Казахстан был, есть и будет страной племён

20 ноября в Казахстане состоятся внеочередные президентские выборы. В первой половине следующего года будут проведены выборы в органы законодательной власти – мажилис и маслихаты.

Ни президентские, ни парламентские выборы не принесут ни малейшей интриги. Президентом Казахстана будет избран взявший курс на сближение с Западом Касым-Жомарт Токаев, а в законодательных структурах, скорее всего, усилятся представители националистов-русофобов, разбавленные клиентелой западного бизнеса.

21 сентября Токаев выступил с обращением к народу, в котором, в частности говорится:

«Нынешний год стал годом всесторонних преобразований и реального обновления.

По итогам состоявшейся в июне конституционной реформы сформирован оптимальный баланс между ветвями власти.

Государство будет строго придерживаться принципа «сильный Президент – влиятельный Парламент – подотчетное Правительство.

Следующие составы депутатов Мажилиса и маслихатов будут избираться уже по новой смешанной системе – партийным спискам и одномандатным округам.

Создается Конституционный суд, который начнет свою работу с января следующего года.

Институт Уполномоченного по правам человека обрел конституционный статус.

Завершено перераспределение ряда властных полномочий от Президента к Парламенту.

Акимы регионов теперь выбираются на альтернативной основе…»

Это ещё далеко не полный список мечтаний действующего главы республики, он замахнулся на радикальную, не побоюсь этого зловещего слова, «перестройку» казахстанского социума.

На самом деле, этим мечтаниям, цена – грош, то бишь тенге, в базарный день.

Ну как, скажите на милость, сочетаются официально озвученные намерения Ак-Орды построить «Новый Казахстан», то есть цивилизованную демократическую республику с рыночной экономикой с предстоящей амнистией полутора тысяч находящихся под следствием участников январского путча, в ходе которого эти люди намеревались свергнуть законную власть и установить диктатуру джихадистов при общем кураторстве западных спецслужб?

Как сообщает zakon.kz, Генеральная прокуратура подготовила консультативный документ регуляторной политики “Проект Закона Республики Казахстан “Об амнистии”.  По данным ведомства, под амнистию попадают 1520 человек, находящихся в данный момент под следствием или уже осужденных, из которых: на этапе досудебного расследования – 383 подозреваемых по 391 уголовному делу; в производстве суда – 102 подозреваемых на 36 дел.

Уже осуждено 1035 человек, из них 93 отбывают наказание в местах лишения свободы, 930 находятся под пробацией, девять осужденных выполняют общественные работы, троим выписаны штрафы.

Сообщается также, что «основанием для разработки законопроекта стало Послание главы государства народу Казахстана от 1 сентября 2022 года, в котором он поручил провести единоразовую амнистию участников январских событий».

Если Токаев таким образом расширяет свою социальную базу, то он сильно рискует. Амнистированные боевики и их лидеры лишь уверятся в своей безнаказанности и подготовят римейк январского путча, учтя и проработав допущенные ошибки.

Но и это не главное в вычислении перспективных трендов «Нового Казахстана».

Главное – это сохранение и упрочение родоплеменных начал в структурах всех ветвей казахстанской власти.

Ведущий аналитик республики, Президент фонда «Центр социальных и политических исследований “Стратегия”», кандидат социологических наук Гульмира Илеуова в интервью российскому порталу ia-centr.ru рассказала, как в реальности устроен казахстанский социум.

Речь о структурах «локальных элит» или, по выражению Илеуовой, «местных сообществах», состоящих из «лучших людей» региона:

«Нужно понимать – в районах чаще всего есть неформальная структура власти. Но это не обязательно “местное сообщество”. Часто возникают персонажи, занимающие сравнительно невысокие должности в акиматах. В общественных советах они не присутствуют, но могут оказывать элитное и материальное влияние, решать финансово-экономические вопросы.

Это может быть незаметный начальник отдела, или даже замначальника. Сам отдел может быть любым – сельского хозяйства, финансовый, коммунальный и так далее. Чаще всего речь идет о людях, которых не меняли 10-15 лет. Хотя за это время успевают смениться несколько акимов. Такой чиновник сидит на одном месте, повышение ему не нужно. Но вся информация к нему стекается».

Ни на какие высокие посты, по ее словам, лидеры «местного сообщества», а по сути, фронтмены местных родов, не претендуют. Но родам нужно, чтобы «экономические правила игры в регионе не менялись. Это возможно, только если руководитель района будет подчиняться их интересам. При этом… новый аким может что-то изменить, но надолго его запала не хватает».

Илеуова задается вопросом: «Я всегда думаю: если взять дотационный регион, на чем представители местных элит строят свое благополучие? На что покупают дома, машины? Чиновники обычно жалуются на низкие зарплаты, на то, что не могут себе позволить отдохнуть из-за страшной бюрократии. Но при этом у них высокий уровень жизни».

Ответить на этот вопрос не так уже просто. Традиционные для родоплеменных обществ подношения и откаты старейшинам, конечно, имеют место. Но главный ресурс родоплеменных лидеров точно такой же, как и так называемых «неформальных лидеров» Горного Бадахшана, власть в котором реально принадлежит полевым командирам, которые под кураторством британских спецслужб обеспечивают «путь героина» из Афганистана в Европу с транзитом, в том числе и через Казахстан.

Наркотрафик плюс серая экономика, основанная на контрабанде товаров из «мастерской мира» – вот основа могущества местных сообществ Казахстана, которые были, есть и будут реальной властью на местах, какие бы прожекты ни придумывали в Астане, еще недавно звавшейся Нур-Султаном.

Особняком стоят миграционные гетто вокруг казахстанских мегаполисов и «зона племен», то бишь архаичного Младшего Жуза, в Мангистау. Там велико влияние джихадистов (в первом случае) и транснациональных западных корпораций (во втором).

Итак, реальная власть в Казахстане принадлежит и будет принадлежать альянсу традиционалистских родоплеменных сообществ с международным серым и наркобизнесом при общем мудром и незаметном руководстве западных спецслужб, в первую очередь британской внешней разведки МИ-6.

И что бы ни затевал господин Токаев, это будет лишь смена вывески на раздираемой глубокими противоречиями «лавочке» казахстанской власти.

Внешним акторам выгодно дальнейшее погружение Казахстана в традиционализм в худшем варианте, то есть в превращение республики в конгломерат враждующих «местных сообществ».

Если Токаев не понимает, к чему идёт дело – ему же хуже.

Владимир Прохватилов, старший научный сотрудник Академии военных наук

2 мыслей о “Казахстан был, есть и будет страной племён

  1. Казахстан придумали большевики. Всё обустраивали окраины за счет России. Тепрь вот расплачиваемся. На Украине, в Казахстане да и везде во всех бывших. А казахов, вернее их родовые кланы нужно вернуть в из естесственное состояние – пасти скот на пастбищах. Земли Оренбургских и Сибирских казаков забрать Города забрать, промышленные предприятия (построенные Россией) забрать. Ну а они пусть спокойно пасут свой скот и выясняют отношение между собой плётками – как веками делали это раньше.

Добавить комментарий