Кому выгоден проект «Аккую»

10 марта президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган в режиме видеоконференц-связи приняли участие в церемонии начала строительства третьего блока атомной электростанции «Аккую» в южной провинции Мерсин на побережье Средиземного моря. Комплекс объектов возводится компанией «Аккую Нуклеар» (Akkuyu Nukleer A.S.), более 99% акций которой принадлежат структурам «Росатома», в соответствии с подписанным в 2010 году межправительственным соглашением, являясь, наряду с газопроводом «Турецкий поток», наиболее капиталоёмкий и ресурсным совместным инфраструктурным проектом. Согласно официальным данным, общая стоимость проекта – около 20 млрд. долл., что зачастую является предметом критических рассуждений относительно выгодности данного проекта для Москвы, о чём мы ещё скажем.

В соответствии с планами Министерства энергетики и природных ресурсов Турции, к концу 2021 года строительство первой в стране атомной электростанции завершить более чем на четверть, а в 2020 году – более чем наполовину. Всего планируется ввести в эксплуатацию четыре энергоблока типа ВВЭР-1200 (водно-водяной энергетический реактор) поколения III+ общей мощностью, соответственно, 4800 мегаватт.

Напомним, заливка бетона под первый блок АЭС «Аккую» началась 3 апреля 2018 года. В сентябре 2020 года волгодонский завод «Атоммаш» отгрузил корпус реактора для первого энергоблока весом 330 тонн и длиной 12 метров – процесс его изготовления занял почти три года. Месяцем ранее на стройплощадку АЭС «Аккую» ушли четыре парогенератора, а в июне 2020 г. стартовало строительство второго энергоблока. Новые заказы – для Турции и не только – означают дополнительные рабочие места и загрузку предприятий отрасли атомного машиностроения по всей России на годы вперёд.

Ожидается, что на пике строительства в проекте будет занято около 15 тысяч человек, а в период эксплуатации – около 4 тысяч. Около 200 турецких инженеров уже завершили свое обучение в Московском физико-техническом институте и в Обнинске, а ещё 58 человек должны завершить свое обучение в 2022 году. Ввод в эксплуатацию первого из четырех реакторов намечен на 2023 год, когда будет отмечаться столетие «новой Турции» Мустафы Кемаля Ататюрка, а остальные три блока должны постепенно вводиться в эксплуатацию к концу 2026 года из расчёта по одному в год. Общее потребление электроэнергии в Турции в 2020 году составило 305 млрд. кВт/ч. Ожидается, что АЭС «Аккую» будет обеспечивать около 10% потребляемой в стране электроэнергии.

«Возведение атомной электростанции является стратегическим шагом на пути к обеспечению безопасности энергоснабжения Турции», – заявил в ходе церемонии турецкий лидер, выразив надежду на начало строительства четвёртого блока уже в следующем году, а в 2023 году Турция, согласно имеющимся планам, войдет в лигу стран – производителей ядерной энергии.

Курс на превращение ближневосточной страны в «энергетическую сверхдержаву» Евразии тесно связан и с усилением её имперских амбиций, включая возможное стремление приблизиться к получению собственного ядерного оружия. В частности, разработка урановых месторождений в центральной провинции Йозгат, наряду с дипломатическими инициативами в богатых Ураном африканских странах, включая Нигер и Чад, интерпретируются в контексте более широких ядерных амбиций наследников «Блистательной Порты».

В этой связи следует обратить внимание на отмечаемое российскими СМИ «принципиальное отличие» проекта «Аккую» от других объектов атомной энергетики, построенных по проектам и с участием одних государств на территории других. Речь идёт о том, что АЭС в провинции Мерсин – первый в истории мировой атомной энергетики, реализуемый по модели «строй – владей – эксплуатируй» (англ. BOO, Build-Own-Operate). Согласно этому принципу, турецкие власти предоставляют площадку для строительства объекта и гарантируют закупку некоторой части необходимой для его строительства электроэнергии, причём по фиксированной цене. В свою очередь, генеральный подрядчик (АО «Аккую Нуклеар»), берёт на себя весь комплекс работ, включая сопряжённые с ними расходы и риски. В том числе (и это следует подчеркнуть особо) – вывод из эксплуатации отслуживших или аварийных объектов, особый порядок обращения с облученным ядерным топливом, РАО и безопасную утилизацию всех прочих отходов – при неукоснительном следовании международным правилам и стандартам. Таким образом, отработанное ядерное топливо, переработка которого, при наличии соответствующих технологий, позволяет получать плутониевое сырьё для ядерного оружия, не останется на турецкой территории.

Выход российско-турецкого атомного проекта для инвестора столь колоссальных средств на окупаемость в долгосрочной перспективе (а это несколько десятков лет) обуславливает его стратегический характер. Для «соревновательного партнёрства» Москвы и Анкары (определение турецкого политолога Бюлента Араза), характерного для Ближнего Востока с российской логистикой через Черноморские проливы, Кавказа и отчасти ряда других регионов, представляющих взаимный и не всегда совпадающий интерес, это крайне важно. Любой проект, подобный «Аккую», неизменно несёт политическую составляющую, формируя дополнительные площадки и форматы взаимодействия, в которых экономика по определению тесно переплетается с «большой политикой». Пока ни строительство АЭС, ни «Турецкий поток», мягко говоря, особых восторгов у турецкой оппозиции не вызывает, однако успешная реализация проекта может способствовать большей устойчивости двустороннего диалога, в настоящее время во многом определяемого позитивными личными взаимоотношениями лидеров.

Кто бы что ни говорил, на долгосрочную перспективу альтернативы атомной энергетике как наиболее экологически «чистой» и при этом относительно недорогой, не просматривается. Что касается опасений подзуживаемых некоторыми политиками европейских «зелёных», то здесь следует заметить, что все три крупных аварии (Чернобыль, Фукусима, Три-Майл-Айленд) имели место на АЭС «первого» поколения, спроектированных и построенных в 1960-е – 197-е годы. В настоящее время сооружаются объекты поколения «Три плюс» (в том числе в Турции), и на подходе – уже следующий, принципиально иной уровень безопасности и, контроля над процессами и технической оснащённости.

Россия – среди несомненных лидеров на мировом рынке атомных технологий, и успешная реализация проекта «Аккую» укрепит и расширит её позиции в этом высокотехнологичном бизнесе, на который, помимо «традиционных» американских и европейских участников, активно входят Южная Корея и Китай. Кстати, Поднебесная упоминалась в качестве предполагаемого инвестора и участника консорциума по строительству АЭС в Восточной Фракии, у границ Болгарии, однако судьба этого проекта, как и ещё годного – в Синопе – пока остаётся неясной. Можно напомнить и о том, что для преодоления сопротивления идее строительства в Турции АЭС по российским (а не по французским) технологиям Москве в своё время пришлось приложить значительные усилия. По условиям межправительственного соглашения, «Росатом» имеет право продать турецкой стороне до 49% в «Аккую Нуклеар», и есть основания рассчитывать на более активное вовлечение в проект турецких партнёров – в частности, через учреждённый ещё в апреле 2019 года специальный инвестиционный фонд. Появление относительно недорогой электроэнергии придаст дополнительный импульс переживающей не лучшие времена турецкой экономике и, в частности, реализации совместных проектов с Китаем на турецкой территории.

Остаётся надеяться, что АЭС на юге Турции не превратится, как прогнозируют некоторые скептики, в долгострой за деньги российского бюджета. В случае чёткого следования заявленным намерениям и планам, «флагманский» проект «Аккую» станет подлинной «историей успеха», а сотрудничество в энергетической сфере получит новое измерение.

Андрей Арешев, по материалам: ИнфоШОС

Добавить комментарий