули в ЦВПС.

Вместе с тем, боевики ряда радикальных и террористических группировок не желают выводить свои силы из демилитаризованной зоны в провинции Идлиб. Причина в том, что Турция, опасающаяся проникновения боевиков-иностранцев на свою территорию, якобы не обеспечила им гарантии их безопасности, пишет Al-Watan. 9 октября турецкое военное ведомство сообщило о завершении вывода из демилитаризованной зоны в Идлибе тяжелого вооружения: танков, РСЗО, артиллерии всех оппозиционных группировок. Начало полномасштабного функционирования зоны намечено на 15 октября. Несомненным примером сложных переговоров оппозиционные источники издания назвали нападение «Нусры» и связанных с нею радикальных группировок на позиции сирийской армии на северо-востоке от Латакии и на западе от Алеппо с использованием тяжелого вооружения. Турция крайне опасается прямого столкновения с радикальными группировками: «Анкара намерена попросить дополнительное время для вывода из демилитаризованной зоны радикалов, чтобы выгадать время на продолжение переговоров с командирами группировок, не приемлющих Сочинское соглашение». Успешная реализация второго этапа создания зоны позволит в итоге восстановить транзитное сообщение по трассам M4 (Алеппо – Латакия) и M5 (Алеппо – Хама). Конечно, противники мира в Сирии сделают всё от них зависящее для того, чтобы этого не произошло.

Впрочем, Идлиб – далеко не единственная проблема: через своих союзников США закрепляются в ряде районов Сирии, заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров: «К востоку от Евфрата есть огромные земли, где происходят абсолютно неприемлемые вещи. Эти земли США стараются использовать через своих сирийских союзников, прежде всего курдов, для того, чтобы создать там квазигосударство… и сделать все, чтобы создавать там условия для нормальной жизни своих подопечных». Американцы формируют там альтернативные органы власти, содействуют возвращению и расселению беженцев, «притом что на территориях, которые подконтрольны законному сирийскому правительству, ни США, ни Франция, ни другие западные страны не хотят создавать условия для возвращения беженцев до тех пор, как нам говорит Запад, пока не начнется заслуживающий доверия политический процесс. Вопрос в том, почему на восточном берегу реки Евфрат, который контролируют США и их местные соратники, не надо дожидаться начала вызывающего доверия политического процесса». Проектируемое марионеточное «государство» способно стать катализатором дальнейших территориальных переделов, нескончаемых войн и конфликтов в этом и без того нестабильном регионе, включая «опаснейшую игру с Иракским Курдистаном». «Не исключаю, что США в этом районе, как правило, стараются поддерживать ситуацию в таком разогретом состоянии, чтобы никто не мог успокоиться. В такой мутной воде им гораздо проще ловить рыбу, которую они хотят. До добра это никогда не доводило», – подчеркнул С. Лавров.

В этом контексте волне логично выглядит недавний отчет ISW под примечательным заголовком «ISIS’s Second Resurgence». Авторы исследования утверждают, что, несмотря на усилия проамериканской «коалиции», запрещённая в России террористическая группировка «Исламское государство» воссоздает боевые силы в Ираке и Сирии. В августе 2018 года в Пентагоне заявил о наличии у неё на территории указанных стран около 30 тысяч боевиков, ведущих эффективную кампанию по восстановлению прочных зон поддержки для извлечения из них необходимых средств. Террористы якобы в состоянии восстановить достаточные силы для возобновления военной экспансии, способной создать Дамаску и Багдаду дополнительные проблемы.

Заметим, никаких противоречий здесь нет: для обоснования бессрочной оккупации значительной части сирийской территории интервентам необходима «ручная» угроза со стороны террористической группировки под раскрученным брэндом, активность которой можно регулировать в зависимости от текущих потребностей.

Андрей Арешев

Примечания

(1) В ходе проходящих на Украине совместных учений «Чистое небо-2018» может отрабатываться тактика борьбы против российских средств противовоздушной и противоракетной обороны. Кроме того, представители высадившегося на Украине американо-израильского десанта оперативно разобрали одну из ещё советских установок С-300 из арсеналов ВСУ.
(2) Более того, высказываются предположения, что нечто подобное имело место в предшествующие годы, оставшись в поле конфиденциальных переговоров, будучи скрыто от широкой общественности.

Добавить комментарий