Турция – НАТО: «ударили по рукам», но дальнейший торг вполне уместен

Интрига, связанная с фрондой президента Реджепа Эрдогана, выставившего ряд формальных (и, вероятно неформальных) условий, прежде чем дать «зелёный свет» вступлению Финляндии и Швеции в НАТО, предсказуемо завершилась в рамках подготовки к июньскому саммиту альянса в Мадриде. После ряда переговоров и консультаций министры иностранных дел заинтересованных сторон подписали 28 июня Меморандум из 10 пунктов, содержание которого позволило турецким СМИ утверждать о безоговорочной победе Ак-Сарая.

Конечно, пока что эта «победа» по большей части облечена в дипломатические формулировки и общие обязательства Стокгольма и Хельсинки, однако, имея даже самое общее представление о стиле и методах работы турецкой дипломатии, можно не сомневаться, что практические действия последуют уже совсем скоро. В частности, согласно п. 4, «в качестве будущих союзников по НАТО Финляндия и Швеция полностью поддерживают Турцию в борьбе со всеми угрозами ее национальной безопасности». Соответственно, северные «новобранцы» НАТО «не будут поддерживать ПДС / СНС и организацию, называемую «FETÖ» (признанная в Турции террористической организация проживающего в Пенсильвании проповедника Фетхуллаха Гюлена) в Турции».

В п. 5 Меморандума «Финляндия и Швеция подтверждают, что РПК является запрещенной террористической организацией» обязуясь предотвращать деятельность также и всех связанных с ней организаций и отдельных лиц. Кроме того, «Финляндия и Швеция решили расширить свое сотрудничество, чтобы предотвратить деятельность этих террористических организаций». В следующем пункте (а также в восьмом, о чём ниже) следует конкретика: так, «Финляндия добавила новые виды деятельности к наказуемым террористическим преступлениям рядом поправок к Уголовному кодексу, которые вступили в силу 1 января 2022 года», расширив состав преступления участия в деятельности «террористических групп». Акты подстрекательства к терроризму в публичной сфере также трактуются как отдельное правонарушение. Швеция, где проживает более 100 тысяч курдских беженцев, подтверждает, что новый и более эффективный Закон о террористических преступлениях вступит в силу 1 июля и что «правительство ещё больше ужесточит свое антитеррористическое законодательство».

Седьмым пунктом стороны подтвердили отсутствие между ними «национального эмбарго на поставки оружия. Швеция вносит поправки в свое национальное законодательство об экспорте вооружений союзникам по НАТО. В будущем, экспорт оборонной промышленности из Финляндии и Швеции будет осуществляться в соответствии с союзнической солидарностью и духом и буквой статьи 3 Вашингтонского договора».

В соответствии с п. 8 создаётся «структурированный механизм межгосударственного диалога и сотрудничества на всех уровнях, включая правоохранительные и разведывательные органы, для укрепления основанного на консенсусе сотрудничества в борьбе с терроризмом, организованной преступностью и другими общими вызовами». Ссылаясь на Европейскую конвенцию о выдаче, северяне «будут учитывать информацию, доказательства и разведывательные данные, предоставленные Турцией, для оперативной обработки запросов Турции о высылке или экстрадиции в отношении подозреваемых в терроризме и во всех аспектах, а также заключит все необходимые двусторонние соглашения для развития сотрудничества с Турцией в сфере экстрадиции и безопасности».

Также стороны обязались совместно «бороться с дезинформацией и предотвращать злоупотребление своим законодательством в целях пропаганды террористических организаций, в том числе деятельности, подстрекающей к насилию в отношении Турции». Обозначено намерение северных стран «поддерживать как можно более широкое включение Турции и других союзников, не входящих в ЕС, в текущие и будущие инициативы Общей политики безопасности и обороны Европейского Союза, включая участие Турции в проекте PESCO по военной мобильности».

В свою очередь, «Турция подтверждает свою давнюю поддержку политики открытых дверей НАТО и выражает свою поддержку приглашению Финляндии и Швеции стать членами НАТО на встрече на высшем уровне в Мадриде».

На следующий день, 29 июня, «на полях» сходки на Пиренеях состоялась продлившаяся более часа встреча между Эрдоганом и Байденом, в ходе которой хозяин Белого Дома «приветствовал заключение Турцией трехстороннего соглашения с Финляндией и Швецией, которое проложило путь для приглашения союзников вступить в НАТО». Кроме того, собеседники «обсудили неизменную поддержку Украины в ее защите от российской агрессии (так в тексте – авт.), а также важность устранения со стороны России препятствий для экспорта украинского зерна».

«Турция получила, что хотела», поспешили заверить в офисе турецкого президента по связям с общественностью. Разумеется, в обуреваемом антироссийской истерией Брюсселе стремятся всячески ускорить формальности, включая предстоящую процедуру ратификации соответствующих протоколов в парламентах 30 стран-участниц. Несложно предположить, что позиция Великого Национального Собрания будет определяться мнением турецкой стороны относительно «конкретных шагов» по экстрадиции из Швеции и Финляндии «курдских террористов» и впавших в немилость «гюленовцев». 29 июня министр юстиции Турции Бекир Боздаг заявил, что министерства юстиции Швеции и Финляндии получили из досье на 33 человека, предположительно связанных с РПК и «гюленовской» сети.

Соответствующие запросы уже направлены (со слов Эрдогана, только Швеция пообещала выдать 73 человека), и, если на требования Анкары не последует должной реакции, процесс застопорится снова. Это прямо следует из речи турецкого президента на заключительном заседании мадридского саммита. Как говорится в экранизации известной комедии, «утром стулья (неукоснительное следование положениям Меморандума – авт.) – вечером деньги (положительное решение турецкого парламента)».

Согласно предположениям турецких проправительственных СМИ, в ходе вышеупомянутой встречи «сонный Джо» обещал решить в благоприятном для турецкой стороны ключе вопрос о приостановленных поставках Турции истребителей F-16. В Белом Доме подобную связь отрицают. Скорее всего, ежели такое таковые посулы со стороны «здоровающегося с воздухом» Байдена действительно имели место, то их выполнение может встретить возражения в Конгрессе. Однако в этом случае к реализации сделки её лоббисты могут привлечь третьи страны, готовые, как показывает пример милитаризации киевского режима, на любую рискованную игру. Особый интерес, как известно, здесь у Великобритании, военно-промышленный комплекс которой тесно интегрирован в турецкие перспективные авиационные проекты. По мнению некоторых наблюдателей, расширение военно-технического сотрудничества в рамках Альянса и нивелирование остающихся препон интересует турок уж никак не меньше, нежели гипотетическая выдача с северных краёв нескольких десятков курдских активистов.

Несложно заметить, что внешняя политика Турции в настоящий момент практически полностью определяется стремлением режима Эрдогана максимально укрепить свои позиции в преддверии парламентских и президентских выборах, которые должны состояться через год. Максимально жёсткая запросная позиция и удачно сыгранная партия позволит Эрдогану в очередной раз представить себя сильным лидером, бескомпромиссно отстаивающим интересы страны. И это, пожалуй, основной итог мадридской встречи для «наследников Блистательной Порты» с перспективой очередных захватывающих раундов самозабвенной торговли правом вето на включение Финляндии и Швеции в агрессивный западный альянс.

Андрей Арешев, по материалам: ИнфоШОС

Добавить комментарий