Американо-британская авантюра на Украине угрожает взорвать Ближний Восток

Сразу после начала СВО на Украине начали появляться данные о вербовке американскими и турецкими спецслужбами боевиков из Сирии для отправки в зону боевых действий. В случае сокращения российского присутствия турки могут начать военные действия как против «СДС», так и против «режима Асада», что чревато столкновением с Ираном и развалом «астанинской» тройки.

Казахстан отходит к Турции? Или еще нет?

Военное сотрудничество Анкары и Нур-Султана торговлей оружием не ограничивается. По итогам встречи глав оборонных ведомств подписаны документы, предусматривающие, что в случае реальной военной угрозы Казахстан может попросить помощи у Турции.

«Турецкий вектор» внешней политики Казахстана: всерьёз и надолго?

Визит президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в Турцию 10-11 мая прошёл с большой помпой. Судя по составу делегации, антуражу, медийному освещению, он задумывался чуть ли не как эпохальное событие. Но насколько в реальности заключенные в ходе визита договоренности соответствуют сопутствовавшим их пышным церемониям? Можно ли говорить о коррекции внешнеполитического вектора Казахстана?

Турция, Саудовская Аравия, Египет: грядёт ли «новая эра» в отношениях?

28 апреля президент Турции Реджеп Эрдоган побывал с визитом в Саудовской Аравии. В СМИ королевства подчёркивалось, что запрос на визит поступил из Анкары, а не из Эр-Рияда, что противоречило заявлениям Эрдогана. Стремясь замириться также и с Египтом, турецкие власти не продлевают вид на жительство некоторым деятелям запрещённых в России «Братьев-Мусульман».

Казахстан поможет Венгрии… сократить импорт российской нефти?

Всё более регулярные сетования в Нур-Султане по поводу издержек от антироссийских санкций Запада, как и недавние транзитные договоренности с Латвией и Литвой, свидетельствуют о том, что казахстанская сторона стремится добиться в своём нефтяном и, в целом, товарном экспорте в Евросоюз некоей «экстерриториальности».

Между Западом и Россией: о пределах «стратегической автономии» Эрдогана

Президент Турции вновь проявляет признаки посреднической активности, обусловленной ведущейся им сложной политической игрой. Появление в западном альянсе признаков разлада увеличит возможности Эрдогана к «стратегической автономии» во внешней политике. Недавнее решение о закрытии турецкого неба для направляющихся в Сирию российских самолётов не прибавит доверия в диалоге с Москвой.

Операция Z и мантры американских военных пропагандистов: где подвох?

Сейчас наступлению пехоты и бронетехники ВС РФ предшествует знаменитый «Огненный вал» (Feuerwalze), то есть массированная артподготовка – тактика, которую впервые применили немцы именно в ходе «Сражения Кайзера» весной 1918 года. «Огненный вал» был основной тактикой Красной армии в ходе решительных наступлений 1945 года.

Премьер-министр Армении – снова в Москве: Россия не оставит Южный Кавказ

Ссылаясь на дипломатические источники, издание «Грапарак» утверждает о том, что московская встреча прошла далеко не в «любезной» атмосфере: Пашиняна якобы в очередной раз настоятельно предупредили воздержаться от контактов с Западом и Баку по демаркации Арцаха и Армении, от обсуждения новых предложений и вариантов до тех пор, пока они не будут обсуждены с российской стороной.

Из истории разрядки международных отношений: через Тегеран — к Хельсинки

Многие зарубежные СМИ впоследствии отмечали, что именно в октябре 1971 – марте 1972 гг. в Иране были достигнуты предварительные договоренности о подготовке небезызвестного Хельсинкского процесса; Сп. Агню и Н. Подгорный договорились о проработке тематики переговоров президента США Р. Никсона с советским руководством в 1972 году.

Положат ли Турция и Саудовская Аравия конец «холодной войне»?

Официальный визит президента Турции Эрдогана в Саудовскую Аравию пока не объявлен, хотя в прессе активно муссируются слухи, что он может состояться до конца месяца Рамадан. Политико-дипломатические реверансы в сторону недавних оппонентов могут привести к некоторому размыванию имиджа турецкого «султана» как единственного и неповторимого защитника «угнетённых мусульман» на Ближнем Востоке и за его пределами.