Украинский кризис: последствия для Арктики

«Арктический Совет» приказал долго жить

После официального признания Россией республик Донбасса и начала специальной военной операции на Украине семь из восьми стран-участниц Арктического Совета (Финляндия, Швеция, Дания, Норвегия, Исландия, Канада и США) по факту приостановили участие во всех заседаниях Совета и его вспомогательных органов до тех пор, «пока не будут определены необходимые условия, которые могут позволить им продолжить ту работу, которой занимается Арктический Совет». Председательство у созданной в 1996 году структуры, призванной продвигать региональное сотрудничество, до мая 2023 года – у России. Программа Международного форума «Арктика – территория диалога», запланированного в Санкт-Петербурге с 11 по 13 апреля, неизбежно будет значительно скорректирована.

Запланированные на май переговоры в рамках «АС» в Архангельске также, скорее всего, не состоятся, точно так же, как и намеченные исследования и совместные полярные экспедиции. Как отмечает Telegram-канал «Незыгарь», несмотря на то, что «формально Арктический Совет не принимает решений относительно арктической безопасности, значимость этой площадки для диалога по этой повестке также высока, особенно в вопросах выстраивания инфраструктуры преодоления последствий стихийных бедствий, взаимопомощи судов и экспедиций в Арктике в условиях чрезвычайных ситуациях».

Сворачивание сотрудничества с западными структурами стимулирует российские научные разработки, включая модернизацию системы мониторинга вечной мерзлоты, на что дополнительно выделено 2 млрд рублей. Ранее Президент Владимир Путин поручил правительству ускорить работу по созданию и внедрению исследовательского комплекса в северных регионах. География мониторинговых наблюдений расширяется – недавно двухлетние гранты по изучению влияния климатических изменений на состояние экосистем получили карельские ученые. Кроме того, некоторые северные регионы изучают мерзлоту достаточно давно и успешно: так, на Ямале активно развивают сеть научно-исследовательских стационаров, а в Якутии запущена базовая система мониторинга.

По оценкам ученых, в 2050 году ущерб от таяния вечной мерзлоты в Арктике может составить 5 трлн рублей, так что своевременное изучение и мониторинг состояния вечномерзлых грунтов сэкономят государству внушительные деньги. Разрабатываемая в России собственная глобальная климатическая модель позволит избежать неприятных неожиданностей. В последние годы западные участники «Арктического Совета» упирали на экологические проблемы (подлинные или мнимые), используемые в качестве рычага геополитического давления на Россию. Чем не подходящий повод отгородиться от столь назойливой опеки, укрепляя безальтернативную независимость государства? Скорее всего, западные страны вскоре попытаются создать некую «альтернативную» арктическую организацию – без участия Москвы, но с привлечением Европейского Союза и НАТО. Очередной (из множества) демарш «полярных евроатлантистов» означает ещё одну попытку бойкота России и ограничения на диалог по широкому кругу арктических вопросов. По оценке МИД России, такое решение приведёт к росту рисков безопасности в ледовых северных краях.

В любом случае, диалог с Западом по «арктической» проблематике не выглядит целесообразным за явной бессмысленностью и неспособностью достичь каких-либо договорённостей. 6 марта додавленный местными «ястребами» «сонный Джо» Байден заявил об отказе от закупок российских энергоносителей; в этом же направлении будет двигаться и Европейский Союз. Можно уверенно предположить, что ответ Москвы будет адекватным складывающейся ситуации и долгосрочным тенденциям по кардинальному переформатированию мировых рынков нефти и газа. В этой связи следует напомнить о сохраняющейся роли Арктики как ключевой (и при этом недостаточно разведанной) энергетической «кладовой» планеты, повышенный интерес к которой проявляет Китайская Народная Республика с её проектом «Полярный Шёлковый Путь». 65-70% потенциальных запасов будущего приходится на шельф Восточной Сибири и шельфа российской Арктики, перспективные территории которой разведаны всего на 25%.

Деградация экономических связей с Западом (которая, вследствие прогрессирующего безумия по обе стороны Атлантики, может принять и обвальные формы) волей-неволей будет побуждать Москву к переориентации на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона. Немаловажно, что данное обстоятельство осознаётся как на федеральном, так и на региональном уровне. Например, губернатор Красноярского края Александр Усс вспомнил о географической близости к Китаю как о преимуществе Сибири, а губернатор Мурманской области Андрей Чибис озаботился приобретением комплектующих для строительства не в привычной Европе – но уже в Азии. В перспективе именно Мурманск может стать морскими «воротами» для китайских экспортных поставок в Россию, призванных заместить добровольно сворачиваемое западное присутствие.

«Решения некоторых компаний о приостановке деятельности на территории Дальнего Востока и Арктической зоны РФ могут вызывать риски потери работы и источников существования для людей, в том числе проживающих на труднодоступных территориях. Правительство пойдет на любые меры для того, чтобы людей защитить. Если потребуется, будем приостанавливать участие компаний в процессах управления предприятиями»,рассказал, отвечая на соответствующий вопрос, полпред Президента России в Дальневосточном Федеральном округе Юрий Трутнев. Россия готова к сворачиванию энергетических связей с Западом и понимает, куда перенаправить высвобождающиеся потоки, заявил 7 марта вице-премьер Правительства РФ Александр Новак. Ещё в начале февраля, в ходе «олимпийского» визита Владимира Путина в Китай, стороны договорились нарастить объём двусторонней торговли с нынешних 140 до 200 млрд долларов к 2024 году. Практически две трети всех поставляемых в Поднебесную товаров – энергоносители (уголь, нефть, сжиженный природный газ), что обещает приарктическим регионам новые возможности. Ямал известен как ключевой центр нефте- и газодобычи, на Чукотке и в Якутии добывают уголь. Что же касается СПГ, то о выходе из некоторых проектов (в частности, на Сахалине) заявили BP, Shell, Equinor и ExxonMobil. Однако в Арктике расклад несколько иной: Китай представлен там куда как ощутимее. Так, в действующем «Ямал СПГ» (19 млн тонн в год) компании «НОВАТЭК» принадлежит 50,1% акций, французскому консорциуму Total и китайской CNPC – по 20%, и остальные 9,9% – китайскому же Фонду Шёлкового пути. В проекте «Арктик СПГ-2» (20 млн тонн в год) «НОВАТЭКу» принадлежит 60% и по 10% – Total, CNPC, CNOOC (КНР) и Japan Arctic LNG. Несмотря на истерику неадекватных парижских болтунов и невнятное бормотание Макрона, Total выходить из российских проектов явно не торопится. Недавно французы приобрели по 10% в перевалочных центрах СПГ на западной и восточной оконечностях Севморпути – в Мурманске и на Камчатке. Китайцы также явно не собираются избавляться от своих долей; возможный же уход японцев, как представляется, будет без проблем восполнен. К 2024 году «НОВАТЭК» планирует нарастить ежегодное производство СПГ до 40 млн тонн против нынешних 20 млн тонн; помимо этого, по-прежнему в повестке дня компании идея создания Обского СПГ мощностью более 6,5 млн тонн в год.

Таким образом, возможный отток иностранцев из «сахалинских» проектов едва ли скажется негативно на производстве сжиженного газа в России. В более широком контексте, «разворот на Восток» со временем неизбежно придаст развитию приарктических регионов дополнительный импульс, что исключительно важно и для безопасности государства. Приведение приказом главы государства в боевую готовность Стратегических сил сдерживания затрагивает и прикрывающие одно из ключевых направлений потенциальной агрессии подводные ракетоносцы Арктического командования, оснащённые межконтинентальными баллистическими ракетами и высокоточным оружием.

Дмитрий Нефёдов

Добавить комментарий