Разницы между Байденом и Трампом для Ирана нет

Президент Ирана Ибрахим Раиси 21 сентября впервые обратился по видеоконференцсвязи к Генеральной Ассамблее ООН. Новый президент высказал более резкий взгляд на американскую внешнюю политику, чем его предшественник Хасан Роухани.

Повышение статуса Ирана в ШОС – императив региональной стабильности и безопасности

В течение двадцати лет после учреждения в 2001 году, во многом именно усилиями ШОС Центральная Азия пока избегает участи охваченного перманентным хаосом Ближнего Востока. Полноценное вовлечение Ирана в деятельность Шанхайской Организации Сотрудничества полностью соответствует её уставным целям и отвечает интересам всех участников этого макрорегионального объединения.

Чего боится Израиль после ухода США из Афганистана

Казалось бы, далеко Афганистан от Израиля, но происходящее там волнует израильские верхи, ожидая непосредственного воздействия быстротечной афганской развязки на безопасность по принципу «геополитических цепочек» или «сообщающихся сосудов».

Внешняя политика Ирана при Эбрахиме Реиси: смена приоритетов

5 августа в Тегеране состоялась церемония вступления в должность избранного президента Ирана Эбрахима Реиси. Приход Амира-Абдоллахиана на пост главы иранской дипломатии свидетельствует о пересмотре курса предшественников на снятие санкций любой ценой, в том числе – неоправданных уступок. Деструктивная позиция Запада на венских переговорах привела к частичному возобновлению гражданской ядерной программы в Иране.

Кавказские транзитные коридоры: Турция начинает – и выигрывает?

Любые варианты восстановления железнодорожного сообщения между Арменией и Россией упираются в проблему неурегулированности армяно-азербайджанских отношений, решение которой в Баку увязывают с делимитацией и демаркацией границ с последующим подписанием «мирного договора». Возможно, очередная попытка решить закавказский военно-политический и транзитный ребус будет предпринята при активном посредничестве Москвы до конца текущего года.

Для чего США расселяют беженцев из Афганистана от Турции до Центральной Азии?

2 августа госсекретарь Блинкен представил план переселения за пределы Афганистана многих тысяч жителей страны, помогавших американским оккупантам. Ожидать решения они должны в третьих странах, предварительных консультаций с которыми не велось. Американская программа Priority 2 способствует инфильтрации боевиков международных террористических группировок с непредсказуемыми последствиями для многих государств.

Сирия: неспешная дипломатия и «смертоносное оружие» сил сопротивления

7 и 8 июля в столице Казахстана проходил очередной, 16-й раунд межсирийских переговоров в «астанинском» формате. Прорывов никто и не ждал – уровень доверия между оппозицией и официальным Дамаском ещё низкий. По мнению А. Лаврентьева, несмотря на тенденцию к постепенной стабилизации ситуации в Сирии, борьба с боевиками должна продолжиться. Получится ли на этот раз использовать механизмы ООН для сворачивания вооружённого конфликта, а не прямо противоположным образом – покажут уже ближайшие месяцы.

Сирия: переговоры в Казахстане, «англичанка» на море и «Кинжалы» в небе

Едва ли случайностью выглядит недавняя переброска в Сирию российских истребителей-перехватчиков «МиГ-31 К», оснащённых гиперзвуковыми ракетами “Кинжал” дальностью стрельбы до 2 тыс. км, способными развивать скорость в десять раз превышающую скорость звука и нести ядерную боеголовку. Эффективная работа в Сирии передовых российских систем вооружений означает конец монополии флотов США, Великобритании и других стран НАТО на односторонние действия как в Средиземном, так и в Чёрном морях.

Президентские выборы в Иране: отрезвление от «прозападного» дурмана

До сих пор судьба президентов Ирана после окончания срока их полномочий (за исключением Али Хаменеи), мягко говоря, складывалась не слишком удачно. От способности Ибрахима Реиси и его соратников обеспечить устойчивое социально-экономическое развитие страны в условиях неблагоприятной конъюнктуры зависит будущее и Ирана, и региона в целом.

США – Иран: «венский аттракцион» – когда процесс важнее результата

От Ирана требуются не компромиссы, а капитуляция, пусть и растянутая во времени и прикрытая видимостью «непрямых» дипломатических расшаркиваний. Вслед за отказом от гражданской атомной программы – сворачивание производства баллистических ракет как средства стратегического сдерживания потенциального противника, а также прекращение поддержки «оси сопротивления» на Ближнем Востоке.