«Карабахский вопрос»: в Ереване надеются на Россию и реанимацию Минской группы

По итогам первого рабочего визита нового главы МИД Армении Арарата Мирзояна в Москву в последний день августа состоялась традиционная пресс-конференция глав внешнеполитических ведомств двух стран. По словам Сергея Лаврова, российская сторона полностью привержена «документам, одобренным нашими лидерами в трехстороннем формате 9 ноября 2020 г. и 11 января нынешнего года. Исхожу из того, что речь не идет о возобновлении процесса, а о выполнении того, что уже подписано: о необходимости обеспечить надежную безопасность и начать восстанавливать доверие. Особую роль здесь играет трехсторонняя рабочая группа на уровне вице-премьеров по разблокированию транспортных коммуникаций и экономических связей. Это будет важной мерой, которая позволит сторонам более конструктивно относиться к происходящему. Считаем принципиально важным поощрение гуманитарных связей на всех уровнях. Как уже прозвучало, нужно существенно умерить риторику с обеих сторон. Это создаст условия для окончательного, полноценного урегулирования, я в этом не сомневаюсь».

Как полагают в Ереване, акцентирование российской стороной внимания на выполнении подписанных документов обусловлено тем, что Азербайджан до сих пор не выполнил 8-й пункт Заявления от 9 ноября 2020 г., согласно которому должен был состояться обмен военнопленными, заложниками и другими удерживаемыми лицами по принципу «всех на всех». Свою позицию Баку мотивирует тем, что в Заявлении речь шла об освобождении военнопленных, находившихся в плену на тот момент, но не о захваченных при различных обстоятельствах позже. Азербайджанская сторона удерживает значительную часть группы армянских военнослужащих, оказавшихся в зоне боевых действий, после того как Заявление вступило в силу и в нем была зафиксирована договоренность о прекращении любых враждебных действий.

Известно, что Владимир Путин в своих контактах с руководством Азербайджана в лице президента Ильхама Алиева призывает освободить всех армянских пленных без каких-либо условий; об этом же заявлял С. Лавров. По мнению российской стороны, это было бы знаковой мерой того самого доверия, которого сейчас не хватает, и важным гуманитарным шагом.

Также Россия, демонстрируя заинтересованность в скорейшей деэскалации в Закавказье, предлагает Еревану передать азербайджанской стороне карты минных полей. Позиция Еревана была выражена А. Мирзояном как на вышеупомянутой пресс-конференции, так и в его интервью агентству РИА «Новости». Армянская сторона готова к возобновлению мирного процесса по нагорно-карабахскому конфликту на основе хорошо известных принципов – неприменения силы или угрозы силой, равноправия и самоопределения народов и территориальной целостности. После подписания названного выше трёхстороннего Заявления сопредседатели Минской группы ОБСЕ (Россия, США и Франция) сделали ряд заявлений, которые, как уверены в Ереване, являются «дорожной картой» мира в регионе.

Если верить официальной риторике, армянская сторона будет последовательно продвигать реализацию права народа Арцаха (Нагорного Карабаха) на самоопределение, права жить свободно и достойно на своей родине. В Ереване полагают, что невыполнение противоположной стороной взятых на себя обязательств – отказ от немедленного возвращения военнопленных и иных удерживаемых лиц, вторжение на суверенную территорию Армении, ложные территориальные претензии, постоянная агрессивная риторика – никак не способствует продвижению к долгосрочному миру.

Также в Армении подчёркивают, что переговоров по делимитации и демаркации границ между сторонами не ведется. В Ереване полагают, что если Баку займёт конструктивную позицию и выведет свои войска с суверенной территории Армении, то есть вернется на позиции, которые были по состоянию на 11 мая этого года, то этим будут созданы благоприятные условия для начала процесса делимитации и демаркации. Консультации в настоящее время ведутся при непосредственном участии российской стороны и в Ереване рассчитывают на возможность найти пути решения вопроса об отводе азербайджанских войск. Предполагается, что в ходе таких обсуждений будет достигнута договоренность, при которой Еревану не будет необходимости обращаться в Совет Безопасности ООН и ОБСЕ.

По словам А. Мирзояна, мир и стабильность в регионе – долгосрочная стратегия нынешнего правительства Армении. Ереван приветствует посреднические усилия Москвы в этом направлении, в том числе и по возобновлению переговорного процесса по урегулированию нагорно-карабахского конфликта под эгидой сопредседательства Минской группы ОБСЕ. Применение силы никоим образом не может являться урегулированием нагорно-карабахского конфликта, окончательное, всеобъемлющее и устойчивое разрешение которого, как упомянуто выше, должно основываться на основе известных сторонам элементов и принципов, выработанных сопредседательством Минской группы ОБСЕ. И это не только позиция Армении, но и России, Франции и США, выступающих в едином формате сопредседателей.

К слову, заметим, что новый российский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Игорь Ховаев уже провёл переговоры в Баку и Ереване. Официальный представитель МИД России Мария Захарова отметила, что Москва поддерживает активизацию работы Минской группы ОБСЕ по карабахскому урегулированию в соответствии с ее мандатом. По ее словам, «тройка» посредников может способствовать повышению уровня доверия между сторонами, а также решению гуманитарных вопросов, после чего можно будет перейти к вопросам политического свойства. По словам М. Захаровой, нормализация отношений между Арменией и Азербайджаном остается в центре внимания Москвы: «Это также центральные темы для политики Баку и Еревана, в том числе на высоком уровне. Наши усилия сосредоточены на реализации трехсторонних договоренностей». Пока же приоритетом остается решение гуманитарных проблем в Карабахе, ослабление напряженности на армяно-азербайджанской границе, разблокирование экономических и транспортных связей на Южном Кавказе.

В более широком геополитическом аспекте ситуация в регионе остается сложной. Это касается не только проблемы Нагорного Карабаха, которая, как уверяют в Баку, ушла в прошлое, но и армяно-турецких отношений. Ряд заявлений по этому вопросу сделали президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и премьер-министр Армении Никол Пашинян. Несмотря на отсутствие особой конкретики, в армянском сегменте социальных сетей ведётся дискуссия с тревожными нотками, навеянными неизменной активностью турецкой дипломатии на постсоветском пространстве.

В частности, появилась давно уже ожидаемая информация о намеченном на ноябрь переформировании патронируемого Анкарой Тюркского совета в Союз тюркоязычных государств. В данный момент армянскую сторону в первую очередь интересует ответ на вопрос о том, как государства Центральной Азии предполагают совмещать своё пребывание в гипотетическом этноязыковом союзе с членством в ОДКБ? Для Армении этот вопрос отнюдь не риторический: Турция продолжает оставаться членом НАТО и, так или иначе, в диалоге с «тюркскими братьями» будет проводить и интересы альянса (хотя наверняка в первую очередь свои собственные).

В воскресном интервью Радио Азатутюн протурецкий старший аналитик по вопросам политики в аналитическом центре European Policy Centre (EPC) в Брюсселе Аманда Пол (Amanda Paul) образно представила устремления турок в бывшем советском Закавказье. По её мнению, в отличие от 2009 года, когда были подписаны армяно-турецкие протоколы о нормализации двусторонних отношений, Анкара якобы реально заинтересована в нормализации отношений с Ереваном. Дело в том, что Баку, который ранее противился этому процессу, находится сейчас под влиянием Турции, которая помогла ему добиться военных успехов в Карабахе осенью прошлого года, теперь, дескать, не сможет противодействовать этой линии Анкары.  Если в 2009-2010 гг. под влиянием протестов Азербайджана турецкое руководство де-факто выдвигало связанные с Карабахом предусловия, то теперь по итогам боевых действий Турция более свободна от своих обязательств перед Азербайджаном. Появление Турции в бывшем советском Закавказье в качестве активного игрока частый гость на Кавказе госпожа Пол рассматривает как фактор, призванный «уравновешивать российское влияние» в регионе – ведь у Анкары теперь очень сильные позиции не только в Азербайджане, но и в Грузии.

На это можно заметить, что в центральной части края Турции никогда не было, за исключением кратковременной интервенции в 1918 г. на излёте Первой мировой войны (период позднего Средневековья с его изнурительными османо-сефевидскими войнами мы вспоминать здесь не будем). В этой связи появление президента Турции Р. Эрдогана в Шуше в минувшем июне имело не только глубокое символическое, но и сугубо прикладное значение. По итогам прошлогодней войны в Карабахе ещё более усилилось военное присутствие Турции на территории Нахичеванской автономной республики, и имеются все предпосылки для его расширения на территории «материкового» Азербайджана.

В конце июня – начале июля в Турции проходили совместные учения «Мустафа Кемаль Ататюрк – 2021», направленные на «улучшение взаимодействия подразделений армий двух стран в ходе проведения боевых операций, развитие у командиров навыков принятия военных решений и управления подразделениями». А 6 сентября Министерство обороны Азербайджана сообщило о начале совместных с турецкими военными тактических учений с боевыми стрельбами уже в Лачинском районе, до ноября 2020 г. де-факто входившего в состав непризнанной Нагорно-Карабахской Республики. В ведомстве уточнили, что эти учения были организованы в рамках реализации плана мер, предусмотренных подписанным первыми лицами Азербайджана и Турции (на фоне развалин шушинского дома Натаван) двусторонним соглашением о военном сотрудничестве.

Незадолго до начала учений, встречаясь с руководящим составом национальной армии, И. Алиев анонсировал увеличение её численности и закупки новых вооружений. Случайно или нет, но по времени эти военные тренировки совпали с нарастающей критикой азербайджанской «общественностью» российско-армянского военного сотрудничества и миротворческой миссии РФ в Нагорном Карабахе, включая неформальные призывы к досрочному её прекращению с последующим проведением «антитеррористической операции»…

Пока неясно, насколько в Москве готовы принять «новую реальность», активно продвигаемую (по крайней мере, в информационно-пропагандистском плане) экспертами, подобными госпоже Пол. Ведь еще с середины 1990-х годов года Москва достаточно чётко обозначила зону своих интересов – постсоветское пространство – и с тех пор никогда не отказывалась от этой позиции.

Саркис Мартиросян, по материалам: Ритм Евразии

Добавить комментарий