Калининградская область: планы НАТО и прожекты территориальных переделов

На фоне усиливающейся враждебности коллективного Запада по отношению к Российской Федерации реанимируются разнообразные сценарии блокирования Калининградской области – российского эксклава на Балтике, отделённого от основной территории страны Литвой и Белоруссией. Варшава и Вильнюс не скрывают планов по дестабилизации региона с опорой на ресурсы НАТО.

CCCР – Россия – Япония – Китай: Южные Курилы в лабиринте противоречий

Недавняя замена премьер-министра Японии ни в малейшей мере не убавит настойчивости и методичности в притязаниях Страны восходящего Солнца на российские Курильские острова. Усиленная милитаризация с опорой на давние империалистические традиции в перспективе могут превратить Японию на Дальнем Востоке примерно в такую же «головную боль», которой стала ныне Турция на Ближнем Востоке и на Кавказе.

Стратегическая пропаганда как средство реализации Западом политики сдерживания России

Подходы руководства НАТО и Евросоюза к наращиванию информационно-психологического давления на Россию свидетельствуют о стремлении западных государств увеличить возможности пропагандистского воздействия для стратегического сдерживания РФ, помешать росту ее экономического и военного потенциала, чтобы не допустить повышения российского влияния на решение глобальных международных проблем.

Сирия: захватывая южную часть Идлиба, Турция превращает регион в неприступную крепость

На юге Идлиба, в районе поселения Кукфин к югу от дороги М-4 в шести километрах от границы территории, контролируемой Сирийской арабской армией организуется турецкая военная база. Турецкие СМИ прямо шантажируют Москву перспективной прямого военного столкновения в случае гипотетического наступления сирийской армии на Идлиб.

Сирия – Карабах – Северный Кавказ: Турция прочерчивает террористическую дугу

Анкара пытается ликвидировать следы присутствия террористических группировок в Азербайджане, однако едва ли это удастся в полной мере. Использование правящим турецким режимом боевиков из Сирии органично вписывается в формирующуюся модель опосредованных войн на Ближнем Востоке, способных, в случае реализации негативных сценариев, перейти на Северный Кавказ.

На фоне войны: в Ереване прошло очередное заседание Межправсовета ЕАЭС

С начала года страны ЕАЭС устранили еще девять барьеров на внутреннем рынке. Но в целом рынки иных, не входящих в евразийскую пятерку стран пока более привлекательны для товаропроизводителей ЕАЭС. Торговля в рамках Союза колеблется в пределах $55-60 млрд, в то время как торговля с третьими странами составляет $750-800 млрд.

Казахстан – после Белоруссии и Киргизии?

«Киргизский сценарий» в Казахстане невозможен, но опасность дестабилизации может исходить не только от оппозиции, как в Киргизии и Белоруссии. Сценарии хаотизации стран-мишеней в ближнем зарубежье Российской Федерации умело варьируются.

Зачем американским стратегам Волго-Донской канал?

Интерес американцев к Азово-Черноморскому бассейну и Волго-Донскому каналу вполне понятен. Располагая постоянным военным присутствием в этом регионе, они получили бы возможность проецировать силу на внутренние регионы Южной России вплоть до Западного Казахстана, Туркменистана и Каспийского моря.

Рискованный геополитический пасьянс Эрдогана в Нагорном Карабахе

«Разморозив» конфликт, Эрдоган поставил судьбы миллионов людей на кон в сложной игре за расширение оперативно-стратегического контроля над Центральным Средиземноморьем и Ближним Востоком, увеличение доступа к ресурсам и расширение турецкого влияния в зоне интересов России.