Центральная Азия – важнейший стратегический регион

Лидеры стран Центральной Азии (ЦА) 6 августа провели Консультативную встречу в туркменском городе Туркменбаши. В саммите приняли участие президенты Казахстана Касым-Жомарт Токаев, Киргизии Садыр Жапаров, Таджикистана Эмомали Рахмон, Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов и Узбекистана Шавкат Мирзиёев.

Пять птиц на одной ветке: сплотит ли Афганистан страны Центральной Азии?

Возможно, внешняя экспансия талибов – это некоторое преувеличение, потому что пуштуны ориентированы на установление контроля, прежде всего, над своей собственной страной. Но, так или иначе, государствам, которые являются сопредельными с Афганистаном, придется реагировать.

Закон о НКО в Киргизии: кто – об интересах страны, кто – о зажиме демократии

Закон вводит лишь финансовую отчетность некоммерческих организаций. Они не ведут предпринимательскую деятельность, не имеют прибыли. В чем тогда проблема? В то же время не секрет, что источники доходов НКО и НПО часто неизвестны, также непонятно, куда направляются эти средства.

Под лозунгом военного джихада: Среднеазиатское восстание 1916 года (II)

В ходе восстания потери русского мирного населения составили около 3 тыс. убитых. Число убитых, погибших и переселившихся киргизов колебалось между 37 и 41 тысячей человек. Таковы страшные итоги предпринятого кайзеровской Германией проекта по инструментализации ислама.

Под лозунгом военного джихада: Среднеазиатское восстание 1916 года (I)

К началу XX в. на территории Русского Туркестана германскими и турецкими «предпринимателями», «торговцами», «миссионерами», «врачами» была создана благодатная почва для распространения антирусских настроений и отработаны механизмы приведения в действие взрывного устройства под названием «джихад».

Кто стоит за вооруженным конфликтом между членами ОДКБ?

Столкновения вспыхнули сразу на нескольких участках во многом условной границы между Таджикистаном и Киргизией… Москве невыгодна перманентная напряжённость между Душанбе и Бишкеком, чреватая перенесением межнациональной розни в мигрантские сообщества на территории многих российских регионов.

Киргизия – Таджикистан: границы – как мины замедленного действия

После крушения Союза давний нарратив об этнических территориях постепенно воплощается в реальные границы с пограничниками и соответствующим режимом. Для «новых» этнических элит, взаимные претензии стали ещё и выгодным «ходом» во внутренних хитросплетениях, ибо ухудшение социально-экономической ситуации требует «поиска» внешних виновников.

Мягкая сила и приграничные конфликты в Центральной Азии

В британском докладе 2006 года выделены три страны-мишени, имеющие споры по границе и названные «целевыми странами» (three focus countries): Таджикистан, Киргизия, Узбекистан. В этих республиках созданы местные центры и учебные курсы «по разрешению споров» с привлечением «национальных должностных лиц, представителей гражданского общества и академических кругов». Фактически это готовая агентурная сеть, которая создана и работает.

Исфара – странная война

Совершенно очевидно, что большой войны, даже с учётом воинственно-патриотической риторики Рахмона в духе «ни пяди таджикской земли не отдадим», не будет. Однако конфликт остаётся, он будет продолжаться. И он уже отдаёт болью в организме евразийской интеграции, он требует решения. Пока оптимальным решением является размещение в зоне конфликта миротворческих сил ОДКБ.