Станут ли Эмираты сирийско-курдской переговорной площадкой?

На фоне пошатнувшегося доверия к патронам из Вашингтона сирийские курды ищут содействия со стороны ОАЭ в предполагаемом диалоге с Дамаском. 18 апреля курдское самоуправление северо-востока Сирии выпустило декларацию из девяти пунктов, подтвердив намерение достичь соглашения с сирийскими властями, а также принять обратно беженцев.

«Курдская карта» – против Ирана: боевики PJAK получают «второе дыхание»

Попытки западных и израильских спецслужб «раскачать» Исламскую Республику Иран в немалой степени опираются на «Партии свободной жизни Курдистана» и её боевое крыло. Тегеран занимает активную позицию в противостоянии угрозам национальной безопасности, исходящим от поддерживаемых извне сепаратистских групп, даже если это будет затрагивать интересы ослабленного американской оккупацией Ирака и других соседей.

Иран – Саудовская Аравия: возобновится ли полноценный диалог?

21 декабря в Аммане прошли переговоры министров иностранных дел Ирана Хосейна Амира Абдоллахиана и Саудовской Аравии принца Фейсала бен Фархана Аль Сауда. По мнению западных аналитиков, прогресс в ирано-саудовских переговорах является «незначительным» вследствие принципиально различающихся целей двух стран. И всё же они возможны.

Иран считает безопасность Ирака собственной безопасностью

В последние дни сентября на карте Ближнего Востока вновь напомнила о себе одна из «горячих точек» – северный участок ирано-иранской границы, где подразделения Корпуса стражей исламской революции начали наносить удары по базам курдских вооруженных формирований, базирующихся на сопредельной территории Курдского автономного региона Ирака. Политико-экономический альянс Тегерана и Багдада обусловлен многими взаимосвязанными факторами, но и противников у него более чем достаточно.

Турция – Сирия – Ирак: реализуемы ли планы по созданию «полосы отчуждения»?

Турция выказывает готовность к частичной нормализации отношений с официальным Дамаском, однако исключительно на своих условиях. Сирийцы же настаивают на безоговорочном выводе турецких войск из оккупированных ими районов. Эйфория вокруг наметившихся турецко-сирийских контактов выглядит явно преждевременной – равно как и намерение Эрдогана навести хотя бы частичный «порядок в беспорядке», порождённом не без его прямого участия.

«Водный вопрос» может основательно поссорить Анкару и Тегеран

Будучи серьёзно обеспокоенными строительством Турцией плотин на Тигре и Араксе, иранцы вынесли в публичную плоскость водный спор, ограничивавшийся доселе дипломатическими каналами. Водная проблема – ещё «вчера», казалось бы, второстепенная, но сегодня – заметно обострившаяся, ведёт к дальнейшей региональной эскалации. Более того, она уже прямо затрагивает сопредельные страны Кавказа, ощутимо страдающие от водного дефицита.

Новое турецкое вторжение в Иракский Курдистан: «коготь» Эрдогана с видом на Киев

Рано утром 18 апреля турецкая армия, ВВС и силы спецназначения начали на севере Ирака очередную военную операцию «Коготь-Замок» против боевиков «Рабочей партии Курдистана» с использованием ставшего уже традиционным термина «Коготь». Создаётся впечатление, что турецкие СМИ целенаправленно нагнетают «курдскую угрозу», стремясь поддерживать в обществе должный градус напряжения.

Тони Блэр, «гуманитарные интервенции» в Югославии и Ираке и день сегодняшний

Патетика, с какой Тони Блэр, будучи второй год премьер-министром, ратовал за военное вмешательство НАТО в межэтнический конфликт в сербском крае Косово и Метохия, может быть приравнена только к цинизму, с каким Британия на протяжении веков сеяла разлад в других государствах.

Сирия присоединяется к китайскому проекту «Один пояс – один путь»

12 января посол Китая в Дамаске Фэн Бяо и глава Комиссии по планированию и международному сотрудничеству Сирии Фади аль-Халил подписали меморандум о сотрудничестве в рамках объявленного в 2013 году проекта «Экономический пояс Шёлкового пути и Морской Шёлковый путь XXI века».

«Курдское эхо» мигрантского кризиса на белорусско-польской границе

Появление на границе Белоруссии и Польши массы обездоленных и озлобленных беженцев стало следствием и неизбежным порождением многолетней практики западного (не исключая польский) колониализма. Его наглядными проявлениями на Ближнем Востоке стали оккупация Афганистана и Ирака, пресловутая «арабская весна», антисирийские санкции и прочие «прелести демократии».