CCCР – Россия – Япония – Китай: Южные Курилы в лабиринте противоречий

Не приходится сомневаться в том, что недавняя замена премьер-министра Японии ни в малейшей мере не убавит настойчивости и методичности в притязаниях Страны восходящего Солнца на российские Курильские острова. Вовсе не случайно теперь уже бывший глава правительства Синдзо Абэ, уходя в отставку, едва ли не со слезами на глазах посетовал на нерешенность южнокурильского «вопроса». А 3 апреля издание «Хоккайдо симбун» весьма агрессивно возмутилась недавней публикацией минобороны РФ фото и ряда документов к 75-летию окончания Второй Мировой войны, что отражает актуальный японский мэйнстрим.

По окончании 75 лет после капитуляции милитаристской Японии и окончания Второй мировой войны ни американцы, ни японцы не считают нужным приносить официальные извинения за совершённые в годы войны злодеяния. Доктор исторических наук, профессор-японист Анатолий Кошкин приводит мнение одного из «борцов за северные территории» о том, что в Токио не должны выпрашивать «северные территории», ведя унизительные дипломатические переговоры, а решительно требовать их незамедлительного возвращения. Более того – с извинениями и выплатой компенсации за «незаконное использование этих исконно японских территорий в течение 70 лет».

«…Зачем тогда все эти “выверты” с возвратом двух островов? Разве не понятно, что нужно требовать все четыре?” – возмущается упомянутое японское издание. «Россия должна ответить за свои разбойничьи действия и оккупацию “северных территорий”. В ООН представлены страны-победительницы в войне: почему они ни слова не говорят в адрес России? В чем тогда вообще смысл существования ООН?»

В исторической ретроспективе заметим, что японские претензии на Южные Курилы активизировались с середины 1970-х годов, когда руководство КНР в геополитических целях решило официально поддержать эти претензии. И в то же время смягчило – до середины 1980-х годов включительно – свои требования о китайском суверенитете на спорных с Японией островах Даоюйдао (Сенкаку) в Восточно-Китайском море. Между тем, власти гоминьдановского Тайваня, напомним, изначально выступали и поныне выступают за советский / российский суверенитет на Южных Курилах. И за китайский – на спорных с Японией островах. Аналогичная позиция у КНДР и Южной Кореи.

Острова, оспариваемые Японией у КНР и Тайваня

Однако больший вес в этом контексте имела позиция Пекина по Южным Курилам. Так, в отчетном докладе премьера Чжоу Эньлая Х съезду КПК (24 августа 1973 г.) было без обиняков заявлено: «Если советским ревизионистам так уж хочется разрядки международной обстановки, то почему бы вам в подтверждение своей искренности не предпринять один-два таких шага, как, скажем, вывод войск из Чехословакии или Монгольской Народной Республики, и возвращение Японии её четырёх северных островов?» Похоже, «монгольский» тезис Пекина «неофициально» поддерживали в Улан-Баторе, ибо с его стороны не было ни официальных, ни иных комментариев относительно предложения Пекина о выводе из Монголии подразделений Советской Армии.

В свою очередь, и в Москве не спешили обострять официальную полемику по этим вопросам. В некоторых центральных газетах появились осуждающие, но «сдержанные» комментарии по поводу упомянутых предложений Пекина. Всё это, так или иначе, подзуживало претензии Токио на Южные Курилы.

Вместе с тем, глава «Китайской республики» на Тайване, генералиссимус Чан Кайши не замедлил обличить Пекин: «Защищать Сталина и выступать против границ сталинского СССР – это уникальный вид лицемерия маоцзэдуновского режима». А в КНДР тогда же прошла кампания за «международное сопротивление незаконным территориальным притязаниям Японии», претендующей с середины 1950-х годов также на некоторые китайские (Даоюйдао) и корейские (Токто) острова.

Японская сторона предлагала Пекину включить упомянутую Чжоу Эньлаем позицию по Южным Курилам в китайско-японский Договор «о Мире и дружбе», подписанный в Пекине 12 августа 1978 года. Но руководство КНР решило не переходить рубикон в конфронтации с СССР, отвергнув инициативу Японии.

Одновременно, в Токио сделали вид, что забыли о своих «правах» на несравнимо более обширные по территории и не менее значимые острова в западной и центральной части Тихого океана. Однако «восточными» или «южными» территориями эти острова не называли – в отличие от объявленных в 1981 году «северными территориями» четырёх южнокурильских островов. В 1946-1947 гг. эти острова были «экспроприированы» США, уже ставшими к тому времени военно-политическим союзником Японии. Речь идёт о Каролинских, Маршалловых островах, Палау, о части Марианских островов, принадлежавших Японии с 1919 года. Прежний их обладатель (в 1899-1917 гг.) – Германия – потерпела поражение в Первой мировой войне, в то время как Япония выступила тогда на стороне Антанты. С учетом этих островов Японии была подконтрольна, без малого, треть тихоокеанской акватории.

Бывшие территории Японии на Тихом океане (кроме о. Гуам)

В 1944-1945 гг. острова захватили США, а в конце 1946 года Вашингтон продавил решение Совета по опеке ООН о передаче их себе в управление. Сегодня мало вспоминают о том, что до 90% тамошнего японского населения в 1945-1947 гг. было насильственно переселено на «историческую родину». Сами же острова с конца 1940-х годов стали насыщаться военными объектами США, коих там и сегодня с избытком.

СССР и Франция, поныне обладающая многими тихоокеанскими островами, выступали в 1947-1953 гг. за международную опеку над рассматриваемыми архипелагами, но Великобритания, Канада, Австралия, Новая Зеландия и гоминьдановский Китай поддержали американскую позицию. А после 1953 года в Москве, как и в Париже, «забыли» этот вопрос.

В 1980-х – начале 1990-х годов почти все упомянутые острова были сгруппированы в Федеративные Штаты Микронезии, республики Маршалловых островов и Палау – квази- «независимые» государства в статусе «свободно ассоциированных с США государств». В 1990-х годах их даже приняли в ООН, против чего возражали лишь считаные Куба, КНДР, Иран, Ливия, Зимбабве, Судан. Военная и политико-экономическая подконтрольность Вашингтону этих тихоокеанских территорий, естественно, сохраняется и поныне, в то время как следы прежней – японской (и тем более, германской) принадлежности там же давно уничтожены.

С 1950-х до середины 1970-х годов существовали пять гражданских групп, выступавших за возвращение этих островов, как и за репатриацию туда японских граждан (или их потомков). Об их деятельности периодически сообщалось в советских СМИ, а Пекин, по ряду данных, оказывал этим активистам поддержку. Но после 1977 года упоминания о них в Китае исчезли, что стало следствием всё более активных «прояпонских» перемен в политике Пекина после Мао Цзэдуна – прежде всего, речь идёт об упомянутом китайско-японском договоре «о дружбе» 1978 года.

Основные военные базы США в Японии и Южной Корее

Если в части тихоокеанских архипелагов японские власти итоги Второй мировой войны Япония признают, то в части российских Южных Курил – позиция, как известно, противоположная. Объяснение здесь кроется ещё и в том, что США издавна располагают в Японии, как минимум, тридцатью военными базами и объектами, а также поддерживают территориальные претензии Токио не только к России, но также и к КНР, Тайваню, Северной и Южной Корее. Достаточно, в этой связи, напомнить о бессрочной резолюции Конгресса США от 28 апреля 1952 года, рекомендующей аннулировать союзнические соглашения 1945 года о включении в СССР Южного Сахалина и всего Курильского архипелага.

Несмотря на очевидное повышение градуса японского реваншизма (в том числе с упоминанием гипотетической «ядерной дубины»), в России предпочитают не повышать градус споров вокруг Южных Курил, не решаясь напоминать Токио о двойных стандартах Японии в её территориальных притязаниях. Периодически напоминают японцам об отторгнутых у нее американцами территориях только Северная Корея и Тайвань. Да и то – в периоды обострения притязаний Токио на ряд корейских и китайских островов.

С одной стороны, новый премьер-министр Суга заверяет, что будет стремиться «содействовать свободному и открытому Индо-Тихоокеанскому региону» и «строить стабильные отношения с соседними странами, включая Китай и Россию». Вместе с тем, усиленная милитаризация страны с опорой на давние империалистические традиции в перспективе могут превратить Японию на Дальнем Востоке примерно в такую же «головную боль», которой стала ныне Турция на Ближнем Востоке и на Кавказе. К слову, заметим, что некоторые турецкие проекты на постсоветском пространстве (в частности, в Центральной Азии) финансируются именно японскими властями и крупными корпорациями.

Алексей Балиев
Заглавное фото: ismcdn.jp

Одна мысль о “CCCР – Россия – Япония – Китай: Южные Курилы в лабиринте противоречий

  1. Беззубый МИД РФ не хочет напомнить руководству страны восходящего Солнца, что о. Хоккайдо освоен Россией раньше, чем туда пришли японцы. На о. Хоккайдо проживали айны, которые признали русского Царя. И стоит побороться за о. Хоккайдо. Отстоять своё право на о. Хоккайдо РФ с таким либеральным правительством вряд ли сможет, но то, что вопрос северных территорий в Японии сам собой отпадет это точно.

Добавить комментарий