Сюник: пограничный инцидент, который высвечивает реальные проблемы

Можно предположить, что действия Баку, который не доволен сложившейся поствоенной ситуацией, инспирируются Великобританией и Турцией. Целью этих шагов является подрыв миротворческих усилий России и дискредитация ее миротворцев с тем, чтобы создать такую ситуацию, когда стороны конфликта были заинтересованы в выводе из Карабаха российских миротворцев. Цели Лондона в этой ситуации частично были обозначены послом Соединенного Королевства в Баку Джеймсом Шарпом.

Предвыборный пиар Пашиняна: поверили ли в Москве «клятвам в верности»?

В Москве заинтересованы в том, чтобы внутриполитический кризис в Армении решался бы через правовые процедуры, а не посредством «улицы». Но проблема, как видится, заключается в том, что конвульсивные потуги «Пашиняна и компании» воспроизвести себя во власти «не мытьём, так катанием», кто бы что ни говорил, априори не будут восприняты подавляющей частью общества.

Палестина в огне – Израиль очерчивает пределы влияния Турции на Ближнем Востоке

Вне зависимости от морально-этических оценок происходящего решительная политика Израиля недвусмысленно очерчивает пределы региональной мощи адептов неоосманизма, способных побеждать разве что в разорванной Ливии и в Нагорном Карабахе. Можно предположить, что в результате нового витка кризиса расклад сил на Ближнем Востоке претерпит существенные изменения.

США – Иран: «венский аттракцион» – когда процесс важнее результата

От Ирана требуются не компромиссы, а капитуляция, пусть и растянутая во времени и прикрытая видимостью «непрямых» дипломатических расшаркиваний. Вслед за отказом от гражданской атомной программы – сворачивание производства баллистических ракет как средства стратегического сдерживания потенциального противника, а также прекращение поддержки «оси сопротивления» на Ближнем Востоке.

Иранский транзит в Сирию и Ливан – под прицелом Израиля и США

Бездоказательно приписываемая российской стороне «подстрекательская» готовность способствовать военным поставкам «Хизбалле» может означать качественно новый уровень политико-дипломатической и военной эскалации в Восточном Средиземноморье. В начале мая в Дамаске побывал руководитель службы общей разведки Королевства Саудовская Аравия Халид бин Али аль-Хумайдан.

Киргизия – Таджикистан: границы – как мины замедленного действия

После крушения Союза давний нарратив об этнических территориях постепенно воплощается в реальные границы с пограничниками и соответствующим режимом. Для «новых» этнических элит, взаимные претензии стали ещё и выгодным «ходом» во внутренних хитросплетениях, ибо ухудшение социально-экономической ситуации требует «поиска» внешних виновников.

Биолаборатории США в Армении и «двойная игра» пашиняновской власти

Вопросы биологической безопасности ещё более актуализируются по мере расширения военно-биологической деятельности Пентагона в постсоветских странах после водворения в Белом Доме Джо Байдена и его команды. Действующие власти Армении во главе с Пашиняном, пытающиеся переложить на Россию некоторые функции по обеспечению безопасности, похоже, ведут двойную игру.

Почему биолаборатории США не спасли Украину от COVID-19

США удалось не просто найти лазейку в Конвенции, а вывернуть её наизнанку, используя потенциал других государств и благозвучную «мирную» вывеску. Что остаётся ООН – хлопать глазами? Делать вид, что штатовские референс-лаборатории действительно занимаются благим делом – борьбой с опасными биоагентами и токсинами?

Мягкая сила и приграничные конфликты в Центральной Азии

В британском докладе 2006 года выделены три страны-мишени, имеющие споры по границе и названные «целевыми странами» (three focus countries): Таджикистан, Киргизия, Узбекистан. В этих республиках созданы местные центры и учебные курсы «по разрешению споров» с привлечением «национальных должностных лиц, представителей гражданского общества и академических кругов». Фактически это готовая агентурная сеть, которая создана и работает.

Исфара – странная война

Совершенно очевидно, что большой войны, даже с учётом воинственно-патриотической риторики Рахмона в духе «ни пяди таджикской земли не отдадим», не будет. Однако конфликт остаётся, он будет продолжаться. И он уже отдаёт болью в организме евразийской интеграции, он требует решения. Пока оптимальным решением является размещение в зоне конфликта миротворческих сил ОДКБ.