«Сделка века» имени Дональда Трампа для Ближнего Востока: реальность или фантом?

Авантюры Джареда Кушнера и Джейсона Гринблатта обречены на провал

Администрация известного своим утилитарно-пиаровским подходом к решению сложнейших международных вопросов Дональда Трампа активизирует усилия по проталкиванию некоего плана ближневосточного урегулирования, известного в публикациях ряда западных и региональных СМИ как «сделка века», или же «большая сделка». В минувшем июне старший советник и по совместительству зять хозяина Белого Дома Джаред Кушнер (1) и специальный посланник Вашингтона на Ближнем Востоке, выпускник йешивы «Хар-Цион» Джейсон Гринблатт предприняли очередной вояж по региону, объехав Израиль, Катар, Саудовскую Аравию, Египет и Иорданию. Находясь в Эр-Рияде, Кушнер сообщил о скором завершении работы над проектом. В центре переговоров, помимо упомянутой «сделки», была ухудшающаяся гуманитарная ситуация в секторе Газа после майских массовых столкновений с многочисленными жертвами, спровоцированных переносом американского посольства в Израиле в Иерусалим и иными факторами. Только 23-24 июня премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху дважды встречался с американскими гостями, обсуждая механизмы решения проблем двухмиллионного (на 365 квадратных километрах) палестинского анклава, да так, чтобы не укрепить при этом позиции группировки ХАМАС. Лидеры палестинцев из движения ФАТХ (занимает ключевые позиции в Организации освобождения Палестины), встречаться с гостями отказались, обвиняя команду Трампа в произраильской необъективности, а также в стремлении сместить возглавляемое Махмудом Аббасом руководство палестинской национальной администрации (ПНА). 21 июля очередная эскалация военных действий между израильскими военными и боевиками группировки ХАМАС в секторе Газа была остановлена зарубежными посредниками.

Хотя официально конкретные детали американских инициатив не разглашаются (это может произойти в августе), уже сейчас о многом можно судить с достаточной степенью достоверности, и столь пристальное внимание именно к Газе, как мы убедимся ниже, вовсе не случайно. В центре усилий американских эмиссаров – весьма своеобразно понимаемое урегулирование застарелого израильско-палестинского конфликта и, как заметил один из израильских политических обозревателей, для того, чтобы увидеть, к чему идёт дело, детали не нужны. В частности, ещё в мае небезызвестное издание DEBKAfile раскрыло некоторые детали предполагаемого «мирного плана», включая:

  • создание «палестинского государства» с ограниченным суверенитетом примерно на половине территории Западного берега Иордана (арабские анклавы в Иудее и Самарии, т.н. сектора «А» и «B») и в секторе Газа (при разоружении группировки ХАМАС) со столицей в восточном предместье Иерусалима Абу-Дис;
  • сохранение израильского суверенитета и военного контроля над долиной Иордана (большая часть Западного берега) и пограничными переходами;
  • переход некоторых арабских кварталов Восточного Иерусалима под юрисдикцию «палестинского государства», за исключением Храмовой горы и Старого города, которые становятся частью «единой и неделимой столицы Государства Израиль» в Иерусалиме;
  • разделение юрисдикции над объектами мусульманского религиозного культа между властями «палестинского государства» и Иорданией;
  • упразднение Ближневосточного агентства ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ и создание международного механизма по выплате компенсаций палестинским беженцам, что предполагает снятие вопроса о возвращении их и их потомков на историческую родину;
  • признание Израиля как «национального дома» еврейского народа (2), а «палестинского государства» с ограниченным суверенитетом – как «национального дома» палестинских  арабов.

Не исключены, разумеется, и изменения (опять-таки, во вполне понятном направлении) в зависимости от динамичной региональной и глобальной конъюнктуры, не исключая вполне конкретные бизнес-интересы, помноженные на конфессионально-идеологическую близость высоких переговаривающихся сторон. Как говаривал задолго до Трампа американский киноактер Вуди Харрельсон, по крайней мере, для его страны «политика – это бизнесмены, работающие для более крупных бизнесменов, и это никогда не изменится». В откровенном интервью, опубликованном на арабском языке газетой «Аль-Кудс», трамповский зять, известный личными и деловыми связями с еврейским государством, а также поддержкой поселенческой активности, пространно рассуждал о том, что «мир продвинулся вперед, тогда как [палестинцы] остались позади», призвав не делать будущие поколения заложниками доставшегося от предков конфликта. По мнению Кушнера, палестинцы должны будут отказаться от своих основных политических требований (государство в границах 1967 года со столицей в Восточном Иерусалиме, возвращение беженцев, прекращение строительства еврейских поселений на западном берегу Иордана) в обмен на расширение экономических возможностей, включая интеграцию в инфраструктурную систему «Силиконовой долины Ближнего Востока», то есть Израиля. Привлечение значительных инвестиций из государственного и частного секторов сделает регион более взаимозависимым, стимулируя «экономику будущего». Увеличение ВВП позволит приблизить перспективы мирного сосуществования, а правительства будут тратить больше денег не на военную сферу, а на услуги и инфраструктурные проекты, что позволит улучшить жизнь людей. Коснувшись ситуации в секторе Газа, Кушнер заявил о неустанных усилиях своего тестя во имя процветания его обитателей, ставших заложниками у собственной администрации и группировки ХАМАС. Синхронно с переговорами израильские власти объявили о выдаче 7500 разрешений на работу жителям Западного берега Иордана с его высокой (хотя и не такой, как в Газе) безработицей. Одновременно Египет несколько приоткрыт погранпереход Рафах на границе Газы с Синайским полуостровом.

Упоминание Синая вовсе не случайно, ибо он может стать составной частью предполагаемой «сделки»: более тесная экономическая связка этой части Египта с Газой будет способствовать дальнейшему её отчуждению от Западного берега Иордана и создаст предпосылки для некоторого переформатирования палестинской проблемы. Согласно информации израильских источников, Кушнер и Гринблатт пытаются собрать от 500 млн до 1 млрд долларов: реализация на эти деньги серии проектов на севере Синайского полуострова хотя бы частично успокоит ситуацию, обеспечит местное население работой, источниками энергии. Некоторые идеи на этот счёт были представлены американской команде переговорщиков во время конференции в Белом доме ещё в середине марта координатором деятельности израильского правительства на территориях генералом Йоавом Мордехаем. Глава ПНА Махмуд Аббас также был приглашен на конференцию с участием представители двух десятков стран, но он решил ее бойкотировать. 

Согласно американо-израильским планам, к Газе предполагается присоединить превышающую её по площади часть египетского Синая

По информации местных источников, «сделкой века» предполагается передача Египтом Газе части Синая вдоль Средиземного моря в районе городов Рафах, Эль-Ариш и Шейх-Зувейд, где на средства аравийских монархий планируется построить морской порт и аэропорт, «солнечную» электростанцию, опреснительный завод, создать зону свободной торговли и ряд промышленных кластеров (3). Палестинцы, в свою очередь, позволят Израилю сохранить 12 % территории Западного берега в т.н. «секторе С», включая поселение Ариэль, а за его пределами – Офра, Кирьят-Арба и др. Израиль передаст Египту в качестве компенсации часть территории в южной пустыне Негев. Идея использования части Синая в качестве территориальной базы палестинского государства была высказана в начале второго срока премьер-министра Биньямина Нетаньяху, обсуждавшего её с бывшим египетским лидером Хосни Мубараком, якобы заявившим, что данное предложение может рассматриваться как часть более широкой сделки.

Для целей реализации столь амбициозных планов могут рассматриваться различные «альтернативные» фигуры среди палестинских элит – такие, как имеющий тесные связи с Каиром и Абу-Даби опытный политик и сподвижник Ясира Арафата Мухаммед Дахлан. Вряд ли случайно о нём заговорили как о возможном преемнике Махмуда Аббаса («Абу Мазена»), в то время как американская пропаганда все последние годы создавала Дахлану актуальный образ подлинного лидера палестинского народа и преемника Арафата, которого могла бы поддержать значительная часть палестинцев, и прежде всего на его родине в Газе. Попытка обратиться «через голову» ставшего неугодным Вашингтону главы ПНА и его окружения непосредственно к народу Палестины, «заслужившему право на светлое будущее», по-видимому, не вызвала открытых возражений со стороны Египта, Иордании, Саудовской Аравии и ОАЭ, связанных с Соединёнными Штатами многочисленными формальными и неформальными узами. Вместе с тем, условная поддержка ими «сделки века» вовсе не означает отказа «умеренных прозападных» арабских режимов от хотя бы декларативной поддержки политических требований палестинцев, что обусловлено, в том числе, и внутриполитическими причинами (особенно для Египта и Иордании). По словам неназванного египетского чиновника, «несмотря на стратегические ошибки, совершенные Абу Мазеном  и его людьми, Кушнеру и Гринблатту недвусмысленно дали понять, что палестинцы заслуживают независимого государства со столицей в Восточном Иерусалиме». В свою очередь, «Кушнер согласился с требованием арабских стран и четко заявил во время своих встреч с королем Иордании Абдаллой и египетским президентом Абдель Фаттахом ас-Сиси, что интересы палестинского народа не пострадают, если региональный мирный план будет представлен без участия палестинского руководства».

Согласно некоторым источникам, представители вышеупомянутых арабских стран убеждали Рамаллу (административный центр палестинской автономии) пойти на переговоры с посланцами Белого Дома, но в любом случае они в этом не преуспели. В ПНА отрицают факт какого-либо давления, отмечая кризис сомнительной инициативы США по примирению палестинских арабов и евреев. По мнению представителей ПНА, любые попытки обойти легитимное руководство автономии во главе с М. Аббасом обречены на провал. Внешнеполитическое ведомство автономии полагает, что заявления и обозначенные позиции «младшего политика» исходят из «тотального и преднамеренного незнания реалий и истории конфликта», и преследуют цель внести раскол между палестинскими арабами и арабским миром в целом с одной стороны, и между палестинцами и их лидерами – с другой.

Несомненно, во всей этой возне присутствует и ещё одна подспудная долгосрочная цель – укрепление под эгидой Вашингтона регионального альянса суннитских монархий, опасающихся внутреннего радикализма, в том числе во многом искусственно увязываемого с так называемой «шиитской экспансией Ирана». Условием и необходимым элементом эффективного функционирования подобной системы является уже не тайное, а вполне открытое подключение к ней Израиля, тесные связи которого с аравийскими союзниками США давно уже – «секрет Полишинеля». Однако объяснить подобного рода кульбиты «арабской улице» вряд ли возможно без создания у неё хотя бы виртуального представления о том, что палестинская проблема находится на пути к своему решению. На это, собственно, и нацелена деятельность господ Кушнера и Гринблатта, все нюансы контактов которых с арабскими лидерами вряд ли являются секретом для Биньямина Нетаньяху. Усиленно демонстрируемая бурная деятельность по преодолению гуманитарного кризиса в Газе, де-факто реанимация известного лозунга «сначала Газа, потом всё остальное» – всё это направлено на отвлечение палестинских военно-политических фракций и групп от сотрудничества с Ираном в рамках концепции агрессивного «сдерживания» этой страны. По мнению некоторых авторов, контролируемый ХАМАСом сектор Газа рассматривается в качестве угрожающего югу Израиля «передового форпоста Ирана», судьба которого в случае всё более реальной региональной войны с Тегераном и его союзниками представляется вполне очевидной. Так что вовсе не случайно иранские лидеры, последовательно отстаивающие право палестинцев на национально-государственное самоопределение, назвали американские инициативы «сатанинским планом», обречённым на неизбежный крах. И такой прогноз, при всей его очевидной эмоциональной окрашенности, вовсе недалёк от истины, ибо «большая сделка», говоря светским языком – не что иное, как игра негодными методами и с откровенно деструктивными целями. Добавим для полноты картины недавнее заявление спецпредставителя президента России по Ближнему Востоку и странам Африки, заместителя министра иностранных дел Михаила Богданова: «Американская сторона не делится с нами этой информацией [о плане по палестино-израильскому урегулированию]. Опасаюсь, что они и с палестинцами не делятся». Рискнём предположить, что в ходе недавней встречи президентов США и России в Хельсинки соответствующая проблематика Дональдом Трампом если и затрагивалась, то прежде всего – в связи с обеспечением безопасности Израиля, хотя американские инициативы могут иметь самые противоречивые последствия и для сирийского конфликта, и для региональной стабильности (а точнее, перманентной нестабильности) в целом.

Содержательно нынешний подход США к решению ключевой ближневосточной проблемы значительно отличается от того, что предлагалось ими ранее, в том числе в ходе переговоров в рамках так называемого «процесса Осло», основанного на формуле, которую упрощённо можно представить как «мир в обмен на территории». Сегодня упор делается на гипотезу о том, что большинство палестинского населения стремится к улучшению экономических условий своего существования более, нежели чем к решению политических вопросов, чего его неудачливые лидеры безуспешно добивались многие десятки лет. И тем более не добьются сегодня, когда взаимопонимание израильтян и американской администрации как никогда велико.  Роль международных организаций минимизируется, во главу угла ставятся двусторонние договорённости, прежде всего – с Египтом и Иорданией, на которых имеются эффективные рычаги давления. При этом исторические предпосылки конфликта, массовая психология его участников и прочие подобные «мелочи» учитываются в минимальной степени – предполагается, что всё это можно решить деньгами, либо же их обещаниями. На палестинский социум с несколько иной, чем на Западе, ценностной иерархией и пребывающий к тому же в экстремальных условиях перманентного конфликта, лицемерно-декларативно переносится традиционный набор ценностей «цивилизованного мира». Почему лицемерно – для этого достаточно посмотреть хотя бы на Ирак, Сирию и особенно на Ливию, подвергшиеся нещадному разграблению и ставшие объектами известных геополитических экспериментов, которые кое-кто не прочь продолжать и в Палестине, да и в других местах по всему миру. Неужели есть те, кто готов поверить, что западный или аравийский «инвестор» готов вложить в ту же Газу хотя бы доллар, руководствуясь сугубо альтруистическими соображениями? Разумеется (если предполагать наличие неких более долгосрочных целей за рамками политического пиара и конкретных бизнес-интересов), ставка делается также на коррумпированность и слабость национальных элит, склонных соглашаться на всевозможные политические компромиссы (назовём это так) перед лицом «народных волнений во имя лучшей жизни» и иссушения потока «животворящих» долларов внешней помощи. Всё это, заметим, весьма актуально и для ряда постсоветских государств, пострадавших в результате так называемых «цветных революций», однако, как показывает пример Ирана, с трудом выжившей благодаря российской помощи Сирии, да и той же Палестины, подобная тактика работает далеко не всегда. Будучи гораздо менее выгодными для палестинцев, предложения американских эмиссаров видятся недостаточно приемлемыми и для сторонников «жёсткой линии» в Израиле, выступающих за распространение суверенитета этого государства на все или почти все палестинские территории (за исключением разве что Газы, относительно которой имеются рассмотренные выше варианты).

Разрушение Ирака, Ливии, Сирии, поддержка кровавой интервенции в Йемене и многое другое заставляет, мягко говоря, сильно усомниться в добрых намерениях администрации Трампа по решению палестинской и связанных с нею проблем. Экономический ущерб, нанесённый одной только Сирии, составляет сотни миллиардов долларов, нарушена основа нормальной жизнедеятельности миллионов людей, и среди вдохновителей «арабской весны» что-то не заметно желающих восстанавливать разрушенное. Скорее наоборот, имеется немало интересантов продлить конфликт, насколько это возможно, в вялотекущем состоянии, поднакопив за это время силы террористов, а если получится – то и разрушить нацеленный на политическое урегулирование в Сирии посреднический российско-ирано-турецкий формат. В пору своего кровавого расцвета поддерживаемые западными спецслужбами террористические группировки протянули многочисленные щупальца в том числе и в виде «вилаята Синай», где египетская армия и по сей день ведёт с ними тяжёлую и изнурительную борьбу. Несмотря на  известные и подчас малоафишируемые связи с Израилем в сфере безопасности, любые объекты или предприятия в этой части Египта (которые ещё только предстоит построить, пока это скорее «журавль в небе») неизбежно окажутся под ударом террористического «джинна» – и это без учёта негативных последствий очередных искусственных территориальных переделов (4). Уже только одно это (а ведь есть ещё и многое другое) ставит под вопрос тезис о том, что эфемерные экономические преимущества через много лет будут способствовать сокращению террористической активности, во многом порождённой сомнительными внешними играми вокруг и без того перенасыщенного конфликтами региона…

Таким образом, обсуждение одной только «надводной части айсберга» официально не объявленного пока «плана Кушнера – Гринблатта» позволяет сделать вывод о его пагубных последствиях для государств и обществ Ближнего Востока. В заключение отметим, что 25 июня заместитель министра иностранных дел России Сергей Вершинин в ходе «профильной» дискуссии в ООН, в очередной раз напомнил поддерживаемую российской дипломатией идею о проведении региональной конференции по вопросам региональной безопасности. Конечной целью представительного форума с участием всех заинтересованных сторон «должно стать формирование такой архитектуры региональной безопасности, которая будет иметь подлинно инклюзивный характер и предполагать подключение всех государств этой части земного шара. Первым шагом могло бы быть проведение конференции с участием стран Персидского залива, на которой обсуждались бы вопросы, связанные с обеспечением региональной безопасности. Понятно, что для этого понадобятся гарантии, в первую очередь со стороны пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН. В перспективе же такую конференцию можно было бы расширить и за счет других ближневосточных стран». Конечно, на сегодняшний день задача едва ли реализуемая. В то же самое время, можно предположить, что успешная посредническая роль Москвы в урегулировании сирийского кризиса и более чем очевидная несостоятельность рассмотренной нами претенциозной (причём еще до своего официального появления на свет) «сделки века» сделают российские предложения более актуальными на среднесрочную и более дальнюю перспективу.

Дмитрий НЕФЁДОВ

Примечания

(1) О заметном вкладе этого незаурядного бизнесмена и социального технолога в победу Д. Трампа на президентских выборах 2016 года, что, помимо родственных связей, обуславливает нынешнее влияние Дж. Кушнера, см. напр.: Bertoni S. Exclusive interview: how Jared Kushner won Trump the White House.

(2) Принятый 19 июля Кнессетом конституционный закон объявляет Израиль «национальным домом еврейского народа», а евреев – единственным народом, который имеет право на национальное самоопределение в его пределах.

(3) Кроме того, поддержанное американцами строительство супергорода Неом на севере Саудовской Аравии с привлечением рабочей силы из Египта позволит решить часть экономических проблем этой ключевой и при этом крайне перенаселённой страны арабского мира.

(4) Типичная черта западного геополитического проектирования, на Кавказе она известна хотя бы по нереализованным «планам Пола Гобла».

Добавить комментарий