«Бодрящая» пресс-конференция Пашиняна: трудности перевода и проблемы с ОДКБ

10 января премьер-министр Армении Никол Пашинян провёл большую пресс-конференцию – это событие могло бы стать знаковым, т. к. в последние полтора – два года он резко ограничил свое общение с прессой. Раньше варчапет выходил в эфир на своей страничке в запрещённом в России «Фейсбуке», где у него более 1 млн подписчиков, однако потом от этой формы общения с избирателями он отказался. С ноября 2021 года у главы правительства нет пресс-секретаря. Основной формой общения с обществом стали заявления Пашиняна на открытых заседаниях правительства и ответы на вопросы в эфире Общественного телевидения, которые оно получало через тот же «Фейсбук». Отчасти такое поведение бывшего журналиста объясняется тем, что минувшие годы были крайне непростыми для него, как для лидера: пандемией, войной, досрочными выборами 2021 года и сложностями поствоенного периода на фоне постоянных военных угроз со стороны соседнего Азербайджана.

И вот, наконец, пресс-конференция, на которую… не пригласили представителей оппозиционных СМИ. Ни одно из объяснений Пашиняна и его окружения по этому моменту не может быть принято. Второй и третий президенты также приглашали к себе редакторов лояльных СМИ, но никогда не называли эти посиделки пресс-конференциями.

Ответы на отдельные вопросы в ходе продлившегося несколько часов действа вызвали достаточно острую реакцию в Москве. В частности, в МИД РФ назвали абсурдом заявления о том, будто российское военное присутствие в Армении является угрозой для республики. Как отметила 12 января на еженедельном брифинге Мария Захарова, российские военные вносят значимый вклад в безопасность Армении, и «на этом фоне заявления в Ереване, будто “российское присутствие создает некие угрозы безопасности Армении” – это абсурд. Десятилетиями наши военные, пограничники вносят значимый вклад в обеспечение безопасности Армении, охраняют ее рубежи. Это – объективная реальность, которую невозможно отрицать». Военное сотрудничество с РФ соответствует национальным интересам Армении, считает Захарова, добавив, что ранее армянское руководство положительно оценивало российское присутствие. Авторов призывов к выводу российской базы на Смоленской считают авантюристами, не отдающими отчёта в последствиях такого шага.

Напомним, что сказал Пашинян. В частности, он заметил, что в последний период Азербайджан свои агрессивные действия против Еревана в контактах со странами Запада объясняет опасениями неких совместных агрессивных действий Москвы и Еревана, на что в Баку якобы вынуждены превентивно реагировать: «Мы все знаем, что это абсурд, но на фоне событий в Украине эти заявления вызывают интерес, и Азербайджан использует это. Мы обращаем внимание российских коллег на то, что в условиях отсутствия ответной реакции получается, что военное присутствие РФ не только не обеспечивает безопасность Республики Армения, но и создает угрозу ее безопасности. Мы пока не делаем выводов, пока только фиксируем факты».

По его словам, в рамках рабочей повестки эти вопросы неоднократно обсуждались с российскими коллегами. Публичность теме он решил придать, дабы у общества не сложилось впечатление, что власти обходят молчанием вопрос, касающийся интересов страны. Между тем, если верить Пашиняну, армянская сторона лишь выражала озабоченность по поводу того, что Москва никоим образом не реагирует на эти политико-дипломатические месседжи Западу из Баку. Таким образом, непосредственно об угрозе Армении российскому военному присутствию речи не идёт и, надо полагать, острая реакция официального представителя МИД РФ была основана на либо неточном переводе информации, либо на переводе, вырванном из контекста сказанного.

Впрочем, все эти «трудности перевода» привлекают повышенное внимание на фоне очевидной активизации противников российского военного присутствия в Армении. С одной стороны, речь идёт о маргинально-радикальном, откровенно проамериканском «Национально-демократическом полюсе» во главе с Ара Папяном и Жирайром Сефиляном, собирающим на своих митингах и шествиях максимум несколько сотен человек. Недавно понаехвашие из столицы радикалы попытались заблокировать проезды к 102-й российской военной базе в Гюмри. Не получив никакой поддержки от жителей второго по величине города Армении, они были рассеяны полицией. Неудачей заканчиваются и их попытки периодически пикетировать или блокировать посольство РФ в Ереване. Мы предполагаем, что данные попытки будут повторятся, т. к. деньги выделены и их надо отрабатывать. Скорее всего, говоря об авантюристах, Захарова имела в виду как раз эти радикальные группы.

С другой стороны, среди противников военного союза с Россией наличествуют такие околополитические скоморохи, как лидер «Европейской партии» Тигран Хзмалян и экс-премьер-министр (1999-2000 гг.) Арам З. Саркисян (партия «Республика»). Всё бы ничего, т. к. радикалы есть в любом обществе, но и Хзмалян и Саркисян представляют собой те внепарламентские оппозиционные партии, с которыми Пашинян ведёт диалог.

Призывы блокировать посольство России в Ереване в ответ на неспособность российского миротворческого контингента снять азербайджанскую блокаду дороги Горис – Степанакерт, связывающей Армению с Нагорным Карабахом, прозвучали из США со стороны блогера Вардана Гукасяна (вероятно, он имеет и российское гражданство). В частности, он призывал блокировать российское посольство представителей традиционной армянской партии АРФ-Дашнакцутюн, входящей в оппозиционный парламентский блок «Армения», и постоянно проживающих в Армении выходцев из Нагорного Карабаха. Но они не повелись на эти призывы, видимо, полагая, что в столь сложной ситуации блокировать российское посольство подобно тушению пожара бензином.

На наш взгляд, куда более серьёзной проблемой представляются отношения Армении с ОДКБ. Налицо кризис в отношениях Армении с организацией, который прошел несколько этапов. В ряде случаев действия Еревана иначе как демарш оценить нельзя. Недовольство действующей властью позицией ОДКБ начало проявляться спустя несколько месяцев после окончания второй карабахской войны в ноябре 2020 года, когда азербайджанские силы на нескольких направлениях вторглись на территорию Армении в марзе Гегаркуник. С тех пор Армения трижды обращалась в ОДКБ. Сначала это было сделано на основании статьи 2 Договора о коллективной безопасности, предполагающей, что в случае возникновения угрозы безопасности, территориальной целостности и суверенитету одного из членов ОДКБ, участники незамедлительно приводят в действие механизм совместных консультаций с целью координации своих позиций, вырабатывают и принимают меры по оказанию помощи в целях устранения возникшей угрозы. Затем Ереван запросил помощь у военно-политического блока по 4-й статье, которая подразумевает восстановление территориальной целостности Армении и обеспечение вывода азербайджанских ВС с территории страны.

В первом случае в ОДКБ расценили ситуацию как «пограничный инцидент», не подпадающий под положения устава организации о коллективной обороне. А во время обострения обстановки на армяно-азербайджанской границе в сентябре 2022 года, когда ВС Азербайджана оккупировали часть территории Армении, подвергая обстрелу ее города и села, ОДКБ направила в регион передовую миссию «для оценки сложившейся обстановки в отдельных районах на границе Армении и Азербайджана и подготовки обстоятельного доклада главам государств-членов Организации».

Тогда же Ереван впервые не отправил своих военных на учения ОДКБ, мотивируя это ситуацией на границе с Азербайджаном, а Пашинян по этой же причине не приехал на сентябрьский саммит ШОС в Самарканде. В ноябре Армения отказалась подписывать два итоговых документа саммита ОДКБ, мотивируя это тем, что организация не признает границу Армении зоной своей ответственности и отказывается дать политическую оценку вторжению Азербайджана на ее территорию. При этом, по словам Пашиняна, его неоднократно заверяли в Москве, что территориальная целостность Армении и неприкосновенность ее границ – «красная линия» для руководства России.

По нашей оценке, сложившаяся ситуация связана с тем, что как минимум три члена ОДКБ (Беларусь, Казахстан и Киргизия) в сложившейся ситуации склонны больше придерживаться мнения Баку и ни при каких обстоятельствах не будут портить с ним отношения. Напомним также, что Казахстан и Киргизия, как и Азербайджан, являются членами Организации тюркских государств, патронируемой членом НАТО Турцией и предъявляющей открытые претензии к Армении, требуя от нее предоставления экстерриториального коридора, связывающего западные районы Азербайджана с Нахичеванской автономией.

Недовольная действиями ОДКБ, не испытывающая должного уровня доверия к ряду стран-союзников по организации и испытывающая острый дефицит безопасности Армения запросила помощь у Европейского союза, который (в значительной мере усилиями президента Франции Макрона) направил в регион безоружную наблюдательскую миссию, работа которой продлилась два месяца и завершилась в декабре. В настоящее время Ереван и Брюссель обсуждают возможность развертывания на границе с Азербайджаном долгосрочной наблюдательской миссии ЕС (соответствующая техническая группа в начале января находилась в Ереване).

В ходе вышеупомянутой пресс-конференции Пашинян сообщил и об отказе Армении принимать у себя учения миротворческого контингента ОДКБ. Процесс охлаждения отношений с партнёрами по ОДКБ и дрейф Еревана в сторону Брюсселя некоторые российские политики расценивают как попытку армянских властей сменить союзника. Первым об этом заявил зампред комитета Госдумы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Константин Затулин. Высказанная оценка имеет под собой основу, но при этом, к сожалению, мало говорится о причинах происходящего, тем более на фоне открытых угроз со стороны Ильхама Алиева, которые на том же брифинге М. Захаровой были оценены как «провокационные».

Напомним, что в своем недавнем интервью президент Алиев, в частности, сказал, что если Армения не захочет проводить демаркацию, то граница будет проходить там, где Азербайджан посчитает нужным.

Директор Института Кавказа в Ереване политолог Александр Искандарян наблюдает в Армении активизацию дискурсов о смене союзника, но реальных возможностей для этого не видит«Дело не в намерениях, а в потенциале, ресурсной базе, в адекватности представлений. Такие вопросы не решают желаниями. Помимо этого, встаёт вопрос, а кем сменить, есть ли страны, готовые на какие-то действия в этом регионе по решению обострившихся проблем с безопасностью Армении?».

На наш взгляд, пока таких стран не видно, а потому придётся договариваться с Москвой в рамках ОДКБ. Если, конечно, на следующей пресс-конференции варчапета не прозвучит нечто прямо противоположное…

Саркис Мартиросян, по материалам: Ритм Евразии

Добавить комментарий