После Карабаха: поможет ли Турция Эрдогана Украине завоевать Донбасс?

Крым – важное направление «неоосманского» экспансионизма

Успех Азербайджана, сумевшего при поддержке Турции добиться военных успехов в Нагорном Карабахе не оставил равнодушными ни националистов в Киеве, ни командование Вооружённых Сил Украины, где особо не скрывают планов по подготовке очередного наступления против так называемых «пророссийских сепаратистов». В свою очередь, некоторые западные «мозговые центры» проводят прямые параллели между несостоятельностью Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху, получившими недавно выволочку от Ильхама Алиева, и «минским переговорным процессом», используемым, дескать, Москвой «для отрицания причастности к конфликту и пропаганды фиктивного статуса наблюдателя». Ещё один немаловажный фактор – укрепление нацеленных на «сдерживание России» региональных партнёрских связей, прежде всего – с участием Турции и Израиля, активно развивающих высокотехнологичное военное производство.

Недавние визиты президента Владимира Зеленского в Лондон, а затем в Анкару с подписанием «рамочных» соглашений главами военных ведомств, способствовали дальнейшей диверсификации и углублению контактов Киева с наследниками «блистательной Порты», не скрывающими своих экспансионистских планов в отношении Крыма и северного Причерноморья. «Мы первые поспешим на помощь Крыму – реликвии, оставленной нашими предками», – заверил представителей местной крымско-татарской общины в начале марта 2014 года тогдашний министр иностранных дел Ахмет Давутоглу.

«Турция поддерживает суверенитет и территориальную целостность Украины, а также наши усилия по деоккупации Крыма. У нас взаимопонимание по всем вопросам нашей повестки дня. Мы без колебаний можем охарактеризовать Турецкую Республику как нашего партнёра и друга», – в очередной раз напомнил в ходе своего недавнего визита в Турцию премьер-министр Денис Шмыгаль. Двусторонний торговый оборот планируется довести сначала до 10 млрд. долл., потом – до 20 млрд. (в 2019 году – 5 млрд.), разумеется, с профицитом в пользу Турции, являющейся, в частности, одним из важных экспортеров дизельного топлива. После отказа в очередном кредите МВФ Зеленский и компания пребывают в процессе лихорадочного поиска источников внешнего вспомоществования. Именно с этим связаны рассуждения главы украинского правительства о создании зоны с Анкарой зоны свободной торговли, модернизации морских портов и, конечно же, производства авиационных двигателей и самих беспилотных летательных аппаратов. Всё это планируется выпускать на базе госпредприятия «Антонов», вынужденного отказаться от взаимовыгодной кооперации с Россией. Как поведал накануне визита Шмыгаля в интервью агентству Anadolu министр иностранных дел Дмитрий Кулеба, «интерес к самолётам украинского производства проявляют во всём мире». Украинский двигатель является подходящим вариантом для турецкой промышленности, настаивает пан министр, преисполненный уверенности, что через совместные проекты и обмен технологиями в сфере беспилотной летательной техники «мы сделаем Турцию и Украину сильнее», и «наши страны сделают Чёрное море более безопасным регионом». Выразив обеспокоенность трениями между Турцией и её соседями по Средиземноморью, Кулеба добавил: «…мы воспринимаем все страны региона в качестве соседних и дружественных, за исключением России. Москва для нас – сосед, но не друг». Упомянул главный украинский дипломат и о том, что в Министерстве обороны Украины в качестве примера изучают опыт ведения боевых действий в Нагорном Карабахе, где Турция сыграла немаловажную  роль в военном поражении карабахских армян. Учитывая «исторические связи между Турцией и Крымом и уровень связей между Турцией и Украиной», Кулеба подчеркнул, что в решении вопроса об «аннексии Крыма» Анкаре принадлежит некая «ведущая роль».

Как мы уже отмечали ранее, первые относительно крупные военные сделки с Турцией приходятся на времена Петра Порошенко: в 2018 году Киев приобрела шесть «Байрактаров» с тремя наземными станциями передачи данных и 200 высокоточными ракетами по контракту на сумму 69 миллионов долларов. В ноябре 2020 года главнокомандующий ВСУ Руслан Хомчак объявил о намерении прикупить ещё пять беспилотников Bayraktar TB-2 (оснащённых, как утверждается, интеллектуальной начинкой производства Roketsan) в 2021 году. В свою очередь, за последние два года Киев поставил 12 турбовинтовых двигателей АИ-450 для турецких ударных беспилотников Akinci. Производитель обоих вышеупомянутых типов беспилотников, Baykar Makina, и «Укрспецэкспорт» (входит в Укроборонпром»), договорились о создании совместного предприятия «Черноморский щит», позволяющего, в перспективе, производить до 48 «Байрактаров» как для украинской армии, так и на экспорт, не конкурируя на рынках третьих стран. Не исключено и создание «совместного» ударного беспилотника общей массой около 5,5 тонн, с боевой нагрузкой не менее одной тонны при максимальной скорости 900 километров в час способности подниматься выше 12 километров, оснащенного турбореактивным двигателем АИ-25ТЛ производства запорожского предприятия «Ивченко-прогресс». Имеется предположение, что этот проект поможет Турции, заинтересованной в разработках в аэрокосмической сфере и в двигателестроении, обойти отдельные западные ограничения на поставку некоторых типов вооружений и комплектующих. Ровно об этом свидетельствует соглашение о передаче технологий на производство корветов и ударных беспилотных авиационных комплексов, подписанное 14 декабря министром обороны Украины Андреем Тараном в рамках визита в Киев турецкой делегации во главе с главой Директората оборонной промышленности Исмаилом Демиром. По словам Тарана, прежде всего речь идет о проектах, способных качественно усилить боевые возможности ВМС Украины в Черноморско-Азовском регионе.

…В марте 2019 года украинская армия впервые испытала «Байрактар» на полигоне в Хмельницкой области в присутствии Петра Порошенко. В начале ноября в Киеве побывал командующий ВВС Турции Хасан Кючюкюз, обсудив со своими украинскими коллегами пути активизации сотрудничества. 19 ноября Украина отправила беспилотники на авиабазу в Краматорске для проведения дополнительных испытаний. 27 ноября возможности турецких машин тестировались в ходе учений ВСУ на полигоне «Широкий Лан» в Николаевской области. Украинские силовики отрабатывали наступательные действия в условиях сильно урбанизированной местности, где противник активно применяет средства радиоэлектронной борьбы и тяжёлую бронетехнику. Отличием этих учений стало привлечение бомбардировочной, штурмовой и истребительной авиации.

«Байрактары», взлетающие с авиабазы в Краматорске примерно в 80 километрах от линии соприкосновения на Донбассе, могут создать серьёзную угрозу народным республикам. Помимо турецких беспилотников, 2 декабря в Киеве заявили о дебюте в украинском небе во время военных учений боевых американских беспилотников MQ-9 Reaper. По информации «Независимой газеты», ссылающейся на источники в народной милиции ДНР, Турция отправила на Украину военных советников. Турецкий генералитет вместе с киевским Генштабом якобы прорабатывают операцию по возвращению под контроль Киева республик Донбасса, а в перспективе также и российского Крыма. Возможно, речь идёт о двух отдельных операциях, которые могут начаться не одновременно и носить характер «разведки боем». При этом по опробованному в Карабахе сценарию, помимо беспилотников, предполагается задействовать диверсионно-террористические группы и симпатизантов из числа местного населения, включая радикально настроенных крымских татар, ранее уже принимавших активное участие в «блокаде» Крыма (1). Не исключается  участие в боевой операции и сирийских наемников, что позволит Турции не отправлять официально на Украину свои воинские подразделения, как это было сделано в Сирии, Ливии и Азербайджане.

«…Если Турции пообещают передать Крым под ее протекторат в случае украино-российского вооруженного конфликта на полуострове, тогда Анкара может оказать помощь», – предполагает военный эксперт и журналист Александр Сладков. Очевидная «милитаризация» сотрудничества двух стран неизбежно приводит к растущему вовлечению Анкары в антироссийский внешнеполитический курс Киева, где не устают твердить о «конфликте» или даже «войне с Россией». Учитывая серьёзные позиции турецкого флота на Чёрном море, расширение связей с Киевом полностью соответствует целям НАТО по укреплению своего присутствия в регионе.

Победа избранного президента США Джо Байдена могла бы придать решимости сторонникам военного решения «украинско-российского конфликта». В период своего «вице-президентства» при Обаме предполагаемый будущий хозяин Белого Дома нанёс шесть визитов в Киев, срывая овации в Верховной Раде и восседая в кресле главы украинского правительства. Всем своим видом и поведением он наглядно демонстрировал, «кто в доме хозяин», что резко контрастировало с позицией уходящего президента Дональда Трампа.

Киев надеется на более конкретную поддержку от администрации Байдена в отношении Крыма и Донбасса. Как мы отмечали ранее на примере Израиля, Эрдоган активно ищет точки соприкосновения с новой администрацией. При сохранении рада спорных вопросов (включая «шельфовое» противостояние в Восточном Средиземноморье и противоположные взгляды на сирийских курдов) более деятельная поддержка Киева вполне может получить одобрение Вашингтона.

Сохраняющееся российско-турецкое взаимодействие по ряду направлений, исходящее, прежде всего из прагматических интересов турецких партнёров, не мешает им настаивать на восстановлении «территориальной целостности Украины», одновременно протягивая руку помощи запрещённому в России «меджлису крымско-татарского народа». Тесная кооперация с партнёрами по НАТО дополняется широким спектром оборонных контрактов с третьими странами, включаю Россию (приобретение ЗРК «С-400»), Украину, Южную Корею, Израиль и др., что даёт Турции дополнительные преимущества. Расширение «оборонного» сотрудничества с Киевом следует рассматривать и как способ давления Анкары на Москву в противовес российским усилиям по стабилизации ситуации в Сирии, Ливии и в Нагорном Карабахе.

По данным Совместного центра по контролю и координации режима прекращения огня на Донбассе, украинские военные активно готовятся к наступлению на города Донбасса. Военная уязвимость «народных республик», включая дефицит современных средств ПВО, которые к тому же могут быть выбиты в случае завоевания противником господства в воздухе, частично компенсируется российской военной поддержкой. Предоставление гражданства многим жителям региона также увеличивает вероятность развития ситуации, в случае попытки Киева действовать по условной модели режима Саакашвили в августе 2008 года, по «юго-осетинскому» варианту. Таким образом, у России имеются все возможности противодействовать формированию в Черноморском регионе, вслед за Южным Кавказом, «новой геополитической реальности». Помимо политической воли, в том числе и к нестандартным и вместе с тем выверенным шагам, для их реализации необходимо чёткое понимание того, насколько далеко готовы подойти в Анкаре к тому, чтобы поставить под сомнение выгодные ей российско-турецкие проекты.

И в этом случае «карабахский» сценарий на Донбассе не выглядит предопределённым.

Дмитрий Нефёдов

Коллаж: Star Gazete

Примечание

(1) Ещё в 2016 году из рассекреченных документов СБУ стало известно о работе «меджлиса» на турецкую разведку и о его полной зависимости от южного соседа. Значительная часть выделяемых средств шла на негласное финансирование крымско-татарских политических структур, общественных организаций, религиозных центров и средств массовой информации на территории тогда ещё «украинского» полуострова.

Добавить комментарий