Самовлюблённость Трампа – проблема не только для Америки

9 января палата представителей Конгресса США одобрила резолюцию, ограничивающую полномочия президента Трампа по использованию вооружённых сил против Ирана без разрешения законодателей. Резолюция не имеет обязательной силы, но проблема в другом – как при этом или другом президенте ограничить «уходящую сверхдержаву» в действиях, которые ставят мир на грань большой войны.

Сирия: очередное перемирие в Идлибе, обречённое на провал

Турция и Россия объявили в Идлибе на северо-западе Сирии очередное политически мотивированное «перемирие», которое не продлится долго. Партнёрство Москвы и Анкары и далее будет носить вынужденно-ситуативный характер. Уничтожение террористических группировок остается приоритетом для сирийских властей. Президент России посетил командный пункт российской группировки в Дамаске, а также старейшую мечеть Омейядов и кафедральный собор Девы Марии. Трамп вновь заявил о намерении и далее контролировать сирийскую нефть.

Почему Дональд Трамп приказал убить Касема Сулеймани?

Операцией по убийству иранского генерала, главы спецназа «Аль-Кудс» Корпуса Стражей Исламской Революции Касема Сулеймани мог руководить офицер ЦРУ Майкл Д’Андреа, известный под прозвищами Гробовщик, Темный Принц, Аятолла Майк . Убийство генерала Сулеймани по его приказу Трампа взорвало ситуацию на Ближнем Востоке и подорвало, возможно, фатально, репутацию США.

Убийство Касема Сулеймани воодушевит террористов в Сирии и по всему региону

Убийство командующего экспедиционными силами «Кодс» Корпуса стражей исламской революции Касема Сулеймани и лидеров шиитских ополчений Ирака способно негативно сказаться на ситуации в Сирии и во всём регионе. Парламент в Багдаде потребовал вывода из Ирака американских войск. Сирийская армия продолжает операции в Идлибе, хотя и с меньшей интенсивностью. Боевики «сирийской национальной армии» недовольны начавшейся переброской в Ливию по воле турецкого руководства.

Убийство генерала Касема Сулеймани – это больше, чем преступление, это ошибка

Убийство на рассвете 3 января генерала Касема Сулеймани в багдадском аэропорту вызвало волну ярости среди иранцев и иракцев, создав беспрецедентное единство шиитов двух стран на антиамериканской основе. Миллионы скорбящих по обе стороны ирано-иракской границы выступили с призывами к мести.

США – Ирак – Иран: кто заинтересован в очередной военной эскалации?

Американская оккупация Ирака остаётся источником нестабильности в этой стране, а все прогнозы об «уходе» США с Ближнего Востока не оправдываются раз за разом. Очередным подтверждением тому стала гибель вечером 2 января генерал Касема Сулеймани и представителей военного руководства «Аль-Хашд аш-Шааби», убитых в результате ракетных ударов (предположительно – с беспилотника) по аэропорту Багдада. Пентагон подтвердил свою причастность к атаке, приказ на которую отдал Трамп.

Иран: внутренние беспорядки как производная американских санкций

Администрация Трампа, об «уходе» которой с Ближнего Востока рассуждают некоторые наивные эксперты, а реальности активно участвует в разжигании беспорядков в различных районах Ирана, обусловленных повышением цен на бензин. Нарастающая протестная волны в самых разных уголках мира едва ли обойдёт Россию, и в этой связи успехи и промахи иранских властей должны стать предметом пристального внимания.

«Ормузская мирная инициатива» Ирана

Иранская концепция коллективной безопасности в Персидском заливе получила название «Ормузская мирная инициатива» (Hormuz Peace Endeavor). Президент Рухани представил ее базовые принципы во время выступления на 74-й сессии Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке.

Китай, Россия, Иран, Турция: конкуренция за Центральную Азию обостряется

Имеется много свидетельств сложного и конкурентного характера взаимоотношений между Пекином, Москвой, Анкарой и Тегераном в Центральной Азии. Однако в условиях нестабильности в Афганистане, террористических вызовов и угроз сотрудничество государств Центральной Азии с Россией (и отчасти с Китаем) остаётся приоритетом.

Иран – ЕАЭС: геополитические грани экономического партнерства

Включение Ирана в зону свободной торговли с ЕАЭС кардинально расширяет географию и усиливает трансграничную значимость евразийского интеграционного проекта и его геополитическое значение. После визита в Ереван в 2018 году Джона Болтона возросли технические трудности в реализации двусторонних сделок. Остаётся надеяться, что рычаги внешнего противодействия дальнейшему политико-экономическому сближению Ирана с Арменией, Россией и другими странами СНГ окажутся не вполне эффективными.