Зачем американским стратегам Волго-Донской канал?

Интерес американцев к Азово-Черноморскому бассейну и Волго-Донскому каналу вполне понятен. Располагая постоянным военным присутствием в этом регионе, они получили бы возможность проецировать силу на внутренние регионы Южной России вплоть до Западного Казахстана, Туркменистана и Каспийского моря.

Хельсинкский Акт – 1975: юбилей, о котором стесняются вспоминать

Вступивший 45 лет назад в силу Хельсинкский Акт содержал множество «подводных камней», по сути, нивелировавших его суть. К примеру, в документе, вроде бы декларировавшем незыблемость границ в послевоенной Европе и территориальную целостность образующих её государств, не был урегулирован вопрос о послевоенных территориальных спорах в Европе.

Формирование экономической дуги Иран – ЕАЭС – Китай

Одним из наиболее перспективных направлений региональной экономической политики Ираном рассматриваются отношения с ЕАЭС. Ирано-китайское соглашение формирует новую реальность в Евразии. Оно значительно ослабляет американское влияние в регионе и создает новую внеидеологическую политическую среду, которая станет базисом для масштабных экономических проектов.

Россия – Казахстан – Китай: разрешима ли «водная проблема»?

Китайская экспансия в Центральную Азию предполагает также и фактическую экспроприацию водных ресурсов региона. Особенно это касается обширных сопредельных районов Казахстана, граничащего с Китаем на участке протяженностью почти в 1800 км, но также и России (усыхание бассейнов Иртыша и Оби). Несмотря на взаимодействие в рамках ШОС и других объединений, подписи Пекина под какими-либо международно-правовыми документами по трансграничным водным объектам отсутствуют, а вялотекущие переговоры ни к чему не приводят.

Приграничный конфликт Индии и Китая: кому выгодно?

Попытки США втянуть Индию в собственное противостояние с Китаем несут угрозы не только двусторонним отношениям двух наиболее густонаселенных стран мира, но и всей системе безопасности на Евразийском континенте. Ведь китайско-индийские приграничные споры тесно связаны со всем комплексом взаимоотношений в азиатском регионе.

Строительство порта в Лагани и канал «Евразия»: в чьих интересах?

Предполагаемое строительство порта в калмыцкой Лагани предваряет начало реализации проекта по строительству канала «Евразия» между Каспийским и Азовским морем в обход линии Волга – Дон. Сомнительная идея активно проталкивается Китаем и Казахстаном, заинтересованы в ней и в Штатах, где рассматриваются разные пути укрепления собственного влияния в Центральной Азии.

Почему Китай хочет расположить биолабораторию вблизи российских границ?

В Китае до 2026 года будут построены семь биологических лабораторий для работы с самыми опасными патогенами, одна из которых – в районе Харбина близ границы с Россией. Если вирус или иная инфекция стали оружием в геополитической конкуренции, то руководству любой страны следует исходить из известного принципа: в политике имеют значение не намерения, а возможности.

Пакт между КНР и Ираном изменит ситуацию в Евразии

В СМИ попал 18-страничный проект договора между Китаем и Ираном. Как видно из документа, стороны предусматривают беспрецедентно широкий спектр совместных проектов сроком на 25 лет. Переговоры о пакте начались в 2016 году, когда Си Цзиньпин посетил Тегеран и предложил к рассмотрению идею заключения такого соглашения.

Китай vs Америка: кто победит в войне санкций?

Противостояние США и Китая становится доминантой мирового развития. Масла в разгорающийся пожар конфликта США и КНР подливает принятый Дональдом Трампом закон «Об автономии Гонконга». Госдепартамент одобрил продажу Тайваню запчастей к ЗРК Patriot Advanced Capability-3 на сумму $620 млн. Пекин в ответ пригрозил наложить санкции на главного подрядчика этой сделки корпорацию Lockheed Martin. Кто бы ни победил на ноябрьских выборах в США, стратегия Госдепа в отношении Китая не изменится.

США и «уйгурский вопрос» в Китае: реакция Пекина жёсткая, но сдержанная

Подписание в июне Дональдом Трампом закона США о нарушениях прав человека и национальных меньшинств в Синьцзяне демонстрирует растущее вмешательство Вашингтона во внутренние дела Китая. Не предлагая собственного альтернативного проекта для всего мира, Пекин надеется выиграть в рамках текущей глобализации, где его позиции представляются достаточно уязвимыми.