Турция и события в Казахстане: в поисках модели реагирования

Бытует мнение, что январские события в Казахстане до некоторой степени застали Турцию врасплох. У Реджепа Эрдогана, собравшего 6 января своих доверенных людей на экстренное совещание, имелись веские поводы для беспокойства. Националистические настроения в Турции носят устойчивый характер безотносительно к оценке личности «султана», и непременно будут «материализованы» в конкретные решения.

Тюркский цвет карты Эрдогана

12 ноября в Стамбуле очередной саммит «Тюркского Совета», переименованного в Организацию тюркских государств. Основной движущей силой тюркской интеграции является Турецкая Республика и президент Реждеп Эрдоган. Турция является самым западным членом Организации как в сугубо географическом, так и в военно-политическом отношении.

Стамбульский саммит: от Тюркского совета – к Организации тюркских государств

12 ноября на Острове демократии и свободы в Мраморном море (городская черта Стамбула) под звуки османского военного оркестра прошёл восьмой саммит учреждённого в 2009 году Совета сотрудничества тюркоязычных государств, или Тюркского совета. Теперь Совет переименован в Организацию тюркских государств. Если в начале 1990-х годов Турция не обладала достаточными возможностями к полноценному взаимодействию с бывшими советскими республиками, то теперь всё иначе.

«Тюркский мир» Реджепа Эрдогана в Стамбуле пытается «расширить горизонты»

12 ноября 2021 года в Стамбуле состоялся восьмой Саммит глав государств учреждённого в 2009 году Совета сотрудничества тюркоязычных государств, переименованного в Организацию тюркоязычных государств. Ключевым игроком на поле «тюркской интеграции» остаётся президент Турции Эрдоган. Реализация проекта «От Тюркского совета – к Тюркскому союзу» предполагает формирование единого алфавита, языка и в конечном итоге – государственного объединения.

Чтобы прорваться в Центральную Азию, Анкара использует Тюркский совет

Один из ключевых интересов Анкары – проект «Лазуритового пути», представляющего собой транспортный коридор из Афганистана через Туркменистан, Каспийское море, Азербайджан, Грузию и Турцию и позволяющего получить доступ в сердце Азии в обход России, Ирана и Китая.

Если Казахстан дрейфует, то куда?

Республика Казахстан является государством – членом ОДКБ – Организации договора о коллективной безопасности (Ташкентского договора) и ЕАЭС – Евразийского экономического союза. В последнее время, однако, новости о Казахстане чаще приходят не с того евразийского направления, геополитическим стержнем которого является Российская Федерация, а с другого – c тюркского. Или с атлантического направления.

Саммит Тюркского совета: «Великий Туран» пока только в мечтах

Турция давно пытается позиционировать себя как активный региональный игрок в ЦА, как старший брат. Но пока это не сильно получается. Казахстан и Узбекистан на равных ведут диалог с ней. Пока нет оснований и для вывода, что организация будет конкурировать с Евразийским союзом.

Станет ли Центральная Азия периферией «Тюркского мира»?

Дальнейшие мероприятия по сколачиванию «Тюркского мира» будут проходить, как можно ожидать, под плотным контролем самозваных и самонадеянных «хозяев истории» – англосаксов. Это не вносит ничего принципиально нового в актуальную «Большую Игру», а лишь плюсует турецкий военный, экономический потенциал к хорошо известным возможностям США и Великобритании.

Восточное Средиземноморье – «Тюркский совет»: геополитические сдвиги необратимы?

Конфликт из-за принадлежности приграничного шельфа и крупных нефтегазовых ресурсов на стыке Эгейского и Средиземного морей между Грецией и Турцией в любой момент может перерасти в фазу открытого вооружённого противостояния. Одновременно Анкара укрепляет «Тюркский Совет», куда может попроситься Киев, используя эту площадку для дестабилизации обстановки в российском Крыму.

Саммит ССТГ в Баку: куда направлен вектор «тюркской интеграции»?

В ноябре 2019 года в Баку состоялся очередной саммит “Тюркского Совета”. В следующем году к нему присоединятся Туркмения и член НАТО Венгрия, лидер которой педалирует тюркскую идентичность. К 2026-2028 гг. планируется формирование общего рынка товаров, инвестиций, рабочей силы и услуг. Успешное продвижение инициируемых Турцией интеграционных процессов может обернуться неоднозначными последствиями для Евразийского Экономического Союза.