Об индийско-китайском соперничестве

Главное, чтобы не мешали нерегиональные державы

Индия направила не менее 50 тысяч  военнослужащих на границу с Китаем, на горное плато Ладакх в дополнение к уже расквартированному там 200-тысячному  военному контингенту. Общая численность индийских войск на спорной с Китаем территории  увеличилась  в полтора раза  по сравнению с июнем прошлого года, когда произошли столкновения, в ходе которых погибли 20 индийцев и 4 китайца.

Индия перебросила также в спорный район боевые самолеты, а ее ВМС «направили военные корабли по ключевым морским путям в Индийском океане, чтобы следить за морской торговлей в Китай и из Китая», сообщает Asia Times.

КНР усилила военную группировку Синьцзянского командования, отвечающего за патрулирование спорных районов на границе с Индией в предгорьях Гималаев и строит в пограничных районах бункеры и взлетно-посадочные полосы.

Несмотря на несколько раундов переговоров об урегулировании территориального спора, напряженность не спадает. Стороны не доверяют друг другу. Китай укрепляет военно-транспортную инфраструктуру в Тибете, Индия отвечает тем же.

Японская деловая газета  Nikkei Asia обвиняет в обострении  напряженности в Ладакхе Пекин. Он якобы воспользовался тем, что Индия была в прошлом году  отвлечена от ситуации в приграничных районах «введением строжайшей в мире изоляции от коронавируса», и «незаметно проник в ключевые приграничные районы в высокогорном регионе Индии Ладакх»; в результате  «потрясенная Индия обнаружила, что Народно-освободительная армия [Китая] оккупировала сотни квадратных километров приграничных территорий, укрепленных хорошо вооруженными базами», – пишет японская газета.

Cамая популярная в Индии газета Hindustan Times бьет тревогу: «Китайская армия пытается захватить индийскую землю. Китайский флот пытается захватить территориальные воды других стран». Индийское правительство сохраняет спокойствие, но это лишь усиливает критику  премьер-министра Нарендры Моди со стороны оппозиции. 

Китайская Global Times переводит стрелки на индийскую сторону, отмечая, что Индия может спровоцировать «новый приграничный конфликт, чтобы отвлечь внимание от ухудшающейся экономической и пандемической ситуации» в стране.  

В этой ситуации западные СМИ демонизируют Китай и одновременно преувеличивают дрейф Индии в сторону Запада. Deutsche Welle, например,  утверждает, что  «Индия взяла курс на военное и экономическое сближение с Соединёнными Штатами, Евросоюзом и Великобританией и встала на сторону Запада против Китая». Немецкий политолог профессор Хериберт Дитер убежден, что июньский саммит G7, куда были приглашены Индия, ЮАР, Австралия и Южная Корея, стал «первым саммитом коалиции против Китая» и одновременно продемонстрировал слабость сотрудничества в рамках БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка).

Deutsche Welle  настаивает на «глубоком конфликте между Индией и Китаем, который приводил уже к вооруженным столкновениям с ранеными и убитыми», и считает симптоматичным «расширение военного сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе между США, Японией, Австралией и Индией в рамках группы Quad, которую некоторые называют тихоокеанской НАТО».

Между тем участие Индии в экономическом и военном сотрудничестве с Западом отнюдь не тождественно ее намерению развязать военный конфликт с Китаем. Известный индийский аналитик, общественный деятель и бывший дипломат Бхадракумар критикует и публикации в западных СМИ, и позицию индийских «гипернационалистов», препятствующих мирному решению территориальных проблем между двумя гигантами Азии.  «Чтобы достичь мира на границе, Индия должна демилитаризировать  свою политику в отношении Китая»,  – говорит Бхадракумар.  Он указывает на примирительный тон опубликованного 15 июля  китайским агентством  Синьхуа комментария о пограничном противостоянии ещё в одном спорном регионе  – на плато Доклам. Опытный политик трезво оценивает ситуацию, понимая, что «война с Китаем погубит Индию как минимум на два следующих поколения».

Между тем Вашингтону Индия представляется удобным средством сдерживания «китайского дракона». Американские СМИ представляют Китай «международным преступником, аннексирующим территории других стран и готовящимся к войне не только с Индией, но и с Америкой и Россией».

Однако реальное положение дел в спорных регионах Гималаев выглядит иначе.

Сунь Вэйдун, посол КНР в Индии, недавно заявил, что «пограничный спор – это вопрос, оставшийся из истории, который следует должным образом включить в двусторонние отношения, и Китай настаивает на разрешении споров путем переговоров… У Индии и Китая больше общих интересов, чем расхождений».

Директор исследовательского отдела Института национальной стратегии Университета Цинхуа Цянь Фэн  в  интервью Global Times сообщил, что китайские и индийские солдаты в зонах конфликтов на данный момент разведены и масштаб противостояния значительно снизился, хотя согласия по всем спорным территориям пока нет.  По словам китайского специалиста,  две страны поддерживают связь по военным и дипломатическим каналам,  горячая линия и телефонная связь также доступны. «Нынешняя ситуация на границе между Китаем и Индией намного лучше, чем за тот же период прошлого года».

Тем не менее одним из факторов недоверия Пекина к политике Индии остаётся усиление в последние годы  риторики  индийских «гипернационалистов». Лидер оппозиционной партии Индийский национальный конгресс Рахул Ганди, внук Индиры Ганди и правнук Джавахарлала Неру, во время столкновений в июне прошлого года  не скрывал возмущения. «Почему премьер молчит? Почему он прячется? Мы имеем право знать, что случилось. Как посмел Китай убивать наших солдат? Как они посмели забирать нашу землю?» –  писал Рахул Ганди.

Влияет на обострение китайско-индийских отношений и негативный вклад США в эту проблему. В феврале 2021 года Джо Байден и Нарендра Моди, разговаривая по телефону, договорились  укреплять сотрудничество в Индо-Тихоокеанском регионе «против угроз Китая».  В марте  Индия и США  провели совместные военно-морские учения в восточной части  Индийского  океана.

Между тем решение пограничных споров между Индией и Китаем мирным путем вполне реально. Как отметил В. Путин на заседании Петербургского международного экономического форума, лидеры Китая и Индии – ответственные люди. Они «всегда найдут способ решения тех проблем и вопросов, с которыми они сталкиваются, главное, чтобы им не мешали нерегиональные державы». 

По материалам: Фонд стратегической культуры

Одна мысль о “Об индийско-китайском соперничестве

  1. Всему своё время

    - Edit

    Ответить

    Пока Индия и Китай ( для него уйгуры- террористы как вечная головная боль) не примут совместного решения по официальной изоляции Афганистана, толку никакого не будет. Если эти две страны сумеют договориться (хотя они и противники по многим вопросам), то Россия и Иран ( а уж какие зубы и виды имеют на эту территорию Иран, самому Богу известно🤣🤣🤣) сразу поддержат режим политической и экономической озоляции Афганистана. И не надо будет никого завоёвывать, как Америка или Англия . Сами друг друга перебьют в течении нескольких лет. Китай и Индия на начальном этапе (пока не уберут США из региона и не создадут защищённые опорные точки в регионе) будут союзниками. А там как уж Бог на душу положит. Скорей вмего 5а следующем этапе это уже бкдут противниками.

Добавить комментарий