Украинский национализм, Казахстан и Центральная Азия

С началом спецоперации ВС РФ по демилитаризации и денацификации Украины украинские посольства и консульства, обслуживающие среднеазиатское направление, заголосили в разных тональностях про дружбу и моральное единство украинцев с казахами, таджиками, узбеками, киргизами.

Делается это в попытках добиться поддержки киевского режима и подвигнуть жителей республик оказать Украине гуманитарную и иную помощь. Но украинские дипломаты лукаво молчат о презрении, которое украинский национализм открыто выказывает к народам далёкой Азии. Очевидно, с подачи прокиевской пропаганды в социальных сетях стали распространяться слухи относительно возможной отправки казахстанских военных в составе миротворческих сил ОДКБ на Донбасс. Поводом стали плановые перемещения воинской техники в южном Казахстане и на север и в сторону Актау. В республике сознательно был поднят пропагандистский вой на тему «наших солдат гонят на убой на Украину», явно рассчитанный на малосведущего обывателя, склонного некритически воспринимать любые наскоро состряпанные дезинформационные фейки. Аналогичное волнение наблюдалось в соцсетях несколько лет назад в отношении возможной отправки контингента РК на войну в Сирию. На этот раз абсурдные домыслы пришлось опровергать заместителю министр обороны РК Султану Камалетдинову.

Тем не менее, дезинформации будет ещё много, ибо, наряду с радикальным национализмом, именно она составляет основу государственной идеологии страны победившего майдана. Украинские государственные символы и патриотика составлены во многом из националистического антуража – жёлто-голубой и красно-чёрный флаги, элементы парадной формы солдат ВСУ и т.д. Классики украинского национализма объявлены героями, в их честь называют улицы, им посвящают выставки, фильмы, книги, мемориальные объекты и издают их опусы.

В героях числится автор «Украинской военной доктрины» Михаил Колодзинский (1902-1939) – боевик ОУН*, отвечавший за контакты украинских националистов с итальянскими фашистами и хорватскими усташами. Его память увековечена памятной табличкой в пос. Солотвино Закарпатской обл.

Не будем вдаваться в подробности милитаристских фантазий Колодзинского, процитируем лишь отрывки, касающиеся непосредственно Средней Азии: «Когда политика украинского национализма старается раздвинуть восточные границы Украины до Волги и распространить своё влияние в центральной Азии, то военная доктрина украинских националистов не может принимать во внимание только украинские этнографические земли, потому что в таком случае это будет несоответствием между политическими намерениями и военным потенциалом».

«Мы, строя украинскую державу, должны передвинуть границы Европы до Алтая и Джунгарии. Европе недостаёт как раз этого пространства, которое… лелеет монгольского змея… Как Цезарь, добывая Галлию, открывал целую Европу для римской культуры и цивилизации, так наши националистические революционные армии должны открыть для западно-европейской культуры простор, простирающийся на восток и северо-восток от Украины».

«Чтобы Киев мог господствовать, нужно крепко опереться о Чёрное море, Кавказ и Волгу… Мы хотим выиграть войну, великую и жестокую, которая сделает нас хозяевами Восточной Европы».

В 1929 г. Колодзинский в брошюре «Польское восстание 1863 г.» («Польске повстання 1863 р.») писал под псевдонимом Михаил Буджак: «Нужна кровь? Дадим море крови. Нужен террор – устроим адский. Нужно лишиться материального добра – не оставим себе ничего… Не будем стесняться массовых убийств, грабежей и поджогов».

Концепцию украинской экспансии на восток Колодзинский изложил в 1936 г. так: «В первой фазе революции или, скорее, восстания, мы после освобождения наших этнографических земель должны остановиться над Волгой, позже бросить всё, способное воевать, на линию Могилёв – Саратов и перенести войну в Казахстан… Он тесно связан с нашим освобождением, так что восточные границы нашей державы должны опираться на Алтайские горы и Тянь-Шань».

Казахстан, по убеждению Колодзинского, должен стать колонией Украины. Для этого к его оккупации следует подключить местное украинское население, которое следует ознакомить с националистической идеологией. Несмотря на незначительное присутствие в регионе, украинские националисты предъявляют претензии на значительные территории в Северном Казахстане и в Сибири (т.н. «Серый Клин», якобы заселявшейся «украинцами» ещё в XVI веке, что указывает на его соответствующую принадлежность). В состав фантасмагорической «Великой Украины» должны быть включены также Молдавия, часть Румынии, Польши и Белоруссии, Северный Кавказ, Азербайджан и даже Апшеронский полуостров с его нефтью. Колодзинский понимал всю фантастичность своих планов, но видел в них не только военно-политическую доктрину, но и военно-идеологическую – воспитание молодых украинцев в духе националистического экспансионизма.

Одновременно с этим украинский национализм, как прошлых лет, так и в своей современной версии, провозглашал генетическую неполноценность русского народа, и обосновывал это тем, что в России живут тюркские, монгольские, финно-угорские народы, а сама Россия граничит с неславянской Средней Азией.

Основоположник расовой теории украинского национализма Юрий Липа (1900-1944) в работах  «Предназначение Украины» («Призначення України»), «Украинская раса» («Українська раса») рассуждает о ценности украинского народа как белой расы и несовместимости украинской расы с «урало-алтайскими туземцами», в то время как русские с ними расово совместимы.

Эта теория была особенно популярна в первые годы украинской самостийности в начале 1990-х годов. Русские объявлялись не славянами только потому, что соседствовали с «генетическим мусором» – татарами, башкирами, казахами, чувашами, калмыками, тувинцами, бурятами, марийцами, удмуртами, карелами. Автор сих строк жил в те годы на Украине и слышал это собственными ушами. Азиатская кровь в бытовой версии украинского национализма стала маркером неполноценности, синонимом «расовой грязи».

На этом фоне украинцы провозглашались расово чистыми европейскими славянами, не имеющими ничего общего с русскими, «испорченными» азиатской кровью. Отсюда делался вывод: зачем нам жить в одной стране с русской азиатчиной, если она нам чужда не только культурно, но и расово-генетически?

Учитывая вышеизложенное, оцените теперь уровень искренности украинской дипломатии в Казахстане, Узбекистане, Киргизии, Таджикистане, Туркмении. Обслуживая интересы государства, основанного на националистической идеологии с её презрением к «нечистым» народам, они делают вид, будто националистическая Украина – друг казахов, узбеков, киргизов, таджиков, туркменов. На самом деле у народов Средней Азии и Кавказа достаточно оснований для ненависти к украинскому национализму и всем, кто его пропагандирует.

Если и вправду Украина народам Центральной Азии друг, почему не осудит расовые теории Липы, захватнические фантазии Колодзинского и ещё целой своры национал-идеологов, помешанных на расизме – Донцова, Бандеры, Шухевича? Почему неонацистские организации, черпающие вдохновение из работ Колодзинского и Липы, («Национальный корпус», ОУН*) не запрещены, а напротив, включены в состав официальных силовых структур Украины?

Вместо осуждения национал-расистов Украина возвела их на пьедестал почёта и увековечивает их имена и деяния даже там, где массового националистического психоза никогда не наблюдалось – в  городах центральной и восточной Украины.

Современную украинскую молодёжь учат, что мечты Колодзинского о захвате азербайджанских, казахских, узбекских, таджикских земель по Апшерону и Тянь-Шаню – это идеологическая норма. Организация «Тризуб» им. Бандеры, переименованная позже в «Правый сектор»*, на своей официальной страничке заявила ещё в середине 2000-х, что этнографические украинские земли простираются до Чечни и Кабардино-Балкарии. Чеченцы, балкарцы и кабардинцы в курсе, что по версии украинских националистов, они живут не на своей, а на украинской земле? Азербайджанцы в курсе, что украинский национализм мечтает о захвате Апшерона?

Доктрины Колодзинского и Липы – это в понятиях социологии «идеальный тип» как субъективная цель, имеющая не реальное, а ценностное значение. Пусть теперь украинские консульства и посольства в Средней Азии разъяснят местным гражданам, почему идеологией Украины является агрессивная теория, усматривающая ценностное значение в фантазиях о захвате казахских, киргизских, узбекских, таджикских земель.

Владислав Гулевич
* – организации, запрещённые в России

Добавить комментарий