Антироссийские санкции США способны продлить сирийскую войну

Атаки беспилотников на авиабазу Хмеймим не прекращаются ни на день

К 7 августа части сирийской армии перекрыли пути снабжения террористов на севере провинции Хама близ административной границы провинции Идлиб, сообщило агентство САНА. Военным также удалось уничтожить огневые позиции террористов, откуда велся снайперский огонь по правительственным войскам и предпринимались попытки нападения. Операция при поддержке артиллерии прошла в районе поселений Ляхая и Латамина в 35 километрах от города Хама. В данном районе орудуют банды «Джейш аль-Изза» и «Хизб аль-Туркистане», союзные запрещённой в России террористической группировке «Джебхат ан-Нусра». Среди бандитов – преимущественно иностранные наемники, прибывшие в Сирию через Турцию.

Ранее сирийская армия отразила нападение террористов на севере провинции Латакия, причём боевики, напавшие на поселение Ас-Сараф, прибыли со стороны «зоны деэскалации» Идлиб (включает также некоторые районы провинций Алеппо, Латакия и Хама). Продолжаются обстрелы позиций правительственных войск и гражданские объекты в провинциях Алеппо и Латакия. Только «в течение суток были отмечены обстрелы позиций правительственных войск в районах населенного пункта Раша и горы Кермель в провинции Латакия, а также районов Маканис-Эд-Дуайри (дважды) и Эз-Захра (дважды) города Алеппо»,  – сообщил 10 августа руководитель российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии генерал-майор Алексей Цыганков.

Турция находится на последней стадии подготовки к новым военным операциям в Сирии, заявил президент страны Тайип Эрдоган: «Мы на последней стадии подготовки к приобщению к регионам в Сирии, где мы обеспечили стабильность посредством операций «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь», новых регионов. С божьей помощью в ближайшем будущем мы освободим и новые территории, обеспечив на них безопасность. Число вернувшихся из нашей страны в места, где мы обеспечили безопасность, достигло четверти миллиона».

По информации Al-Masdar News, боевики образованного недавно протурецкого объединения «Джебхат аль-Ватания лил Тахрир» («Национальный фронт освобождения») на севере провинции Хама арестовали 45 человек за призывы к местному населению заключить соглашение о мире с официальным Дамаском. Накануне агитировавшие за примирение провели несколько встреч с представителями официального Дамаска, в том числе – о приглашении на контролируемую ими территорию российской военной полиции. Переговоры проходили на фоне нарастающих нарушений со стороны боевиков в зоне деэскалции «Идлиб». Ранее спецпредставитель президента России по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев призвал так называемую «умеренную оппозицию» активно взаимодействовать с Россией и Турцией, с тем, чтобы необходимость проведения каких-либо операций на северо-западе страны стала менее актуальной. «Пока турецкая армия находится на 12 наблюдательных пунктах в Идлибе, военная операция невозможна. На это не пойдет ни Асад, ни Россия, ни Иран. Но они будут оказывать давление на Турцию, например, в форме авианалетов или отдельных эскалаций с артобстрелами, или же концентрацией военных на фронте, – полагает сотрудник из Middle East Foundation из Анкары Омер Озкизилчик. – Я думаю, что Асад и Россия будут усиливать давление на Турцию, требуя взамен ненападения на Идлиб очистить его от радикальных элементов. В этом смысле Турция уже предприняла некоторые шаги. [запрещённый в России] «Хайят Тахрир аш-Шам» уже не так силен, как год назад, и Анкара объединила все умеренные оппозиционные группы под одной платформой».

Впрочем, «умеренность» протурецких группировок вызывает большие сомнения, как и возможность чёткого отделения их от откровенно террористических. В этой связи вполне симптоматичны практически ежедневные, неизменно безуспешные атаки беспилотными летательными аппаратами российской авиабазы Хмеймим. Только в июле обезврежено 26 дронов. 9 августа последовала первая атака в светлое время суток, отражённая системами ПВО охранения базы. На следующий день два беспилотника были запущены из района на севере провинции Латакия, также заблаговременно уничтоженные. 11 августа недалеко от авиабазы российские военные сбили очередной беспилотник в ударном снаряжении, запущенный с подконтрольной боевикам территории Идлибской зоны деэскалации. Добавим к этому, что в самом Идлибе усиливаются разборки между конкурирующими террористическими бандами. Так, число жертв после взрыва на оружейном складе в поселении Сармада 12 августа составило несколько десятков человек. В этот же день российские военные уничтожили очередные два беспилотника, приближавшихся к авиабазе Хмеймим.

Разведывательные беспилотники (предположительно израильские) поражаются также сирийской армией в небе над пригородами Дамаска. Одновременно продолжаются активные действия против террористов запрещённой в России группировки «Исламское государство» в пустыне провинции Сувейда. Наступления при поддержке авиации и ВКС России идёт по нескольким направлениям, в результате чего удалось установить полный контроль над восточной частью провинции. Помимо регулярных частей САА, в наступлении участвует некоторые группировки из состава «Свободной сирийской армии», пошедшие на примирение с официальным Дамаском. Среди них, по имеющейся информации – «Шабаб Сунна» из провинции Дара`а, ранее участвовавшая в боях против «ИГ» в долине Ярмук, а также бригада «Пустынные коммандо» из Восточного Каламуна. В провинции Эль-Кунейтра близ Голанских высот освобождены последние удерживавшиеся здесь боевиками поселения – Барика и Бир Аджам. Российская военная полиция выставляет посты возле демилитаризованной линии в районе Голанских высот (всего 8, и по мере стабилизации обстановки они будут передаваться сирийским военным).

Возрождение миссии ООН может рассматриваться как первый шаг в направлении мирного урегулирования в рамках международных форматов, что особенно важно на фоне буксующего Женевского процесса. Россия де-факто возвращает ООН в Сирию, предотвратив потенциальный конфликт между израильскими и проиранскими силами, и этот весьма значительный успех наглядно демонстрирует ту степень доверия, которой она пользуется у всех вовлечённых в конфликт сторон. На этом позитивном фоне в страну возвращаются беженцы (с 2015 года к местам прежнего проживания вернулось более миллиона граждан), восстанавливаются жилые дома, промышленные предприятия, «задышало» сельское хозяйство. По данным главы ЦПВС А. Цыганкова, уже восстановлено 89 медицинских учреждения и 217 учебных заведений, 86 электроподстанций, 71 объект водоснабжения и два топливно-энергетических комплекса. Чиновники ООН уже не находят в Сирии ни одного района, который можно было бы определить как осажденный.

Очевидно, под влиянием военно-гуманитарных успехов России в Сирии, один из представителей возглавляемой Халифой Хафтаром Ливийской национальной армии попросил содействия Москвы с целью избавления от иностранных игроков в стране, практически переставшей существовать после военной агрессии Запада в 2011 году. У Москвы складываются конструктивные отношения с основными ливийскими администрациями, что открывает неплохие перспективы для посредничества в преддверии намеченных на декабрь президентских и парламентских выборов. Российская сторона выражает желание возобновить ряд подписанных при М. Каддафи двусторонних соглашений о сотрудничестве, а крупные компании готовы вернуться на ливийский рынок. В отличие от Запада, Москва не увязывает свои возможные усилия по оказанию ливийцам помощи с нотациями о необходимости «демократических реформ», уже доведших процветавшую некогда страну в буквальном смысле слова «до ручки». Другими наглядными примерами последствий западного вмешательства стало разделение и перманентный конфликт в Судане, Ираке  Йемене, где не прекращается интервенция аравийских союзников США во главе с Эр-Риядом. В минувшем июле один из лидеров местных хуситов Махди аль-Машат написал Президенту Владимиру Путину письмо  с просьбой использовать международное влияние России с целью положить конец продолжающемуся кризису в стране, приложив политико-дипломатические усилия для  обеспечения безопасности и стабильности в Йемене. Военная операция в Сирии не только стимулировала зарубежные продажи российского оружия, но также способствовала упрочению имиджа России как справедливого международного посредника при разрешении международных конфликтов. Политика России на Ближнем Востоке вполне может оказаться востребованной, создавая серьёзную альтернативу усиленно продвигаемой администрацией Трампа так называемой «сделке века». И, разумеется, нравится это, мягко говоря, далеко не всем.

* * *

10 августа министр иностранных дел России Сергей Лавров поговорил по телефону с госсекретарём США Майком Помпео, обсудив «ряд вопросов международной повестки дня, включая ситуацию в Сирии, а также некоторые другие темы, которые рассматривались в ходе встречи президентов России и США в Хельсинки 16 июля». Согласно сообщению МИД России, Сергей Лавров заявил американскому коллеге о «категорическом неприятии» новых санкций США. Напомним, 8 августа господин Помпео подписал бумагу о введении против России новых торгово-экономических санкций по абсурдному обвинению в «нарушении международных законов путем отравления бывшего агента Сергея Скрипаля и его дочери в марте 2018 года». Против «государства-нарушителя» в два этапа вводятся очередные санкции, предусматривающие запрет поставок в Россию американских товаров, связанных с национальной безопасностью, в том числе электроники двойного назначения. Меры, вступающие в силу 22 августа, предполагают запрет экспорта «чувствительных для национальной безопасности товаров», в том числе электронных приборов, компонентов к ним, испытательного и калибровочного оборудования. Если в течение трёх месяцев Россия «не сможет предоставить гарантии неиспользования химического и биологического оружия и не допустит инспекторов ООН на свои военные объекты» (чего не может быть по определению), то речь пойдёт о понижении уровня дипломатических отношений, ограничении полетов Аэрофлота в США, прекращении практически всего экспорта и импорта и создании для России препятствий в получении международных банковских кредитов. Стремясь в полной мере обеспечить свои национальные интересы, американцы предполагают сделать исключение для тех случаев, когда сотрудничество с Москвой им выгодно: закупки ряда жизненно важных для США товаров (к примеру, двигателей для космических ракет), продление договоров Роскосмоса и NASA, поощрение работающих на российской территории в интересах США юридических лиц, в том числе некоммерческих организаций. Впрочем, сомнительно, чтобы Москва согласилась на такие унизительные условия.

В преддверии промежуточных выборов в Конгресс знаковые персоны истеблишмента, начиная с президента, сталкивающегося с проблемами в собственной партии (не говоря об оппонентах) всячески демонстрируют свою «крутизну». Дальнейшее ужесточение американской внешнеполитической риторики и соответствующей долгосрочной стратегии предполагает максимальное затягивание сирийского конфликта и торпедирование переговорного процесса. По словам одного из сотрудников Комитета по вооруженным силам нижней палаты американского Конгресса, в настоящее время администрация Трампа пересматривает роль США в деятельности по стабилизации региона, однако вряд ли эта роль будет более конструктивной. Некоторые эксперты высказывают робкие надежды на уход американцев из Эт-Танфа на юге Сирии, после чего угроза со стороны сил международного терроризма если не исчезнет полностью, то, во всяком случае, радикально сократится. Представляется, что подобного рода предположения выглядят, по меньшей мере, наивно-романтическими.

Андрей Арешев

Фото: Reuters

Добавить комментарий