США – Иран: «венский аттракцион» – когда процесс важнее результата

От Ирана требуются не компромиссы, а капитуляция, пусть и растянутая во времени и прикрытая видимостью «непрямых» дипломатических расшаркиваний. Вслед за отказом от гражданской атомной программы – сворачивание производства баллистических ракет как средства стратегического сдерживания потенциального противника, а также прекращение поддержки «оси сопротивления» на Ближнем Востоке.

Иранский транзит в Сирию и Ливан – под прицелом Израиля и США

Бездоказательно приписываемая российской стороне «подстрекательская» готовность способствовать военным поставкам «Хизбалле» может означать качественно новый уровень политико-дипломатической и военной эскалации в Восточном Средиземноморье. В начале мая в Дамаске побывал руководитель службы общей разведки Королевства Саудовская Аравия Халид бин Али аль-Хумайдан.

«Суэцкий инцидент» и альтернативные маршруты нефтяного экспорта

C начала апреля многие «нефтяные» страны Аравийского полуострова ведут неофициальные консультации с Турцией, Ливаном, Сирией, Израилем и Иорданией о полноценном использовании действующих трубопроводов и о создании новых линий. Формирование новой нефтетранзитной системы на Ближнем и Среднем Востоке в состоянии понизить градус региональных противоречий.

Ближний Восток: США, Великобритания, Россия и вечная «Большая игра»

Традиционно Ближний Восток был ареной политических и экономических войн разведок таких крупных политических супердержав, как СССР, Великобритания и США. Ближний Восток был интересен Англии давно, и она никому (а особенно – России) не хотела его уступать. За спиной инициированных американцами событий «арабской весны» просматривается «тень» Лондона. Об актуальных вопросах политической истории региона рассказывает полковник КГБ СССР, ветеран группы «Вымпел» Валерий Юрьевич Киселев.

Соглашение с Ираном и новая роль Китая на Ближнем Востоке

Наиболее значимым событием ближневосточного турне министра иностранных дел Китая Ван И стало подписание 27 марта в Тегеране Соглашения о стратегическом партнёрстве с Ираном сроком на 25 лет. Отсутствие официально опубликованного полного текста соглашения породило в «персидской» части интернета волну слухов и предположений.

Суэцкому каналу нужны альтернативы

Международная напряжённость нарастает. Агрессивность США усиливается. Осознанной блокировкой канала Вашингтон мог бы убить многих зайце. И нельзя не согласиться с теми, кто считает, что история с Ever Green – сильный аргумент в пользу тех альтернатив Суэцкому каналу и другим «бутылочным горлышкам», которые обсуждаются уже годами. Причем многие альтернативы очень выгодны России.

В Индийском океане “пираты” рискуют встретить тройной заслон

В условиях агрессивного напора на Тегеран, Москву и Пекин «по всем фронтам» морские коммуникации – весьма привлекательная мишень для «пиратов», «международных террористов» и прочей публики, действующей по заказу вполне определённых сил.

Белуджи в Иране и Пакистане – как объект американских геополитических экспериментов

Администрация Джо Байдена требует от иранских властей прекратить полицейские репрессии против населения провинции Систан-Белуджистан, где в конце февраля вспыхнули массовые беспорядки. Исторически «белуджский вопрос», как и многие другие этнополитические и территориальные противоречия на востоке – порождение британской колониальной политики.

Возможное вхождение Ирана в ЕАЭС обостряет проблемы миграции. И не только

На сегодняшний день у Ирана с ЕАЭС действует временное соглашение о зоне свободной торговли, вступившее в силу осенью 2019 г. В текущий формат Евразийского союза Иран вписывается с трудом.

Подключение Ирана к ЕАЭС и ШОС поможет противостоять американским санкциям

Стремление иранской стороны ускорить своё вступление в ЕАЭС резонно рассматривать в общеазиатском контексте. А именно в связи с планами поэтапного формирования в рамках ШОС, где ИРИ имеет статус наблюдателя, обширной зоны свободной торговли. А в ШОС, напомним, входят три страны ЕАЭС из пяти.