«Зоны деэскалации» пробивают нелёгкий путь к миру в Сирии

Внешняя поддержка тает – боевики разбегаются

4bn02c7de10eb0tzau_800C450Очередная встреча стран-гарантов сирийского мирного урегулирования (Россия, Иран и Турция) состоится 8 и 9 августа в Тегеране, сообщил министр иностранных дел России Сергей Лавров. Стороны продолжат разговор по дальнейшему укреплению режима прекращения огня.

Тем временем, продолжается процесс политико-правового оформления «зон деэскалации» в Сирии. Вслед за юго-западом страны (1) и Восточной Гутой, настал черёд расположенного к северу от Хомса так называемого «Растанского котла» с крупными городами Эр-Растан и Тель-Биса (84 населенных пункта с населением более 147 тысяч человек). Соответствующие договорённости были достигнуты 31 июля в Каире в ходе встречи представителей Минобороны России с лидерами ряда так называемых «умеренных» группировок (2). По словам посредника в переговорах, лидера движения «Завтра Сирии» Ахмеда Джерба, основным участником соглашения о зоне деэскалации на севере Хомса со стороны со стороны оппонентов Дамаска стала группировка «Джейш ат-Таухид» («Армия единобожия»),  образовавшаяся в 2015 году из нескольких местных отрядов «вооруженной оппозиции».

3 августа официальный представитель Министерства обороны Российской Федерации генерал-майор Игорь Конашенков сообщил о начале оформления очередной «зоны деэскалации». «Начиная с 4 августа, вдоль участков линии соприкосновения сторон зоны деэскалации «Хомс» российской Военной полицией будут развернуты два контрольно-пропускных пункта в районах Нарб-Нафса и Дуайр, а также три наблюдательных поста в районах Хмира, Кубейбат и Телль-Амери», — отметил И. Конашенков. На представителей российской военной полиции возложены задачи по разъединению противоборствующих сторон, мониторингу выполнения режима прекращения боевых действий, а также обеспечению беспрепятственной доставки гуманитарных грузов и вывоза больных и раненых, получающих возможность лечения в российском военном госпитале или сирийских медучреждениях.

В соответствии с достигнутыми договорённостями, впервые с начала сирийского кризиса оппозиция открыла для гражданского транспорта проходящий через зону деэскалации участок автодороги, связывающей Хаму с остальными городами республики, что стало возможным после начала работы КПП военной полиции РФ.

Фото: Global Look Press/Ammar Safarjalani

Решение насущных вопросов мирной жизни в «зоне деэскалации» станет предметом заботы местных советов, сформированных жителями соответствующих районов. «В сферу их ответственности будет входить возобновление деятельности органов власти, образовательных и социальных учреждений, а также другие аспекты восстановления мирной жизни», — подчеркнул представитель российского военного ведомства.

Также для обеспечения эффективного функционирования зоны деэскалации «Хомс» будет сформирован «Комитет национальной справедливости» с участием представителей оппозиции и основных представленных в районе политических и этноконфессиональных групп.

Неназванный сотрудник Госдепа заявил о поддержке договорённостей об очередной «зоне деэскалации» в контексте доставки гуманитарной помощи. Согласно ряду источников, в последние несколько лет захваченный боевиками растанский регион стал важным центром производства кептагона – т.н. «наркотика джихада», позволяющего поддерживать бдительность, длительное время не спать, не чувствовать боли, а также поддерживать высокий боевой дух.

4 августа,  вскоре после начала действия режима прекращения огня, боевики запрещённой в России террористической группировки «Хайят Тахрир аль-Шам» обстреляли позиции сирийской армии у города Джабурин (3). Очевидно, процесс замирения региона не будет простым. Однако если боевики всё же будут придерживаться взятых на себя обязательств, это будет означать не только очередной успех процесса национального примирения в Сирии, но также и достоверность информации о сворачивании поддержки т.н. «вооружённой оппозиции» со стороны её региональных и глобальных спонсоров.

После соглашения по северу Хомса следующим регионом дэескалации может стать северо-западная провинция Идлиб, считает член секретариата движения «Сирия завтра» Касим Аль-Хатыб. По его словам, условия договоренностей с российской стороной заключаются в отстранении Ирана и началу работы Египта и России по поиску решения сирийского кризиса, во избежание межконфессиональных разногласий. Кроме того, глава движения шейх Ахмад Джерба посетит Москву в ближайшее время. «Мы пришли к осознанию того, что кратчайший и наиболее эффективный путь – налаживание контакта с российской стороной для достижения необходимого результата», – цитирует оппозиционера РИА Новости. Одновременно наметился процесс возвращения части выехавших ранее в турецкую зону контроля на севере Сирии боевиков в города, освобожденные сирийской армией. В частности, из лагеря близ Джераблуса в районе проведения операции «Щит Евфрата» в квартал Аль-Ваэр Хомса вернулись 574 человека (почти 100 семей).

6 августа министры иностранных дел России и Турции «обсудили ситуацию в Сирии, в том числе в контексте реализации меморандума о создании зон деэскалации в САР, укрепления режима прекращения боевых действий в этой стране и содействия налаживанию процесса политического урегулирования». Конечно, процесс согласования параметров зоны деэскалации в провинции Идлиб будет наиболее сложным, что отметил министр иностранных дела России С. Лавров: «Сейчас идет работа над третьей зоной, наиболее крупной и, наверное, наиболее сложной – в провинции Идлиб».

Камнем преткновения с точки зрения на северо-западе Сирии будет запрещённая в России террористическая группировка «Хайят Тахрир аш-Шам», а также крайне запутанный клубок противоречий между Анкарой, Эр-Риядом, Дохой, а также курдами Африна, заинтересованными в воссоединении с остальными «кантонами» на севере и северо-востоке страны (4). Накануне турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган сообщил, что в случае угрозы национальной безопасности со стороны отрядов «Курдской народной самообороны» его страна собирается расширить зону проведения военной операции на севере Сирии. За последние дни между генштабами Турции и России было проведено 9 телефонных разговоров относительно начала новой военной операции в Сирии. В случае её начала российский военный контингент в Африне якобы должен будет передислоцироваться в другой город. По сообщению Anadolu и Reuters, Турция перебросила приграничную провинцию Килис гаубицы и танки.

Бронетехника на вооружении протурецких группировок северо-запада Сирии. Фото Anna News

В любом случае, представляется, что процесс замирения Идлиба, как и других территорий, будет идти более успешно по мере сокращения внешней поддержки различных вооружённых групп, как в пределах «зон деэскалации», так и на остальной территории страны, где либо установлен относительный мир, либо продолжаются военные действия против боевиков запрещённых в России террористических группировок. В частности, на востоке провинции Хомс сирийские части приступили к зачистке оазиса Эс-Сухна на пути к осаждённому террористами Дейр-эз-Зору (5).

В первых числах августа начались обнадёживающие разговоры о возможном сворачивании американской поддержки действующий в районе Ат-Танфа группировки «Джейш Магавир ас-Саура», в связи с чем некоторые её боевики начали даже сдаваться сирийским властям. Стоило полноводному потоку внешней поддержке через иорданскую границу хотя бы немного обмелеть, как «сирийские оппозиционеры» начали проявлять поразительную сговорчивость. Как отмечает The New York Times, «программе пришел быстрый конец»; это и другие издания ссылаются на главу ЦРУ Майка Помпео и советника по национальной безопасности Г. Макмастера, которые якобы порекомендовали Трампу свернуть программу, с чем глава Белого Дома согласился. Причиной подобного решения стал переток передаваемых ЦРУ ресурсов в руки повстанческой группировки, связанной с «Аль-Каидой» (какая неожиданность! — Прим. авт.). Россия и «режим Асада» пытаются переманить поддерживаемых США повстанцев» приграничной с Иорданией сирийской территории, утверждает CNN. Телеканал приводит слова представителя продолжающей бомбить Ракку фосфорными бомбами т.н. проамериканской «коалиции» полковника Джозефа Скрокку о том, что небольшое число бойцов упомянутой «бригады» уже перешло на сторону Асада.

«Все, кто сдались сирийской армии, заявили, что не хотели воевать с армией, вступили в ряды «Джейш Магавир ас-Саура» ради денег, которые предоставляли им США. И они ждали момента, чтобы сдаться», – рассказал, в свою очередь, сирийский собеседник агентства РИА Новости. И даже лидер «Джейш аль-Ислам», участник переговоров в Астане М. Аллюш, ещё совсем недавно славивший Восточную Гуту как «колыбель сирийской революции», обращается к подельникам с призывом повернуть оружие против террористов – разумеется, при «международной поддержке». Не в последнюю очередь, вероятно, также и потому что даже частичный выход ЦРУ из программ поддержки сирийских боевиков, не исключено, заставил призадуматься и их региональных спонсоров. Как напоминает издание AlMonitor, успехи «Армии завоевания» в провинциях Идлиб и Алеппо в 2015 году стали возможны во многом благодаря щедрым вливаниям саудитов.

Вашингтон открыт для достижения новых договоренностей с Россией по урегулированию ситуации в Сирии, если такая возможность представится. Такое неожиданное заявление сделал 5 августа спецпредставитель президента США по вопросам взаимодействия в борьбе с «ИГ» (запрещенная в России террористическая группировка), работающий в штате Госдепа генерал Бретт Макгурк (вызывающий, к слову, острое неприятие в Турции из-за своей поддержки сирийских курдов): «Юго-запад – это регион, где мы [США и РФ] достигли политического соглашения о прекращении огня, и речь в данном случае идет не только о канале предотвращения конфликтов, это очень детальная договоренность. Мы достигли договоренности с Россией только в этой части страны. Если будут другие возможности организовать переговоры вооруженных сил обеих стран или другие возможности заключить соглашения, чтобы урегулировать ситуацию в Сирии, то мы будем открыты для этого». Пока неясно, идёт ли речь о Хомсе, Идлибе, либо, к примеру, о территориях, контролируемых курдскими силами, однако примечателен пассаж Б. Макгурка о том, что текущее осложнение отношений между Вашингтоном и Москвой на взаимодействие по Сирии не повлияло. В то же время он увязал возможную международную помощь в восстановлении страны с уходом Башара Асада.

6 августа в Маниле сирийский вопрос обсудили главы внешнеполитических ведомств России и США С. Лавров и Р. Тиллерсон. По итогам встречи в МИД РФ отметили, что в Москве «готовы к нормализации диалога, если в Вашингтоне откажутся от конфронтационной линии». Ранее, в июле некоторые американские издания сообщили о сворачивании по инициативе Дональда Трампа ряда программ ЦРУ по вооружению и материально-техническому обеспечению отдельных отрядов так называемых «сирийских повстанцев», выдавая этот шаг как уступку Москве, а не как следствие провала предшествующей тактике Вашингтона по эскалации военного давления на «режима Асада». Однако принятый Конгрессом и утверждённый Президентом США «Закон о противодействии противникам Америки посредством санкций» (Countering America’s Adversaries Through Sanctions Act, HR 3364), направленный против России и Ирана, предостерегает от излишнего оптимизма в данном вопросе. Долгие годы сирийской войны виртуальная «умеренная оппозиция», на поддержку которой только ЦРУ тратило до миллиарда долларов в год, служила не более чем удобной ширмой для переброски оружия и прочей амуниции радикальным джихадистам (включая группировки, запрещённые в самих США). В 2015 году, до начала контртеррористической операции ВКС России в Сирии, силы международного терроризма находились буквально в шаге от победы, включая захват Дамаска и прорыв в прибрежные провинции. Между тем, и сегодня силы в Пентагоне и многочисленных спецслужбах, мечтающие устроить россиянам в Сирии «второй Афганистан», по мнению некоторых наблюдателей, находятся в состоянии перехода от стадии конкуренции к стадии внутренней мобилизации. И вряд ли их сильно убедят «пророссийские» пассажи «голубей» из Госдепа – скорее наоборот, тем более, что страна, против которой законодательно закреплены санкции, априори не может рассматриваться иначе, нежели как противник. Таким образом, принципиальные противники мира в Сирии могут принести ещё немало неприятных сюрпризов, в том числе и в процессе функционирования «зон деэскалации» – как уже действующих, так и тех, которые ещё только предстоит оформить. На сегодня основными партнёрами США внутри Сирии являются отряды «Сирийских демократических сил» (способные заявить, в том числе, права на контроль над природно-минеральными ресурсами центральных и восточных районов страны), однако нельзя исключать, что попытки военной экспансии на территории ближневосточной страны могут предприниматься и под другими «флагами».

В провинциях Риф-Димашк и Сувейда боевики группировок «Усуд аль-Шаркия» и «Бригады мучеников аль-Абдо» пытаются изолировать части сирийской армии от иорданской границы, что свидетельствует о затяжном характере противоборства в этой части страны, сопредельной с юго-западной «зоной деэскалации», и о более чем вероятных осложнениях. Возможно, Запад остановится в Сирии лишь в случае полного исчерпания доступных ему людских и материальных ресурсов, отмечает политический обозреватель Т. Карталуччи. Но и в этом случае Вашингтон будет пытаться подорвать основы постконфликтного урегулирования путем проведения диверсионных рейдов с опорой на незаконно размещённые в различных регионах страны военные объекты. В первые недели и месяцы «сирийской революции» администрация Обамы принимала меры к скорейшему свержению «режима Асада». Однако по мере затягивания гражданской войны всё больший акцент делался на тактику Рональда Рейгана и его советников, использовавших в 1980-х годах радикальный ислам как идеологический инструмент против «советской экспансии» в Афганистане. Однако пренебрежение уроками истории, вера в собственное всемогущество и никчёмность оппонентов на этот раз сыграли с архитекторами ближневосточной стратегии США злую шутку. И на перспективу оператором в перераспределении нелегальной помощи действующим в Сирии группировкам может выступать в большей степени военное ведомство. Только вот отказаться от идущей, как говорится, «из глубины веков» практики поддержки радикальных террористических групп (причём отнюдь не только на Ближнем Востоке, но и в других регионах мира) в любом случае будет не так-то легко, если вообще возможно.

Андрей Арешев, для «Военно-политической аналитики»


Примечания

  1. Представитель объединённого совета сирийской оппозиции на переговорах в Женеве Халид аль-Махамид заявил о возможном уходе сирийской армии из города Дера`а в обмен на возобновление работы погранперехода на границе с Иорданией Нассиб – Джабер. Сирийскую армию в городе заменит полиция и иные силы Министерства внутренних дел, в обмен на что оппозиция предоставит правительству доступ к закрытому на протяжении двух лет ключевому пропускному пункту на трассе Дамаск – Амман. Кроме того, боевики «южного фронта» обязуются исключить присутствие боевиков «Хайят Тахрир аль-Шам» на подконтрольных им территориях в «зоне деэскалации» на юге Сирии путём отправки их в Идлиб.
  2. По информацию агентства MENA, успех в переговорах был достигнут благодаря совместным действиям России и Египта. Каир изъявил желание стать участником процесса примирения благодаря «стремлению президента Абдель Фаттаха ас-Сиси остановить кровопролитие в Сирии и предпринимаемых им усилий по сохранению жизни сирийцев. Ранее египетская делегация принимала активное участие в переговорах по примирению Восточной Гуты (не означающему прекращения противодействия террористическим группировкам).
  3. На границе провинций Хомс и Хама два участка вокруг поселения аз-Зафарана и Тулуль аль-Хумр контролируются террористами «Хайят Тахрир аль-Шам». Согласно договору о создании зоны де-эскалации, «умеренные» боевики должны избавиться от их присутствия путём ликвидации или эвакуации в Идлиб. В случае продолжения провокаций адекватный ответ представляется неминуемым.
  4. Израильский политолог Яков Кедми отмечает, что в Идлибе «наибольшая концентрация – несколько десятков тысяч человек – террористов из Алеппо и других мест». «Другая проблема – там находятся другие воинственные группировки. Самая сильная из них – «Братья-мусульмане» и соединения туркоманов, которые находятся под большим влиянием Турции. Решение этой проблемы может зависеть от того, удастся ли договориться с турецкими властями. Это самое сложное. Но во всех остальных зонах в Сирии начинается процесс урегулирования». Прекращение американской программы «Обучи и оснасти» сирийских боевиков порождает множество вариантов действий Турции на северо-западе Сирии – от создания некоего подобия «армии» из протурецких группировок до непосредственного военного вмешательства.
  5. По сообщениям сирийских источников в провинции Дейр-эз-Зор, террористы «ИГ» объявили мобилизацию мужчин 20-30 лет на всех удерживаемых ими территориях. Вследствие дефицита боевиков боевики активно используют детей и подростков.

Добавить комментарий