Российский флот на Тихом океане: прежде и теперь

«Варяг» и «Аскольд»: два крейсера, две судьбы

В центральной части Тихого океана стартовали масштабные учения российского Тихоокеанского флота. В ходе учений флот отработает охрану океанских коммуникаций и поиск подлодок. Командует учениями командующий Тихоокеанским флотом адмирал Сергей Авакянц.

К учениям в дальней морской зоне привлечено около 20 надводных боевых кораблей, а также подводные лодки и суда обеспечения. В их числе — ракетный крейсер «Варяг», большой противолодочный корабль «Адмирал Пантелеев», фрегат «Маршал Шапошников», а также корветы «Громкий», «Совершенный» и «Герой Российской Федерации Алдар Цыденжапов». Также в учениях задействовано около 20 летательных аппаратов, в том числе дальние противолодочные самамеролеты Ту-142МЗ и истребители МиГ-31БМ.

…В конце мая 2021 года исполнилось 290 лет российскому Тихоокеанскому флоту, история которого полна драматизма и трагичности.

По сей день самым знаменитым российским кораблем, участвовавшим в дальневосточных морских сражениях, остается легендарный крейсер «Варяг», о котором сложили песни и сняли кино.

Но легенда легенде рознь. Насколько достоверна эта легенда о героическом крейсере, погибшим во время русско-японской войны?

«Варяг», который шел от несчастья к несчастью

Чтобы понять, что произошло с гордостью императорского флота (а «Варягом» действительно некоторое время гордилась Российская империя и лично царь Николай II) в корейском порту Чемульпо, следует узнать историю его постройки в Филадельфии американской фирмой «Крамп и сыновья».

Чуть ли не с первого дня начала постройки крейсера развернулись перебранки российских адмиралов, предъявлявших претензии по качеству работ на филадельфийской верфи, с вальяжным и наглым Чарльзом Крампом, через министра финансов Сергея Витте вхожим к царю. (Владимир Самченко. «Крейсер Варяг – судьба и легенда». Москва-Берлин: Директ-Медиа, 2019).

От Петербурга до Филадельфии письма и курьеры добирались очень долго, и толку от них было мало. Организационные неувязки, несговорчивость и упрямство Крампа затягивали сроки выполнения контракта.

Глава МТК адмирал П. Тыртов, предчувствуя неладное, писал из Петербурга: «По-видимому, надо следить за Крампом, следовало бы послать еще старшего механика».

Поскольку новый крейсер считался экспериментальным, техническое задание на его постройку было сформулировано в общих чертах. И фирма Крампа старалась всячески экономить, чтобы получить максимальную финансовую выгоду для себя.

Руль для «Варяга» был изготовлен чуть ли не вдвое меньшего размера, чем у других кораблей такого водоизмещения. Крамп выгадал при этом в затратах на бронзу и прочие металлы, а вот для крейсера подобная экономия обернулась слабой маневренностью.

Желая сэкономить несколько тонн веса за счет противоосколочной брони, американцы пренебрегли защитой для пушек – на «Варяге» не было не только орудийных башен, но даже щитов. Палубные орудия стояли совершенно открыто. В результате за час боя при Чемульпо «Варяг» потерял от осколков японских снарядов убитыми и ранеными больше сотни человек, почти четверть экипажа.

На крейсер при постройке был установлен бракованный радиотелеграф, что выяснилось только в Порт-Артуре, и «Варяг» до самого начала русско-японской войны так и не смог получить зачёт по радиосвязи.

Самым опрометчивым, и, как позже выяснилось, фатальным, был неудачный выбор паровых котлов.

Морской технический комитет Морского министерства России отдавал предпочтение тяжелым, но выносливым и надежным водотрубным котлам Бельвилля-Долголенко. Крамп же имел договор с фирмой, выпускавшей котлы системы Никлосса новейшей по тому времени разработки. Пользуясь тем, что четкого указания на установку именно котлов Бельвилля в контракте не было, Крамп решил ставить новому крейсеру именно котлы Никлосса.

О дефектности конструкции котлов Никлосса говорит тот факт, что на строившемся на верфи у Крампа эскадренном броненосце «Maine» для американских ВМФ они были демонтированы, так и не отработав положенного ресурса. «Maine» был последним американским кораблем, оснащенным котлами этой неудачной конструкции.

На первых же ходовых испытаниях «Варяга» была повреждена крышка цилиндра паровой машины. После устранения некоторых недочетов «Варяг» смог развить скорость в 22 узла.

С тех пор начались мучения команды крейсера с котлами. Слухи об этом дошли до августейших особ. Императрица Мария Федоровна вспоминала: «Среди свитских чинов ходят слухи, что американец, строивший это совершенное чудо, обманул русский флот, и будто бы крейсер имеет некий ущерб и практически безнадежен».

Поначалу котлы Никлосса зарекомендовали себя отлично, на испытаниях «Варяг» показал рекордную по тем временам скорость 23,5 узла. Однако через несколько недель, на переходе через океан, котлы начали сдавать. Также обнаружились серьезные дефекты в паровой машине, ряд деталей которой были сделан, как установили позднее, из «неудовлетворительного металла».

По прибытии на Дальний Восток обнаружилась полная непригодность крейсера к боевой службе. Ему требовался капитальный ремонт. На ходовых испытаниях постоянно лопались котельные трубки и перегревались подшипники. Машинная команда после многочисленных аварий уже боялась подходить к этому заморскому чуду техники. «Варяг» с большим трудом и риском мог давать на короткое время не более 19 узлов, а рекомендованной скоростью для него теперь стали 14 узлов.

Адмирал П.Тыртов негодовал: «Что же это за такие котлы, в которых после года службы надо менять массу трубок и сорок коллекторов?»

Вице-адмирал Скрыдлов, командующий Тихоокеанской эскадрой резюмировал: «Стоическое поведение экипажа похвально. Но молодёжи не пришлось бы мобилизовывать все силы для преодоления простой учебной программы, если бы проклятая судьба в лице одного американца не поставила их в такие условия своей некомпетентностью в вопросах инженерного дела».

Порт-артурская комиссия по результатам испытаний решила: «Крейсер не сможет выходить на скорость выше 20 узлов без риска получить тяжёлые повреждения котлов и машин».

Особое мнение флаг-инженера И.И. Гиппиуса: «Крейсер безнадежен. Выправить то, что с завода выпущено неисправным – задача крайне сложная, если вообще она реальна».

В.И. Бэр обратился к вице-адмиралу Скрыдлову с просьбой постановить крейсер на капитальный ремонт.

Николай Скрыдлов разразился бранью: «И это рекордсмен мира по скорости хода?.. Под видом лучшего из лучших чертов американец подсадил ко мне в эскадру записного страдальца с врожденными дефектами котлов и дурной сборкой машин! Да к тому же с избалованным августейшим покровительством экипажем, с немалым апломбом по поводу отличного испытательного результата. В Кронштадт его немедленно, вон из боевой эскадры, обратно к царю! А не то он мне здесь устроит веселье и разорит на своих ремонтах весь гарнизон».

Скрыдлов вынужден был констатировать факт: «Варяг» не вписался в коллектив эскадры, флот ему просто не доверяет. По итогам первого года пребывании я в Тихоокеанской эскадре боевая подготовка крейсера была признана недостаточной».

Непригодность «Варяга» к боевым действиям было очевидной для всех и его, после нескончаемых мытарств с силовой установкой, отрядили стационером в корейский порт Чемульпо. Стационар (устар. стационер) – судно, постоянно находящееся на стоянке в каком-либо иностранном порту.

К этому времени на крейсере сменился командир. Вместо В.И. Бэра, везде и всюду расхваливавшему вверенный ему корабль за превосходную мореходность, капитаном стал капитан первого ранга В.Ф. Руднев.

В официальном «Отчете исторической комиссии» приведены инструкции, полученные «Варягом» для исполнения обязанностей стационера:

«1. Исполнять обязанности старшего стационера, состоя в распоряжении посланника в Сеуле д. с. с. Павлова;

2. Не препятствовать высадке японских войск, если бы таковая совершилась до объявления войны;

3. Поддерживать хорошие отношения с иностранцами;

4. Заведовать десантом и охраной миссии в Сеуле;

5. Поступать по своему усмотрению так, как надлежит при всех обстоятельствах;

6. Ни в каком случае не уходить из Чемульпо без приказания, которое будет передано тем или иным способом».

Ввиду проблем с паровой машиной «Варягу» придали в качестве курьера канонерскую лодку «Кореец» из состава порт-артурской эскадры.

Сам бой двух тихоходных русских стационеров описан детально в ряде серьезных работ военно-морских историков.верфи

Состав японской эскадры на рейде в Чемульпо 27.01.(09.02.)04 г.: «Нанива» – Крейсер 2 класса, флагман контр-адмирала Сотокити Уриу; «Чиода», крейсер 2 класса, «Такачихо», крейсер 2 класса; «Акаси», крейсер 2 класса; «Нийтака», крейсер 2 класса; «Асама», броненосный крейсер 1 класса; 8 миноносцев французского типа «Циклон» и лидер- авизо по «Чихайя». Все миноносцы – постройки 1902 -1904 года, то есть новейшие корабли.

Перед началом знаменитого боя английский коммодор Бэйли, знавший о плачевном состоянии паровой машины «Варяга», предложил Рудневу «интернирование под английскими флагами – как нестроевому, не способному участвовать в боевых действиях».

Японцы, обследовавшие затонувший «Варяг», были весьма удивлены. Выдающийся японский флотоводец и военно-морской инженер контр-адмирал Араи Юкан доложил адмиралу Уриу, что вся его эскадра «целый час не могла утопить безнадежно неисправный корабль». Уриу не удивился, так как это ему, как можно предположить, было хорошо известно.

Вердикт японских специалистов: «Врожденный дефект ходовых систем, помноженный на боевые повреждения, оставляет этому русскому слишком мало шансов. Спасательные работы экономически невыгодны, и даже если его тощий корпус выдержит перегрузки при подъемной операции, поставить корабль в строй будет невозможно».

Всё-таки крейсер подняли, затратив на эту операцию миллион йен, – по личному распоряжению микадо. Крейсер долго ремонтировали, но полноценным боевым кораблем он так и не стал – «врождённые дефекты» оказались неисправимыми.

Из вышеизложенного можно сделать только один вывод – никаких шансов на прорыв у тихоходного «Варяга» не было. Командир крейсера Руднев об этом, безусловно, знал.

После интенсивного артиллерийского обмена с эскадрой адмирала Уриу «Варяг» получил более десятка попаданий и серьезные пробоины ниже ватерлинии, которые рано или поздно привели бы к его затоплению.

Когда Руднев понял, что возможности сопротивления исчерпаны, он вернулся обратно на рейд Чемульпо. «Варяг» с креном до 14 градусов уже тонул от подводных пробоин.

Попали ли артиллеристы крейсера по японцам или нет, доподлинно неизвестно. В рапортах Руднева, написанных им после его возвращения в Россию, говорится о серьезном ущербе японцев от артогня «Варяга». В своих отчетах японцы пишут, что попаданий не было вообще.

Среднее число попаданий во время артиллерийских учений и боевых действиях порт-артурской эскадры примерно полпроцента. «Варяг» сделал в ходе боя с японской эскадрой около тысячи бронебойных снарядов. Уровень стрелковой подготовки его артиллеристов был весьма невысок. То есть, максимум чего могли достичь артиллеристы «Варяга» – это попасть по японцам три-четыре раза. Если учесть, что в самом начале боя крейсер потерял дальномер, и был убит офицер, умевший грамотно определять дальность стрельбы, то вполне вероятно, что ни в один японский корабль «Варяг» не попал.

Уровень японских артиллеристов, судя по числу попаданий в российский тихоходный крейсер, был не намного лучше. Просто кораблей японцев было на порядок больше.

Если бы «Корейцу», обладавшему 203-мм орудиями, удалось сблизиться с японскими кораблями, канонерка, артиллеристы которой имели хорошую выучку, имели бы шанс. Но сблизиться не удалось, хотя российская канонерка не получила ни одного попадания.

К числу возможных ошибок Руднева можно отнести его решение взять на прорыв крайне тихоходный «Кореец», скорость которого не превышала 8 узлов. Весь путь туда и обратно два российских стационера шли семиузловым ходом.

Если бы «Варяг» пошел на прорыв один, то был бы крайне небольшой, но всё-таки реальный шанс прорваться. Как показали испытания в Порт-Артуре, «Варяг» мог поддерживать в течение часа скорость свыше 20 узлов.

Возможно, Рудневу следовало послушаться совета командира «Корейца» и заблаговременно перекрасить крейсер в маскировочный серый цвет, чтобы сливаться с сумрачным небом и морем, но он так не сделал. Покрашенный в серый цвет «Кореец» в ходе боя не получил ни одного попадания.

Все тайны боя в Чемульпо вряд ли будут раскрыты. Остается загадкой увольнение Руднева из флота вскоре после возвращения в Россию. В чём его обвиняла молва? Все наблюдатели, включая и иностранцев, отмечают исключительную храбрость русских моряков в ходе боя.

Взорвать крейсер было невозможно из-за близости станционеров других государств. Если бы команда не открыла кингстоны, то «Варяг» все равно бы затонул из-за пробоин, которые заделать было невозможно.

Японцы подняли «Варяг», так как этого потребовал император. Крейсер отремонтировали и зачислили как крейсер второго класса «Сойя» в состав Учебной эскадры Военно-морского училища в городе Йокосука.

В марте 1916 года Россия выкупила крейсер у японцев. «Когда владивостокские инженеры всерьез взялись за ревизию технического состояния «Варяга», они обнаружили, что по сути дела, ни одна система на борту не работает полноценно – ни ходовая часть, ни электроснабжение, ни пожаротушение, ни водоотлив. После полной переборки котлов и отладки машин со вскрытием цилиндров и ревизией штоков и подшипников крейсер вышел на испытания. При 22 двух действующих котлах, которые удалось полностью отремонтировать, «Варяг» развил скорость 16 узлов. На полном ходу крейсер испытывать не стали даже после введения в строй оставшихся 8 котлов: уже во время третьего выхода в море снова обнаружился перегрев и стук подшипников обеих машин…» (Владимир Самченко. «Крейсер Варяг – судьба и легенда». Москва-Берлин: Директ-Медиа, 2019).

Дальнейшая печальная судьба знаменитого крейсера известна. В октябре 1917 года крейсер был в Ливерпуле на ремонте. После войны англичане продали его немцам на металл, однако немецкие буксиры посадили «Варяг» на мель вблизи британских берегов, бурные штормы добили корабль, и он упокоился на дне в координатах примерно 55° северной широты и 5° западной долготы.

«Аскольд», который побеждал во всех боях

Боевая биография весьма схожего с «Варягом» «Аскольда» сложилась совершенно иначе. Этот крейсер был одним из самых успешных кораблей порт-артурской эскадры и достоин славы, причем заслуженной, намного больше, чем изначально обреченный на неуспех «Варяг».

«Аскольд» был построен в Германии: заложен 8 июня 1899 года на верфи «Germaniawerft» в Киле, спущен на воду 2 марта 1900 года, вступил в строй в 1901 году.

Для силовой установки крейсера по предложению германского кайзера Вильгельма II были выбраны котлы Торникрофта.

Его артиллерия была прикрыта броневыми щитами, а энергетическая установка оказалась очень надежной. Пятитрубный «Аскольд» не уступал в скорости крейсерам «Варяг» и «Богатырь».

При разработке задания на проектирование, специалисты МТК руководствовались следующим принципом: крейсер должен быть сильнее и быстроходнее, чем соответствующие японские корабли постройки завода Армстронга или крейсеры английского флота. Поэтому для будущего русского крейсера в программе его проектирования требовалась скорость 23 узлов.

Службу в Российском императорском флоте начал в составе Балтийского флота. Из-за нарастающего напряжения в отношениях России и Японии, на Дальний Восток России в 1903 году был направлена эскадра под командованием контр-адмирала барона Э. Штакельберга. В отряд вошли броненосцы «Ретвизан» и «Победа», крейсера «Богатырь», «Диана», «Паллада», «Аскольд», «Новик» и «Боярин», а также семь миноносцев. 31 октября отряд в полном составе отправился из Либавы на Тихий океан. Имеющие большую скорость «Аскольд» и «Новик» ушли далеко вперед.

По прибытии на дальний Восток «Аскольд» встретился с «Варягом». Два крейсера участвовали в учебных артиллерийских стрельбах эскадры. Комендоры «Аскольда» показали, что являются одними из лучших, они стреляли в восемь раз точнее, чем канониры «Варяга». 19 августа в заливе Петра Великого «Аскольд» выполнил учебную стрельбу по щиту на скорости хода 18 узлов при ветре 3-4 балла. Хотя видимость была неважной, и временами щит скрывался в тумане, комендоры «Аскольда» показали хорошие результаты: из 36 выпущенных 152-мм снарядов в цель попали семь, из 36 75-мм – 12 и из 40 47-мм – пять. «Варяг» во время аналогичной стрельбы, выполненной им 16 декабря 1903 года (это были последние учения перед боем в Чемульпо), хотя и шел с меньшей скоростью (12,5 узлов), из 36 выпущенных 152-мм снарядов, 33 75-мм, 56 47-мм и 20 37-мм в щит попало всего три: один 75-мм и два 47-мм.

Вскоре «Аскольд» был переведён в Порт-Артур.

Утром 27 января 1904 года японский флот под флагом адмирала Того подошел к Порт-Артуру и вступил в бой со стоявшими на рейде кораблями и береговыми батареями крепости. Русские крейсера находились ближе к противнику, чем броненосцы. Крейсера «Баян», «Аскольд» и «Новик» оказались между колоннами броненосцев, но не уклонились от боя, а пошли в атаку.

Вперед вырвался самый быстроходный «Новик», пытаясь приблизиться на дистанцию торпедного залпа, за ним устремились «Баян» и «Аскольд», стреляя изо всех орудий. Японцы перенесли свой огонь на эти три крейсера. Чтобы уклониться от огня противника, «Аскольд» стал идти зигзагом, но все же несколько вражеских снарядов и множество осколков достигли цели.

На «Аскольде» разобрали сигнал флагмана: «Крейсерам не мешать броненосцам», и три крейсера вышли из-под огня. Их отчаянная атака отвлекла на себя противника в момент, когда наши броненосцы еще не построились в боевую линию. Вместе с огнем береговых батарей и броненосцев их активность заставила адмирала Того прекратить артиллерийскую дуэль и покинуть район Порт-Артура.

Броненосцы после боя укрылись в гавани, «Аскольд» же вместе с другими крейсерами нес дозорную службу на рейде. Трое суток его котлы были под парами. И лишь затем корабль поставили к стенке Морского завода для исправления повреждений. 24 «нижних чина» «Аскольда» были награждены знаками отличия военного ордена Св. Георгия.

После завершения ремонта «Аскольд» 5 и 9 февраля выходил на разведку прилегающего к крепости района, а 11-го вместе с крейсерами «Баян» и «Новик» участвовал в перестрелке с четырьмя японскими крейсерами.

Утром 12 февраля главные силы японского флота вновь подошли к Порт-Артуру. «Баян», «Аскольд» и «Новик» находились на внешнем рейде, прикрывая возвращавшиеся с моря миноносцы.

Шесть броненосцев и шесть броненосных крейсеров японцев открыли огонь. Наши крейсера ответили. «Аскольд» в этот момент был ближе всех к противнику. Расстояние между нашими и японскими кораблями уменьшилось, и только большой ход спас «Аскольд» от смертельных попаданий тяжелых снарядов. Уникальный бой трех крейсеров против 12 броненосных кораблей продолжался около 30 минут. «Аскольд» выпустил по врагу 257 снарядов, не получив серьезных повреждений.

В первые месяцы войны «Аскольд» был одним из наиболее активно действующих кораблей порт-артурской эскадры. Крейсер участвовал во всех её операциях: вёл артиллерийские бои с японскими кораблями, прикрывал свои миноносцы, отбивал атаки вражеских сил и досматривал подозрительные торговые суда.

28 июля 1904 года на перехват крейсеров «Аскольд», «Новик», броненосца «Цесаревич» и нескольких миноносцев, которые прорвали блокаду Порт-Артура, были отправлены японские эскадры. «Аскольд», под флагом командира отряда крейсеров контр-адмирала Н. Рейценштейна, заставил отступить японские броненосные крейсера – сначала «Асаму», а затем и «Якумо», вызвав на них сильные пожары. Этим «Аскольд» доказал мощь своего артиллерийского вооружения и меткость комендоров. Несмотря на это, прорыв во Владивосток порт-артурских кораблей мимо японской эскадры не удался. Наиболее быстроходные «Аскольд» и «Новик», развив максимальную скорость хода, отделились от остальных русских кораблей и направились на север. Некоторое время только один бронепалубный крейсер «Сума» вел бой с двумя русскими крейсерами и организовал погоню за ними, к которой позже подключились бронепалубные крейсера «Читосэ», «Акицусима» и «Касаги», но позже они прекратили погоню и вышли из боя. Из-за тяжёлых повреждений (имелись две подводные пробоины и один из снарядов попал в дымовую трубу, что привело к снижению мореходности и тяги, и как следствию падению скорости временами до 15 узлов, также была выведена из строя половина 6-дюймовой артиллерии) командир «Аскольда» принял решение отправиться в Шанхай. В ночь на 11 августа адмирал Того отправил 6-й боевой отряд («Акаси», «Акицусима» и «Идзуми») в преследование русских крейсеров. К утру догоняющий отряд заметил слева по носу уходящий «Аскольд». В этот момент из строя вышел «Акицусима», имевший неисправность в машине. Заметив приближение неприятеля, на «Аскольде» боевую тревогу не объявляли, но были увеличены обороты машин и уже к 06:00 японские корабли скрылись из виду, и «Аскольд» благополучно добрался до Шанхая. К вечеру он был блокирован в порту превосходящими силами японцев. Крейсер был интернирован китайским правительством до конца войны.

После окончания русско-японской войны «Аскольд» вернулся в Россию. Во время первой мировой войны крейсер участвовал в составе союзной эскадры в действиях против германской крейсерской эскадры адмирала фон Шпее, а также в боевых действиях против Османской империи и Австро-Венгрии, в том числе и в Дарданелльской операции. Десантная команда крейсера «Аскольд» участвовала вместе с французскими военными в высадке войск на азиатский берег полуострова в районе Кумкале с целью отвлечения сил турок от основного места высадки союзных войск – на полуострове Галлиполи, что способствовало успешному завершению операции на мысе Геллес.

За 1915 год из орудий «Аскольда» было выпущено в два раза больше снарядов, чем за всю предыдущую службу, включая Русско-японскую войну.

В 1918 году крейсер в Кольском заливе был захвачен англичанами, участвовал в их операциях. В июле 1919 года крейсер вошёл в состав британского флота под названием «Glory IV». В 1922 году выкуплен СССР, но ввиду плохого технического состояния было принято решение о продаже корабля на слом.

Исторический урок

Вначале немного альтернативной истории. Начнем с того, что «Варягу» лучше было бы остаться в составе Балтийского флота и дождаться начала первой мировой войны. Ведь хотели же дальневосточные адмиралы вернуть крейсер в Кронштадт, да не сложилось.

В этом случае его тихоходность не стала бы фатальной. Крейсер мог бы составить компанию легендарному броненосцу «Слава», который, хотя и был к началу первой мировой войны серьезно устаревшим и тихоходным, успешно вел многочисленные бои с немецкими эскадрами, пользуясь своей небольшой осадкой, которая позволяла свободно проходить по мелководным участкам Балтийского моря.

В октябре 1917 года броненосец, успешно отразивший атаку двух немецких линкоров, получил серьезные повреждения и был затоплен командой из-за невозможности отступить вместе с флотом.

Осадка «Варяга» была на три метра меньше, чем у «Славы». Он мог бы успешно отгонять германские миноносцы и тральщики, пытавшиеся тралить наши минные поля в Балтике.

Что касается «Аскольда», то этот крейсер сделал все, что мог в неравных боях против мощных японских эскадр. Выиграть бой против двух броненосных крейсеров – это кое-что значит. Однако, после гибели адмирала Макарова у русского Тихоокеанского флота не было шансов достичь общей победы против японцев.

Нынешние учения Тихоокеанского флота в дальней морской зоне показывают, что русский флот извлёк необходимые уроки из прошлых сражений. Нас больше не застанут врасплох. Совокупная мощь российской армии, авиации и флота, подкрепленная нашим ядерным арсеналом, не оставляет шансов на победу в войне с Россией любому агрессору.

Владимир Прохватилов, старший научный сотрудник Академии военных наук

Добавить комментарий