Готовя новый «Хан-Шейхун», Запад перераспределяет полномочия от ООН к ОЗХО

Враги мира в Сирии отлаживают механизмы военно-политического и экономического давления на Дамаск, Москву и Тегеран

На минувшей неделе в информационное наступление перешёл специальный представитель госсекретаря США по Сирии Джеймс Джеффри, давший интервью РИА Новости и Коммерсанту. Сразу же обратила на себя внимание его озабоченность возможными военными инцидентами в случае неких ошибок в работе противоракетных комплексов С-300, переданных Москвой Дамаску для исключения трагедий, подобных той, в результате которой в сентябре был потерян самолёт радиотехнической разведки ИЛ-20 с 15 военнослужащими на борту. Усиление возможностей сирийской армии по противодействию агрессивным атакам американский дипломат, наводя тень на плетень, охарактеризовал как «фактор опасной эскалации». (1)

Кроме того, господин Джеффри в очередной раз призвал российскую сторону «использовать всё имеющееся у неё влияние на сирийское правительство и на Иран (потому что в конце концов эти три страны вместе воюют в Сирии) с тем, чтобы обеспечить вывод всех сил под командованием Ирана со всей территории Сирии в рамках решения, предполагающего отвод всех иностранных сил, за исключением российских, и возврат к ситуации 2011 года».

Одновременно заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков опроверг информацию американских и израильских источников о некоей инициативе Москвы

по смягчению санкций против Ирана в обмен на вывод его войск из Сирии, о которой премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху рассказал на закрытых слушаниях в комитете Кнессета по иностранным делам и обороне. «Что касается конкретного аспекта отмены санкций в обмен на что-то, то я это подтвердить не могу. Были близкие, но не совпадающие с этим идеи. Развития они не получили», – отметил дипломат. – Иранские силы находятся на территории Сирии по приглашению законного правительства этой страны, и «поэтому вопросов юридического или иного свойства мы здесь не видим. Но безопасность Государства Израиль в аспекте досягаемости его территории вооружениями, которые обладают способностью поражать цель на значительном расстоянии, обсуждалась. Это было предметом нашего диалога и с Тегераном, и с Вашингтоном, и с европейскими столицами».

Возвращаясь к интервью Дж. Джеффри, отметим двойственные акценты по отношению к сирийскому лидеру: «Мы считаем, что он позорит человечество. Он безжалостный военный преступник, возможно, самый крупный и самый безжалостный военный преступник в мире в настоящее время. И, тем не менее, – хотя у Америки никогда не будет хороших отношений с Башаром Асадом, – тем не менее, мы привержены политическому процессу, который будет осуществляться совместно с сирийским народом и самим сирийским народом… Мы не нацелены ни на какую смену режима. Мы нацелены на изменение поведения этого режима, прежде всего, по отношению к собственным гражданам, затем к соседям, затем к международному сообществу, идёт ли речь о применении химического оружия, пытках, о колоссальных угрозах региону, возникших в результате вовлечения Ирана, в результате развязывания, пусть и косвенно, бедствия в лице [запрещённой в России террористической группировки] ДАИШ в регионе и в Европе, о потоке миллионов беженцев, ставших бременем для Европы и Турции, Ливана и Иордании».

Упоминание о «химическом оружии» видится здесь вовсе не случайным. 20 ноября Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) отклонила предложение Москвы и Пекина о создании международной группы экспертов для тщательного изучения решений в рамках новых расширенных полномочий этой организации. Отныне она может не просто фиксировать случаи применения химического оружия, но и определять их виновников. По словам генерального директора ОЗХО Фернандо Ариаса, так называемый «атрибутивный механизм выявления преступников» заработает уже в феврале 2019 года.

При этом имеются большие сомнения в том, что представитель России попадёт в состав этого «механизма», заявил глава российской делегации на Конференции государств – участников Конвенции о запрещении химического оружия в Гааге Георгий Каламанов. «Все последние годы мы наблюдали снижение участия представителей РФ, дружественных государств в органах ОЗХО. Это странно, потому что и химическая школа, и профессионалы, которые работают в России и на международной арене, они общепризнаны. Это нас удивляло», – заявил он в эфире телеканала «Россия-24».

Вполне естественно, что произвольное право ангажированных международных чиновников карать и миловать было поддержано секретариатом ОЗХО, заинтересованным в расширении собственного влияния и материального благополучия. В то же время, группа стран, включая Россию, Китай и Иран, полагают, что предоставление Техническому секретариату ОЗХО полномочий возлагать ответственность за химические атаки противоречит Конвенции о  химическом оружии. Мандат ОЗХО не предполагает «атрибутивной» функции, однако большинство членов организации пошло за странами Запада, посулившими ей очередные миллионы долларов.

Расширение полномочий превращает ОЗХО в политический инструмент, способный посягнуть на исключительные прерогативы Совета Безопасности ООН (в котором Россия обладает правом вето) и тем самым подорвать международную безопасность, в том числе в случае очередных провокаций боевиков международных террористических организаций в Сирии, располагающих химическими боезапасами. В этой связи достаточно вспомнить так называемое «расследование» событий в Хан-Шейхуне в апреле 2017 года, когда инспекторы не удосужились даже отправиться на место предполагаемого «преступления сирийского режима». А сейчас они смогут с полным на то основанием клепать предвзятые «отчеты», находясь за тысячи километров от Сирии и руководствуясь источниками из числа пресловутых «белокасочников».

«Стреляя себе в ногу», ОЗХО окончательно дискредитирует себя в качестве авторитетной международной организации и ставит своё будущее под сомнение. Вполне понятно, что новый «атрибутивный механизм» создаётся под очередные мифические «преступления режима Асада, использующего химическое оружие против мирного гражданского населения». Не исключено, что уже в ближайшее время под соответствующей пропагандистской завесой последуют новые атаки террористов «под чужим флагом», в первую очередь – в декларированной сентябрьскими российско-турецкими договорённостями «демилитаризованной зоне» в провинции Идлиб (где с середины сентября зафиксировано около 200 нарушений режима прекращения огня). Широкий резонанс вызвало также убийство проживавшего здесь англоязычного «революционного» активиста Раеда Фареса, «заслуги» которого в борьбе с «режимом Асада» трудно переоценить.

В предыдущих обзорах мы неоднократно упоминали о консолидации террористических банд под флагом запрещённой в России группировки «Хайят Тахрир аш-Шам» (что признаётся мэйнстримными западными СМИ), о продолжающихся регулярных обстрелах позиций сирийских военных и гражданских объектов. На севере провинции Хама орудует запрещённая в России группировка «Хурас-ад-Дин», входящая в некое «совместное операционное командование Ва-Харид аль-Муминин», саботирующее российско-турецкие договорённости. 24 ноября стало известно о массированном обстреле террористами районов Аль-Халидия, Аль-Захра и улицы Нил города Алеппо снарядами с хлором, что привело к десяткам пострадавших.

20 ноября в Сочи, в который уже раз, главы военного ведомства и разведки Турции Хулуси Акар и Хакан Фидан провели переговоры с министром обороны России Сергеем Шойгу и главой Генштаба Валерием Герасимовым. «…Вынуждены были пригласить вас, так как складывающаяся обстановка в Сирии требует нашего незамедлительного решения и обсуждения тех вопросов, которые назрели. Та динамика, которую мы набрали после подписания документов в Сочи по Идлибу, требует поддержки, чтобы, не сбавляя темпа, решить оставшиеся вопросы», – отметил на открытой части встречи С. Шойгу. Предыдущая встреча состоялась в конце октября в Стамбуле.

Фото: Anadolu

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу в эфире CNN Turk признал проблемы в реализации «идлибской сделки» (например, вдоль дорог M4 и M5), несмотря на то, что она реализуется «очень хорошо». Тем не менее, «без политического урегулирования предпринимаемые нами шаги не смогут обеспечить постоянное прекращение огня». Очевидно, новый «дедлайн» в контексте выполнения турецкой стороной взятых на себя обязательств – 28-29 ноября, когда в Астане пройдёт очередная встреча представителей стран-гарантов процесса сирийского национального примирения, официального Дамаска и вооружённой оппозиции, а также наблюдателей ООН и Иордании. В повестке дня, как сообщил министр иностранных дел России Сергей Лавров – завершение формирования конституционной комиссии. «Предстоящая встреча в Астане будет очень важной. Будет приниматься важное решение, касающееся военной операции в Сирии. Главное – обсуждение идлибских соглашений, пункты которого до сих пор полностью не выполняются», – добавил посол САР в Москве Рияд Хаддад.

В возможности создания эффективного органа по подготовке Основного закона страны сомневается уходящий со своего поста спецпредставитель Генсека ООН по Сирии С. де Мистура, и любая провокация со стороны террористов неизбежно отодвинет обсуждение прочих вопросов на второй план. Да и сам конституционный процесс рискует превратиться в арену интриг деструктивных сил. Формирование конституционной комиссии «занимает время. Намного более важно, чтобы была эффективная и приемлемая для обеих сторон конституционная комиссия, чем иметь искусственные сроки, чтобы разрушить астанинский процесс. Те, кто настаивает, чтобы Стаффан [де Мистура] установил сроки, и кто говорит, что «вот мой список, я не слышу, что вы говорите», они хотят только одного – разрушить астанинский процесс и вернуться к логике смены режима»,заявил С. Лавров на конференции «Средиземноморье: римский диалог».

* * *

Вашингтон ввёл санкции против российских компаний «МирБизнесБанк», Global Vision Group и «Промсырьеимпорт», содействующих поставкам нефти из Ирана в Сирию –соответствующее решение было принято в рамках возобновления с 5 ноября антииранских санкций. Американские партнёры угрожают наложением санкций судовладельцам, страховым компаниям и компаниям-перевозчикам, логистическим центрам и финансовым учреждениям, намеренным и далее реализовывать сделки с Ираном, стремясь таким образом повернуть вспять возвращение мирной жизни в регионы Сирии, где присутствуют Россия и Иран. Имеется расчёт на то, что это продемонстрирует провал политики Москвы и Тегерана на Ближнем Востоке: «…Действия министерства финансов, направленные против российско-иранской схемы поставок нефти для оказания содействия [президенту Сирии] Асаду и финансирования группировок «Хезболла» и ХАМАС, посылают четкий сигнал: каждый, кто поставляет нефть в Сирию или пытается обойти американские санкции против Ирана за его террористическую деятельность, столкнётся с тяжёлыми последствиями»,  – заявил госсекретарь Майк Помпео.  В свою очередь, министр финансов Стивен Мнучин заверил, США собираются и далее оказывать финансовое давление на Иран и Россию за их усилия по поддержке президента Сирии Башара Асада.

Очевидно, экономические ограничения – лишь часть более широкого инструментария по затягиванию военных действий на Ближнем Востоке. Завершив операцию в каньоне ас-Сафа, сирийцы начали сбор и учёт трофеев. Помимо прочего, в их руки попали противотанковые комплексы TOW модификации BGM-71E-1B, способные поражать цели на значительно больших расстояниях, нежели другие их модифкации.

22 ноября боевики запрещённой в России террористической группировки «ИГ» в пустынной местности провинции Хомс под прикрытием песчаной бури попытались атаковать позиции сирийской армии и иранских сил к западу от стратегической станции Т2 в районе границы с Ираком. Ранее, 18 ноября атака была предпринята между Аль-Маядином и Аль-Кашма в южной части провинции Дейр-Эз-Зор. Не исключено, что эти нападения вынудят сирийцев при поддержке ВКС России начать здесь военную операцию. Несмотря на спорадические столкновения между «ИГ» и отрядами «СДС», имеются веские основания предполагать, что с контролируемой американцами зоны по левому берегу от Евфрата, так же как из района Эт-Танф, по-прежнему идёт поддержка террористических банд.

Силы специальных операций США в Сирии. Фото South Front

Наконец, США разместят наблюдательные пункты вдоль турецкой границы на севере Сирии, говорит шеф Пентагона Джеймс Мэттис. Тесное сотрудничество с Анкарой предполагает намерение «отслеживать любую угрозу, направленную против Турции. Это означает, что мы будем контактировать с военными Турции вдоль границы». Впрочем, министр обороны Турции Х. Акар выразил обеспокоенность подобного рода планами, полагая, что они ещё более осложнят обстановку в регионе.

Андрей Арешев

Примечание

(1) Израильские СМИ отмечают сложности с продолжением ударов по Сирии. Обозреватель Haaretz  А. Харель пишет, что перемены очевидны по более резкому тону на горячей линии, призванной предотвратить инциденты в воздухе между Тель-Авивом и Москвой, и по «агрессивному поведению» российской авиации и ПВО на территории Сирии. Еще больше беспокойства вызывает у него возросший интерес России к событиям в Ливане, воздушное пространство которого обычно используют атакующие Сирию израильские ВВС. При пессимистичном сценарии раскрытый Россией над Сирией «защитный зонт» распространится и на Ливан, что может стать проблемой для Израиля.

Добавить комментарий