Узбекистан, Туркменистан, Афганистан – и контуры «Большой Центральной Азии»

Развивая экономические связи с «Исламским Эмиратом Афганистан», Ашхабад и Ташкент фактически выдвигают непризнанный режим талибов (группировка запрещена в РФ) на авансцену региональной и отчасти политики. Не исключено, что здесь просматриваются некоторые элементы возможного сценария постепенного международного признания де-факто кабульской власти.

США седлают проект Транскаспийского интерконнектора

Американская компания Trans Caspian Resources (TCR), основанная в апреле 2021 года, заявила о намерении начать строительство подводного трубопровода, чтобы «обеспечить транспортировку природного газа из огромных запасов Туркменистана через Каспийское море в Азербайджан и, возможно, дальше в Европу».

Саммит в Ашхабаде: получит ли «второе дыхание» Организация экономического сотрудничества?

Едва ли заявленные планы и намерения удастся реализовать в полной мере – хотя бы потому, что куда в большей степени многие члены ОЭС связаны с государствами, в неё не входящими, и прежде всего – с Китаем. Никуда не исчезнут и политические противоречия, а также обостряющиеся вызовы безопасности, и прежде всего «афганскую проблему».

Ласковая туркменская русофобия

Чем закончатся туркменские опыты русофобии, неясно. Русский язык в Туркменистане не имеет охраняемого законом статуса. И в этом парадокс: де-юре русского языка нет, де-факто он чрезвычайно популярен и необходим. Потому русофобия в Туркмении умеренная, выборочная.

«Тюркский мир» Реджепа Эрдогана в Стамбуле пытается «расширить горизонты»

12 ноября 2021 года в Стамбуле состоялся восьмой Саммит глав государств учреждённого в 2009 году Совета сотрудничества тюркоязычных государств, переименованного в Организацию тюркоязычных государств. Ключевым игроком на поле «тюркской интеграции» остаётся президент Турции Эрдоган. Реализация проекта «От Тюркского совета – к Тюркскому союзу» предполагает формирование единого алфавита, языка и в конечном итоге – государственного объединения.

Нефть и газ Туркменистана: повлияет ли Турция на конфигурацию экспортных маршрутов?

За последнее время, особенно после «второй карабахской войны», у Турции, настойчиво позиционирующей себя в качестве макрорегионального энергетического распределительного «хаба», ощутимо возрос интерес к энергетическим ресурсам Каспия.

Центральная Азия – важнейший стратегический регион

Лидеры стран Центральной Азии (ЦА) 6 августа провели Консультативную встречу в туркменском городе Туркменбаши. В саммите приняли участие президенты Казахстана Касым-Жомарт Токаев, Киргизии Садыр Жапаров, Таджикистана Эмомали Рахмон, Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов и Узбекистана Шавкат Мирзиёев.

Пять птиц на одной ветке: сплотит ли Афганистан страны Центральной Азии?

Возможно, внешняя экспансия талибов – это некоторое преувеличение, потому что пуштуны ориентированы на установление контроля, прежде всего, над своей собственной страной. Но, так или иначе, государствам, которые являются сопредельными с Афганистаном, придется реагировать.

Туркменистан: многовекторность поневоле – на смену эфемерному нейтралитету?

Делегация их катарского офиса талибов побывала в Туркменистане с целью обсуждения «актуальных политических, экономических вопросов и проблем безопасности». Более активный и заинтересованный диалог между Туркменистаном и Россией по широкому кругу вопросов (от наркотрафика до энергетического сотрудничества) – безусловное и настойчивое веление нашего неспокойного времени.

Центральная Азия: экспансия талибов и проблемы внутриполитической стабильности

Продвижение талибов к границам бывших советских республик Средней Азии усиливает там религиозно мотивируемые радикальные оппозиционные настроения. Совместные военные учения – только часть решения имеющихся проблем. Без максимальной ясности в диалоге Москвы и её партнёров в регионе сотрудничество в сфере безопасности едва ли будет эффективным.