Центральная Азия: Китай и Турция – соперники или партнеры

26 марта министр иностранных дел КНР Ван И встретился в Анкаре с президентом Эрдоганом, ранее публично привившимся китайской вакциной от корононавируса. Стороны констатировали, что двусторонние китайско-турецкие отношения в последние годы вступили в период роста, основанного на взаимной выгоде. Войдет ли взаимная выгода в противоречие с национальными интересами каждой из сторон и когда это может произойти ответить пока сложно.

Наука о смерти – военные биолаборатории США опоясали мир

7 апреля секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев в интервью изданию «Коммерсантъ» обратил внимание на тот факт, что в мире как на дрожжах растут всё новые биолаборатории под контролем США. И в основном – у границ России и КНР. Возможность утечки «смертоносных вирусов и патогенов» в сточные воды в Форт-Детрике была зафиксирована незадолго до вспышки COVID-19, в чём американцы поспешили обвинить Китай.

Соглашение с Ираном и новая роль Китая на Ближнем Востоке

Наиболее значимым событием ближневосточного турне министра иностранных дел Китая Ван И стало подписание 27 марта в Тегеране Соглашения о стратегическом партнёрстве с Ираном сроком на 25 лет. Отсутствие официально опубликованного полного текста соглашения породило в «персидской» части интернета волну слухов и предположений.

Суэцкий канал: бессрочный «магнит» для Китая?

С учётом напряжённости, обусловленной обострившимся американо-китайским соперничеством, различного рода инциденты по линии Суэцкого канала отнюдь не исключены. А значит – вполне вероятно, что проекты-«дублёры», по крайней мере, в Египте, по мере растущей геоэкономической роли этой страны для Поднебесной, могут вновь оказаться востребованными.

«Умка-2021» бросает вызов американской «Голубой Арктике»

26 марта Президент России заслушал доклад Главнокомандующего ВМФ об итогах комплексной арктической экспедиции «Умка-2021». Впервые в истории российского флота отработан ряд операций, включая всплытие из-подо льда трёх атомных ракетоносцев и некоторые другие. Американские партнёры, принявшие доктрину «Голубой Арктики», едва ли будут ограничиваться сугубо наблюдениями за российскими учениями, готовясь перейти к тактике провокаций по линии Севморпути.

О самочувствии доллара после Анкориджа

Подписанное китайским и российским министрами иностранных дел заявление «О некоторых вопросах глобального управления в современных условиях» стало первым программным документом, определяющим новый мировой порядок не по-американски.

Китайско-американская дипломатическая дуэль на Аляске

18-19 марта в Анкоридже (Аляска, США) состоялась первая встреча между госсекретарём Блинкеном и советником Байдена по национальной безопасности Салливаном и высокопоставленными китайскими дипломатами Яном Цзечи, членом Политбюро ЦК КПК, руководителем аппарата Центральной руководящей группы по иностранным делам, и главой МИД КНР Ван И.

Монголия: переговоры с соседями и включение в американские военные программы

С 2015 года продолжаются консультации о формировании зоны свободной торговли (ЗСТ) Монголии и Евразийского союза. Политическая и экономическая конъюнктура способствует издавна апробированному балансированию Улан-Батора между КНР, США и РФ. Политико-экономическое присутствие США и особенно КНР в Монголии увеличивается в последние годы быстрее, чем российское.

Перспективы расширения сотрудничества ОДКБ и ШОС

Новым в отношениях России и Китая, ОДКБ и ШОС становится крепнущее понимание единого пространства безопасности от восточных морей Китая до западной границы ОДКБ. ООН крайне позитивно оценивает контртеррористический элемент сотрудничества организаций и, в частности, ту работу, которую они проводят в Центральной Азии у границ Афганистана, а также их совместные проекты в сфере кибербезопасности.

США и Великобритания раскручивают маховик «геноцида уйгуров» в Китае

В последние месяцы антикитайская пропагандистская волна с выпячиванием «уйгурского вопроса» обрела черты полноформатной враждебной кампании. Обвинения Пекина в «геноциде мусульманского населения» – часть более широкой кампании давления, в разработке которой принимает участие Атлантический совет, а также широкая сеть «неправительственных организаций и глобальных медиа.