Русские и казахи: народы общей судьбы

Есть толкование, где кайсак – это конник, всадник, житель степей – в более широком смысле – вольный человек. Никакой суверенный Казахстан без России существовать не может. Он и создан был Россией, но союз России и Казахстана на протяжении прошедшего века подвергался неоднократно тяжелейшим испытаниям. Народ казахов, также как и народ русских, может считать себя народом, определившим судьбы мира.

Советско-китайская конфронтация и уйгурское национальное движение

Бесславно закончившийся эксперимент с поддержкой уйгурских сепаратистов Синьцзяна Советским Союзом позволяет лучше понять рост исламистских настроений в уйгурской националистической среде. После 1991 года прошло 30 лет, и мы видим, что «уйгурский фактор» упорно разыгрывается заинтересованными силами, не в последнюю очередь – в Казахстане, способном преподнести ещё немало сюрпризов.

Зачем Сара Кэмерон загоняет казахов в средневековье?

При прочтении книги Сары Кэмерон и её интервью создается впечатление, что отказ от кочевого образа жизни – это чуть ли не большая трагедия, чем сам голод.. Бедственное положение казахов-кочевников не устраивало ни казахскую интеллигенцию, ни советское руководство… Голод не способствовал позитивным переменам, а, напротив – замедлил их. Союзному центру голод не только был не выгоден – он серьезно разрушил планы развития экономики.

Ближний Восток и Латинская Америка: на «дальних берегах» Холодной войны

О деятельности Управления «К» КГБ СССР, противоборстве разведок в годы «холодной войны» в Латинской Америке и на Ближнем Востоке рассказывает генерал-майор запаса, бывший заместитель начальника Аналитического Управления Александр Бартеньев.

Грани подлинной истории поляков в Казахстане и диаспоральной политики Польши

Подлинная история польского присутствия в республиках Советской Средней Азии куда многограннее замшелых «перестроечных» стереотипов и современного антисоветского пропагандистского нарратива.

От «Желтоксана» – к Жанаозену: к «анатомии» массовых беспорядков в Казахстане

Отрицать причастность Запада к перманентным попыткам свержения Назарбаева нелепо, равно как и нелепо отрицать перманентные попытки первого президента найти с коллективным Западом общий язык. Ближайший союзник и сосед России с 1991 года постоянно был территорией повышенного внимания противников Москвы. Ещё в 1986 году тогдашний глава Совета Министров Казахской ССР, возможно, впервые в Союзе разглядел внутреннюю структуру бунта, узнал о его подготовке и возможностях быстрого его подавления.

Угрозы государственной безопасности России – в исторической ретроспективе

Как отразилось на работе российских спецслужб непростое «время перемен», что мешает контрразведке выполнять возложенные на неё задачи, что необходимо сделать для более эффективной работы органов государственной безопасности? Своими мыслями на злободневные темы из настоящего и прошлого делится ветеран органов безопасности СССР Александр Уваров.

«Угар» хрущёвского правления: апофеоз «десталинизации» и разрыв СССР с Албанией

Вынос «под занавес» XXII съезда КПСС из Мавзолея тела Иосифа Сталина сопровождался массированным переименованием населённых пунктов и иных объектов, удостоенных в своё время его имени. Полному разрыву СССР с Албанией в том же 1961 году предшествовала взаимная с начала 1960 года массированная идеологическая полемика, сопровождавшаяся взаимными оскорблениями на уровне первых лиц.

Кронштадтское восстание 1921 года: предпосылки, ход, итоги, последствия

В этом году исполнилось сто лет Кронштадтского восстания моряков Балтийского флота против власти большевиков, объявленное антисоветским мятежом и жестоко подавленное. Вместо запланированного окончательного обобществления всего, что только возможно и трудовых армий, через три дня после подавления кронштадтского восстания Совнарком издал декрет о замене продразверстки продналогом.

«Пятьдесят оттенков серого»: пантюркизм вчера и сегодня

Едва ли не впервые геополитический конструкт Turan перекочевал из публицистических статей, идеологических и прочих доктринальных трудов в официальный документ. В исторической ретроспективе, пантюркистские умонастроения проявили изрядную приспособляемость к разнонаправленным идеологическим веяниям – от советского большевизма до американского империализма, распространяясь через интеллектуальную среду некоторых советских республик.