Кривое зеркало польской русофобии

Идеологию под названием «Русский мир» нужно уничтожить, написал в колонке для британской Telegraph премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий. По его словам, «Русский мир» – смертельная угроза для всей Европы, подобная раковой опухоли, и поддержки киевского режима вовсе недостаточно. «Мы должны полностью искоренить эту чудовищную новую идеологию», – подчеркнул польский премьер, ранее сожалевший по поводу того, что Россия справляется с направленными против неё санкциями. Безусловно, подобного рода заявления не делаются на пустом месте, являясь отражением очередного экспансионистского плана «похода на Восток» формирующегося «европейского Рейха», на знамёна которого (как мы это видим на бывшей Украине) в который уже раз поднят откровенный неонацизм и соответствующая военно-политическая практика. Россия «отправилась в долгий поход на Запад, и от нас зависит, где мы её остановим», – разглагольствует Моравецкий, заявление которого буквально означает призыв к геноциду русских и других народов России.

В этой связи вовсе не случайно, что современная Польша – признанный «чемпион» Европы по масштабам уничтожения памятников советским воинам, освободившим польскую землю от фашизма. В 1997 г. в Польше насчитывался 561 такой объект, а к 2018 г. – всего 134. В 2022 г. их стало ещё меньше. В отличие от других стран Европы, Варшава занимает в данном вопросе совершенно бескомпромиссную позицию и не намерена обсуждать с Москвой возможность сохранения мемориальных объектов, посвящённых советским солдатам.

Нападение на посла РФ в Варшаве В. Андреева – одно из бесчисленных проявлений польской русофобии

Почему себя так ведёт именно Польша? Дело в культурно-идентификационной модели, принятой польским обществом за много веков до Второй мировой войны. В рамках этой модели оформилась политическая идентификация польского народа и те нравственные нормативы, которыми он руководствуется сегодня при обосновании причин подобных актов вандализма.

Польша веками конкурировала с Русью за геополитическое лидерство в Восточной Европе. Русофобский фундамент польского восприятия окружающей политической действительности окончательно «затвердел» к ХVI веку, а в XVII веке на этом фундаменте уже красовалось «здание» расовых стереотипов, придуманных поляками для оправдания натиска на восток.

Польский историк Януш Тазбир в исследовательской работе «Шляхта и конкистадоры» (Szlachta a konkwistadorzy) показал, что поход на Москву в период Смутного времени поляки трактовали как войну с дикарями наподобие той, которую вели против индейцев испанские и португальские конкистадоры в джунглях Южной Америки. Польский королевский двор мечтал повторить колониальные достижения Испании и Португалии, и стать ещё одной католической империей, но сухопутной.

Отныне цивилизационная самоидентификация польского народа зависела от его отношений с русским народом. Русским поляки отвели роль «социологического зеркала», глядя в которое, поляки осознавали себя нерусскими. Чем кривее такое «зеркало», тем прочнее осознание поляками себя именно как поляков. Польская политическая мифология специально формирует образ русского народа, выгодный для укрепления польского политического самосознания, словно следуя рекомендации древнеиндийского политического трактата «Артха-шастра»: самый выгодный враг – это вымышленный враг, ибо ты сам наделяешь его чертами, которые тебе нужны.

Вандализм в отношении памятников Красной армии – один из элементов вышеописанного процесса постоянного подтверждения польского политического самосознания. Поляки неустанно подчёркивают свою принадлежность к Европе и европейской цивилизации, муссируют теории историка Феликса Конечного, потратившего свои научные годы на изыскание доводов, почему католическая Польша – это Европа, а православная Россия – дикая Азия. Но жизненная практика показывает, что для того, чтобы быть дикарём, не обязательно бегать в набедренной повязке. Можно носить европейский костюм и верить в кривые отражения «социологического зеркала».

Заявления Варшавы о том, будто бы Красная армия принесла полякам жуткие страдания – это ложь. О том, как она появляется, рассказывает издание Myśl Polska («Польская мысль»). 2 мая 1945 г. пятеро солдат 1-й дивизии им. Костюшко Войска Польского водрузили польское знамя на Колонне Победы в Берлине (возведена в 1864-1873 гг. в память объединения Германии). Сегодня польская пропаганда врёт, будто пятерых поляков расстреляли за это остервенелые красноармейцы.

«Это очевидная неправда. Последний из пяти героев… капитан Антоний Яблоньский умер в 2015 году, дожив до преклонного возраста», – поясняет издание, публикуя фотографии героя.

Войско Польское, в отличие от Армии Крайовой, было союзником Красной армии. Расстреливать поляков за то, что они водрузили свой флаг в Берлине, смысла не было, потому что они и так шли под этим флагом в бой.

Если сложить воедино все жертвы польско-русского и польско-советского противостояния, получится цифра не больше, чем сумма жертв многовекового польско-германского противостояния. Если в период Третьего рейха миллионы поляков были уничтожены, но Советский Союз активно помогал восстанавливать социалистическую Польшу, способствовав передаче ей бывших немецких Восточной Пруссии (большая часть), Силезии и Померании. Тем не менее, немцам «достаётся» от польских националистов сегодня меньше, чем русским. Значит, когда экономика диктует свои условия (Германия – один из главных торговых партнёров Польши), от «исторической памяти» можно и отказаться?

Не предъявляет Польша претензий и Швеции, хотя самый знаменитый классик польской литературы Хенрик Сенкевич живописал в романе «Потоп» изощрённые издевательства шведских захватчиков над поляками. Шведы ломали им пальцы курками ружей, отрубали руки. Недаром в польской истории этот период получил название «кровавый потоп».

Под т.н. «советским игом» находилась не только Польша, но и Венгрия, Румыния, Словакия, Чехия, Болгария, Австрия, часть Дании, Норвегии, Финляндии и т.д. В этих странах акты вандализма происходят гораздо реже. Получается, что Красная армия несла всем народам освобождение, и только полякам приготовила целый набор жутких издевательств и мук? Звучит идиотски.

Всем известно, что капитализм погубил в разы больше людей и целых народов и губит до сих пор, чем коммунизм. По данным зарубежных учёных, только геноцид американских индейцев унёс 55 млн. жизней, европейская работорговля – не менее 5 млн. жизней. Это больше, чем всех так называемых «жертв коммунизма», вместе взятых. Кто-то слышал, чтобы Польша обличала «самый кровавый капиталистический режим в истории человечества»? Напротив, пропагандисты из «института национальной памяти» и прочих подобных структур всячески выпячивает свою цивилизационную принадлежность к европейско-капиталистической системе. «Самым кровавым» режимом Варшава называет советскую власть, что, конечно же, полный абсурд.

Если Варшава скажет правду о преступлениях капитализма – это будет обличение собственной империалистической политики с претензией на геноцид. Известно, что после Первой мировой Варшава требовала отдать ей в счёт репараций бывшие африканские колонии кайзеровской Германии – разумеется, вовсе не для того, чтобы освободить бедных африканцев, а для того, чтобы германское колониальное ярмо сменить польским. Судьба аборигенов «ясновельможных панов» диктатуры Юзефа Пилсудского совершенно не волновала.

Польша простит любому народу любые прегрешения – но только не русским и России. Католикам венграм Польша прощает союз с Гитлером, православной России же не прощает даже победы над ним.

В Польше есть памятник венгерским солдатам, поскольку считается, что они отказались помогать нацистам в подавлении Варшавского восстания. Это не снимает с венгерской армии той эпохи ответственности за военные преступления, совершённые на территории СССР и других государств, но Польша эти преступления ей великодушно прощает, занимаясь уничтожением памятников советским воинам. Вот такой он, польский «антифашизм»: ставим памятники союзникам вермахта и сносим памятники тем, кто вермахт победил.

Польша не может себе позволить говорить правду про русских и Россию – ведь иначе придётся признать, что то «зеркало», в которое смотрятся поляки, ими же искривлено.

Владислав Гулевич

Одна мысль о “Кривое зеркало польской русофобии

Добавить комментарий