Сирийский флаг вновь поднят на границе с Иорданией

Для реализации стратегических целей в Сирии Вашингтону необходима ссора Москвы с Тегераном и развал «астанинского» посреднического формата

В начале июля сирийская армия при активной поддержке российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии развивала успех на юго-западе. Лидеры вооруженных группировок в провинции Дера`а согласились прекратить боевые действия, сообщается в информационном бюллетене российского военного ведомства. Соответствующие договорённости были достигнуты по результатам переговоров при посредничестве российской стороны. В поселениях, остающихся под контролем отрядов оппозиции, должна начаться сдача тяжелого и среднего вооружения. Будет восстановлена работа органов государственной власти Сирии, беженцы вернутся от границы с Иорданией в свои дома. Боевики получат возможность урегулировать свой статус и остаться на месте, а непримиримые вместе с семьями будут перевезены в провинцию Идлиб.

По словам главы информационного центра совместного оперативного штаба оппозиции на юге Сирии Абу Шима, в соглашение вошел пункт об отводе сирийских военных от четырех деревень, где останется только российская военная полиция, а также о переходе погранперехода Насиб на границе с Иорданией под контроль сирийской армии. Отметим, что сирийский флаг уже поднят над этим поселением после 20-километрового рейда вдоль границы с целью восстановления контроля над этой приграничной территорией, однако террористы запрещённой в России террористической группировки «Джебхат ан-Нусра» предпринимают попытки контратаковать позиции сирийской армии у КПП «Насиб», используя минометы и крупнокалиберные пулеметы. Требования так называемых «повстанцев» о сохранении за ними контроля над трансграничными перевозками изначально не были выполнимы. По информации информагентства SANA, сирийская армия начала охранять автомагистраль Дара`а в направлении Насиба и расчищать установленные боевиками завалы. Во время прохода по местности сирийцы обнаружили остатки бронетехники и боеприпасов, включая танки и минометные снаряды. Кроме того, как отмечает ФАН, найдена тюрьма с цех по производству самодельных взрывчатых веществ.

Военная ситуация на юго-западе Сирии

Большинство командиров незаконных вооруженных формирований в восточной части провинции Дера`а прекратили вооруженное сопротивление и перешли на сторону правительства, сообщил 7 июля на брифинге начальник ЦПВС генерал-майор Алексей Цыганков: «Завершается процесс урегулирования вооруженного противостояния правительственных сил и представителей вооруженной оппозиции. В соответствии с достигнутыми договоренностями незаконными вооруженными формированиями сдано большое количество оружия и боеприпасов, в том числе два танка и одна боевая машина пехоты».

Только в городке Изра сирийцы обнаружили три танка Т-62, несколько БМП, а также две зенитные установки и военную инженерную технику, почти 40 единиц противотанковых управляемых ракет, в том числе производства стран НАТО, около 100 ручных противотанковых гранатомётов, более 1 тыс. миномётных мин и около 1,3 тыс. ящиков с патронами. Среди трофеев – продукция из Франции и Канады, множество продуктовых наборов и аптечек американского производства, экипировка и миноискатели из Австралии, Германии, Италии и многое другое.

Американское оружие и тяжелая техника из арсеналов боевиков в провинции Дера`а

Иная ситуация на западе провинции Дера`а, где боевики не идут на переговоры и продолжают оказывать вооружённое сопротивление. В поселении Тафас они сначала согласились было сложить оружие, но затем возобновили бои, нанося сирийцам значительный по местным меркам ущерб. По позициям террористов наносятся артиллерийские и бомбовые удары, однако на земле наступление здесь пока идёт медленно. Общая численность боевиков оценивается в несколько тысяч человек, и пока они удерживают до половины бывшей так называемой «юго-западной зоны деэскалации». «Даже до войны провинция Дара`а была одним из самых неспокойных и непростых районов в силу ряда факторов. Это один из самых бедных районов страны, и обездоленные люди становились лёгкой добычей для экстремистских организаций, Кроме того, здесь проходят границы с Израилем и Иорданией – и действия правительственных сил в Дараа вызывают большое недовольство Тель-Авива и Аравийского полуострова», – напоминает старший научный сотрудник Центра ближневосточных исследований МГИМО Александр Крылов.

Военную операцию на юго-западе Сирии нельзя считать завершённой до полного освобождения провинции Эль-Кунейтра, административного центра провинции Дера`а (южная часть которого пока удерживается боевиками), оставшейся части границы с Иорданией и выхода к демаркационной линии на Голанских высотах. Комплекс вопросов, связанных с перспективами сирийского урегулирования, обсуждался на минувшей неделе в Москве на переговорах министров иностранных дел России и Иордании. Немаловажна в этой связи позиция не только Израиля (1), но и американцев, заявляющих на этот раз о невмешательстве в ситуацию на юге Сирии (в том, что это не более чем тактическая уловка, мы убедимся ниже). «Министерство обороны [США] по-прежнему сосредоточено на разгроме [запрещённой в России террористической группировки] ИГ на востоке Сирии и не проводит никаких операций на западе Сирии. Дни ИГ как реально существующего халифата сочтены, и мы не можем отвлекаться от его окончательного разгрома. Мы настоятельно призываем режим [Асада] и других действующих игроков добиваться скорейшего и мирного урегулирования сирийского конфликта посредством Женевского процесса», – ответили в пресс-службе Пентагона на запрос РИА Новости. Силы проамериканской «коалиции» по-прежнему находятся в постоянном контакте с российскими военными в Сирии во избежание конфликтов, однако не обсуждают с ними политические вопросы. Ранее в Госдепе выражали обеспокоенность действиями сирийской армии, о приятии «решительных и надлежащих мер» против «режима Асада» в этом районе.

Российская военная полиция на юго-западе Сирии

Как и ранее по лекалам Восточного Алеппо и Восточной Гуты, гуманитарная ситуация на юго-западе Сирии стала предметом политических спекуляций – поговорить о ней захотелось именно сейчас, когда перспектива освобождения от многолетней оккупации этого района страны террористическими бандами становится вполне реальной. «За прошедшие сутки более 5 тысяч сирийцев покинули западную часть юго-западной зоны деэскалации, подконтрольную боевикам, по организованному при содействии российского ЦПВС гуманитарному коридору вблизи населённого пункта Кафер-Шамс», – говорится в сообщении пресс-службы Центра от 5 июля. За минувшую неделю из этого района на подконтрольные правительству САР территории вышли более 35 тысяч человек. Между тем, в ходе закрытого заседания Совбеза ООН 5 июля обсуждалась гуманитарная ситуация в южных районах Сирии. Страны Запада привычно требовали от Дамаска прекратить наступление на позиции террористов, в то время как Москва, как сообщил постпред России при ООН В. Небензя, поддержала продолжение операции. Израиль и Иордания, ранее сделавшие немало для содействия боевикам, на этот раз закрыли свои границы для тех, кого годами использовали в качестве разменной монеты в, мягко говоря, неразумной политике по расчленению Сирии и поддержке террористической интервенции в эту страну (2). И теперь ангажированные международные структуры, включая Управление по делам беженцев ООН,  продолжают заявлять о большом числе беженцев и внутренне перемещённых лиц на юго-западе Сирии, рисуя с потолка явно неправдоподобные данные (более 270 тысяч человек). В другом, «гуманитарном» управлении ООН, заявляют даже о 325 тысячах перемещённых лиц с 17 июня, из которых до 189 тысяч якобы перешли в районы близ Голанских высот и до 59 тысяч в район погранперехода «Насиб». «Мы в СБ не можем позволить превратить [ситуацию на юго-западе Сирии] в ещё одну Восточную Гуту или ещё один Восточный Алеппо, где погибло столь большое количество мирных жителей. И всё же я вижу, что ситуация развивается в этом направлении», — нагнетает обстановку спецпосланник ООН Стаффан де Мистура. При этом данные на какие-либо источники, за исключением «повстанческих» группировок, не приводятся, и лишь мелким шрифтом упоминается о возможных неточностях и ошибках, включая преднамеренные. Разумных объяснений, откуда могли бы взяться столь значительные потоки «беженцев», нет и не предвидится. Да они собственно, и не нужны, как изначально не были нужны какие-либо доказательства «химических атак режима Асада» в Восточном Алеппо, Хан-Шейхуне или Восточной Гуте. «Разговоры о страданиях мирных жителей, которые ведут сейчас на Западе, к сожалению, нередко являются просто пропагандистским камуфляжем. Неудивительно, что на заседании СБ ООН, темой которого объявлены проблемы беженцев, была предпринята попытка надавить на Дамаск, чтобы облегчить положение вооружённых группировок», – отмечает старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований ИВ РАН Борис Долгов.

Представляется, речь идёт об очередных неуклюжих попытках спровоцировать американское вмешательство в открытой фазе, и распространением завышенных как минимум на порядок цифр ООН ещё больше дискредитирует себя как серьёзную международную организацию (хотя, казалось бы, куда уж больше?). Этой же цели служат периодически раздающиеся стенания на тему так называемого «иранского присутствия» на юго-западе Сирии. В преддверии намеченной на 16 июля встречи в Хельсинки американского и российского лидера множатся слухи о готовности хозяина Белого Дома «разменять» эвакуацию Эт-Танфа на исключение под гарантии Москвы этого самого пресловутого «иранского присутствия» на сопредельных территориях.  «Посмотрим, что произойдет, когда [Трамп и Путин] встретятся. Есть возможности для проведения более масштабных переговоров по оказанию помощи в выводе иранских войск из Сирии и возвращении их обратно в Иран. Это станет значительным шагом вперед», – держит интригу в эфире CBS недавно побывавший в Москве советник по национальной безопасности Болтон. Он допускает «возможность достижения договоренностей с Россией», а кроме того, сирийский президент Башар Асад, кто бы мог подумать… не является «стратегической проблемой». «Я думаю, что Иран – стратегическая проблема. Это не просто их продолжающаяся программа по разработке ядерного оружия, это их серьезная поддержка международного терроризма, а также их войска, оснащенные неядерными средствами ведения войны, на Ближнем Востоке», – крутит заезженную пластинку помощник Трампа, добавляя, что при прошлых администрациях Москва и Вашингтон объединяли усилия против «Ирана, который является крупнейшим спонсором международного терроризма во всем мире» (3).

Как видим, все говорится практически открыто, и речь идёт о классическом приёме американской дипломатии, стремящейся в обмен на поддержку Москвы в реализации известных антииранских планов продать российской стороне «от мёртвого осла уши». Хотя бы потому, что никаких гарантий эвакуации Эт-Танфа нет и быть не может, не считая того обстоятельства, данный объект – далеко не единственный, с помощью которого США и их сателлиты реализуют свои задачи по затягиванию вооружённого противостояния. И, вне всякого сомнения, будут делать это и дальше. При этом вообще за рамками обсуждений, похоже, остаётся вопрос, каким именно способом российская сторона сможет уговорить иранцев свернуть своё легитимное военное присутствие в Сирии, и как это отразится на взаимодействии Москвы и Тегерана как на двустороннем уровне, так и в формате астанинской «тройки» посредников (4). А если (немного пофантазируем) это каким-то немыслимым путём произойдёт, то каким образом вывод проиранских сил скажется на соблюдении локальных перемирий в различных районах страны? Ответ очевиден, да и намерения внешнеполитических стратегов администрации Трампа более чем прозрачны – кардинально разрушить российско-иранское взаимодействие в Сирии, что создаст условия для очередной военной эскалации в стране и откроет широкую дорогу к дальнейшим агрессивным действиям против «экзистенциальных врагов» Америки и её региональных партнёров.

* * *

Верить в добрые устремления партнёров, а особенно таких, как Болтон, вряд ли разумно ещё и потому, что президенты приходят и уходят, в то время как принципиальные стратегические ориентиры во внешней политике вряд ли подвержены кардинальным изменениям. И вот – ещё один штрих в доказательство этого бесспорного тезиса.

Вступление в 2015 году России в сирийский конфликт по просьбе легитимных властей Дамаска, падение которых под натиском террористических орд, казалось бы, уже было предопределено, расстроило планы влиятельных групп в отношении будущего этой ближневосточной страны и региона в целом. Факел «арабской весны», как известно, был подожжён в марте 2011 года в Дера`а, однако предыдущие американские администрации также были активно вовлечены в планы по разрушению Сирии, о которых пишет независимое Интернет-издание Activist Post. Так, ещё в 2006 году издание Time опубликовало рассекреченный двухстраничный документ из под-пера окружения президента Дж.Буша-мледшего, согласно которому США «поддерживают регулярные встречи внутренних сирийских активистов и представителей сирийской диаспоры» в Европе. В документе указывалось, что «эти встречи будут способствовать более согласованной стратегии и плану действий для всех антиасадских активистов». Мартовские (2007 года) выборы в Сирии «обеспечивают потенциальную проблему гальванизации, критиков режима Асада», чем предстояло воспользоваться посредством плана «мониторинга выборов» с использованием доступных в Интернете материалов и их распространения как внутри страны, так и за её пределами. И это – лишь одна из комплекса предлагавшихся мер.  Как сообщалось в декабре 2006 года в статье «Сирия в перекрестие Буша» американская администрация поддерживает обширные контакты с рядом антиасадовских групп в Вашингтоне, Европе и внутри Сирии. Секретный для американских законодателей, до поры до времени, характер попыток расшатать «сирийский режим» объяснялся возможными ответными шагами Дамаска, способного нейтрализовать внутренних оппонентов. «С тех пор, как США вторглись в Ирак, которому противостояла Сирия, администрация Буша искала способы убрать правительство в Дамаске, – отмечает эксперт по Сирии,  содиректор Центра исследований мира в университете Оклахома Джошуа Ландис. – Сирия оказалась следующей в повестке дня администрации по реформированию Большого Ближнего Востока».

Как писал в 2007 году известный журналист Сеймур Херш, «чтобы подорвать Иран, который является преимущественно шиитским, администрация Буша решила, по сути, перенастроить свои приоритеты на Ближнем Востоке. В Ливане администрация сотрудничала с правительством Саудовской Аравии, которая является суннитской, в подпольных операциях, которые призваны ослабить организацию «Хизбалла», шиитскую организацию, поддерживаемую Ираном. США также участвовали в подпольных операциях, направленных против Ирана и его союзника Сирии. Побочным продуктом этих мероприятий стало укрепление суннитских экстремистских групп, которые поддерживают воинствующее видение ислама и враждебно относятся к Америке и сочувствуют «Аль-Каиде». Именно они стали бикфордовым шнуром к развязыванию вооружённого конфликта в Сирии с как никогда близкой в 2015 году перспективой её уничтожения, и нет никаких гарантий того, что этот геополитический инструментарий не будет использоваться вновь, причём не только в Сирии, но и далеко за её пределами.

Андрей Арешев

Примечания

(1) Восстановление ​​линия демаркации ООН 1974 года между оккупированными Израилем Голанскими высотами и Сирией было бы наиболее разумным решением. Требование о выделении за счёт сирийской территории некоей дополнительной «буферной зоны» вряд ли реализуемо.

(2) Конечно, при этом речь вряд ли может идти о перекрытии или уничтожении всех нелегально прорытых подземных туннелей, связывающих Сирию с Иорданией.

(3) Этой же теме посвящены рассуждения израильского эксперта У. Декеля, полагающего, что после восстановления контроля «режима Асада» над южными районами Сирии иранское присутствие в армии соседней страны и союзных её формирований только лишь укрепится.

(4) Что касается Турции, то ей можно предоставить более широкие права в рамках совместных с американцами операций к востоку от Евфрата.

Добавить комментарий