Вторая карабахская война и энергетический передел на Каспии

Успех турецко-азербайджанского наступления против Нагорного Карабаха и Армении с неизбежностью потянет за собой кардинальные изменения в расстановке сил не только на Кавказе но также на Каспии и в Центральной Азии. А Турция ощутимо приблизится к столь заманчивой для неё цели – обрести положение новой энергетической сверхдержавы, способной контролировать региональные энергетические потоки.

Зачем Британия возвратилась на Южный Кавказ?

Нынешний глава британской разведки MI-6 до недавнего времени был послом Великобритании в Турции, являясь одной из ключевых фигур группы влияния британского премьера Бориса Джонсона. В конфликте вокруг Нагорного Карабаха Баку мог получить гарантию поддержки со стороны не только Турции, но и Великобритании, заплатив за это де-факто суверенитетом своей страны. Великобритания устанавливает контроль над прикаспийской страной, отдав туркам операционное управление региональными делами.

«Океанский щит – 2020» и безопасность Восточного Средиземноморья

Российские учения в Средиземном море, о которых хорошо осведомлены и в Турции, и на Кипре, и в Греции, имеют самодостаточное значение и едва ли могут быть интерпретированы как сигнал поддержки той или иной из сторон, сошедшихся в нешуточной схватке за энергетические ресурсы Восточного Средиземноморья.

Турция начинает и… проигрывает?

Вероятность военной неудачи в любом из конфликтов, в которые ввязалась Турция, несут угрозу военного переворота и свержения претендента на лавры Сулеймана Великолепного, который даже спустя четыре года после попытки военного путча не прекращает репрессий против собственной армии.

Чем грозит миру энергетическая экспансия США?

Для разрушения рыночного статус-кво и выведения из конкурентной борьбы наиболее опасных соперников на мировых рынках нефти и газа США задействуют весь имеющийся в их распоряжении инструментарий. Контроль над Ираном, Ираком, Саудовской Аравией и Венесуэлой дает Вашингтону достаточные основания для продолжения односторонних действий, которые могут привести к новым мощнейшим локальным и глобальным потрясениям.

Вашингтон связал вывод войск США из Германии и «Северный поток – 2» в один узел

Намёк американского президента на проект «Северный поток – 2» показывает, что Вашингтон не отделяет военную политику НАТО от продвижения своих экономических интересов. Вывод американских войск из ФРГ – это инструмент давления на Берлин в вопросе о газопроводе.

Экспозиция газовой войны в Восточном Средиземноморье

Создаётся впечатление, что Турция сознательно идёт на эскалацию конфликта. Возможно, в Анкаре считают, что членство в НАТО и мощный турецкий военный флот не позволят ей проиграть в этом противостоянии.

Иран: почему Москва не помешала «устранению» шахиншаха американцами?

Расчёт Вашингтона на последующую лояльность иранских ультраисламистов после прихода их к власти, как это стало ясно уже после знаменитого захвата американского посольства в Тегеране, не оправдался. Однако перспективы стратегического партнерства СССР, Ирана и зарубежной Европы в газовой сфере новыми иранскими властями было прервано – де-факто, в угоду США.

Армения и ЕАЭС: новые цены на газ и «абрикосовая война»

Формирование единого энергетического рынка в рамках ЕАЭС остается одним из приоритетов политической линии Еревана в рамках объединения, и чем дальше, тем это будет всё больше заметно. Вопрос о ценах на углеводороды остаётся для Армении весьма болезненным.