ОДКБ стремится унифицировать борьбу с терроризмом

Секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев 23 января встретился с новым генсеком ОДКБ Станиславом Засем (представляющим в организации Белоруссию). По данным пресс-службы СБ РФ, на встрече был рассмотрен «вопрос о формировании единого списка организаций, признанных террористическими в государствах-членах ОДКБ». Это очень важный и крайне насущный с точки зрения безопасности и подходов к борьбе с терроризмом вопрос. Ответ на него способен решить такую проблему, как наличие запрета на деятельность той или иной организации в одной из стран ОДКБ, в то время как в другой она разрешена.

Примечательно, что решение сформировать единый список террористических организаций и разработать так называемый модельный закон для стран ОДКБ об информационном противодействии терроризму и экстремизму парламентарии из России, Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и Таджикистана приняли еще в конце октября 2018 года на состоявшемся в Москве заседании Совета Парламентской ассамблеи Организации Договора о коллективной безопасности.

Однако этот список до сих пор все еще не сформирован. А это чревато в том числе расползанием заразы исламизма, которую разносят структуры, порой не запрещенные как раз в тех республиках, где их деятельность представляет наибольшую угрозу. Например, имеющее штаб-квартиру в Пакистане т. н. международное движение «Джамаат таблиги»* (или «Таблиги жамаат») в Российской Федерации запрещено, а в Киргизии нет. Что, разумеется, не делает эту структуру менее опасной и для россиян, и для кигризов.

Достаточно сказать, что «Джамаат таблиги» пытается работать с мусульманским населением постсоветского пространства, и прежде всего с крымскими татарами (по меньшей мере с 2008 года), в сходном ключе с террористической организацией (не признанной таковой на территории Украины) «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»* (т. н. «Исламская партия освобождения»). Последняя обосновывает необходимость насильственного свержения «притесняющих мусульман» режимов экстремистской организацией «Ат-Такфир Валь-Хиджара», поддерживаемой американцами религиозной сектой пантюркистов «Нурджулар», деятельность которой запрещена в Турции за стремление заменить светский строй шариатом и т. д.

На сегодняшний день все постсоветские государства, входящие в Организацию Договора о коллективной безопасности, сталкиваются с общими и схожими проблемами в сферах обеспечения безопасности, борьбы с терроризмом и экстремизмом. Актуальность этих вопросов подтверждается текущей ситуацией вблизи границ ОДКБ – речь в первую очередь о республиках Средней Азии.

Стоит напомнить, что выходцы из этого региона, а также с российского Кавказа по меньшей мере с середины минувшего десятилетия все чаще и плотнее занимают ключевые должности в руководстве крайне экстремистских структур типа ИГИЛ, ранее занимавшиеся только арабами. Уже в начале 2010-х гг. в Красноярском и Пермском краях, Республике Марий Эл и Тюменской области России задерживали и экстрадировали в Узбекистан боевиков такой международной террористической организации как «Исламское движение Узбекистана»* (ИДУ), тесно связанной с ориентирующейся на Афганистан т. н. Объединенной таджикской оппозицией. При этом основные базы ИДУ расположены в Тавильдаринской и Гармской зонах Таджикистана и на территориях на севере Афганистана, что отмечается экспертами и почему-то отрицается таджикским руководством, не спешащим, как и их киргизские коллеги, формировать единый для стран ОДКБ список террористических организаций.

А тем временем менее полугода назад в составляемый силами экспертов ООН рейтинг самых влиятельных боевиков-исламистов планеты вошли таджик, киргиз и узбек. Таджик Убайдулло Мурадолуоглы, известный под кличкой Абу Юсуф, возглавляет крупнейшую группу, образовавшуюся после раскола джихадистского батальона «Хатиба Имам аль-Бухари». Две группы поменьше возглавляют гражданин Киргизии Алишер Тажибаев и некто Сулейманов из Узбекистана.

Как следует из доклада специалистов Организации объединенных наций, т. н. «Исламское государство Хорасан» (филиал террористической организации ИГИЛ), воюющее в Афганистане, располагает примерно двумя сотнями боевиков из Средней Азии под предводительством гражданина Таджикистана Сайвали Шафиева. Последний, известный под кличкой Мавлавия, входит в руководство группировки и действует в провинции Нангархар на востоке Афганистана у пакистанской границы.

В Сирии воюет «Группа исламского джихада», которая находится под полным контролем коалиции группировок «Хайат Тахрир аш-Шам». В группу входят от 30 до 40 этнических узбеков и некоторое количество турок. Граждане Узбекистана прибыли в Сирию через Афганистан. Наиболее боеспособной, хорошо вооруженной и финансируемой узбекской группировкой в Сирии считается «Катибата ат-Тавхид валь-Джихад», она насчитывает до 500 боевиков. Они действуют в сирийских провинциях Хама, Идлиб и Латакия.

По данным специалистов ООН, из Таджикистана к террористам в Сирии и Ираке присоединились примерно 1500 боевиков, из них сейчас живы около 600, их лидеромсчитается Гулмурод Халимов, бывший «министр войны» ИГИЛ, базирующийся в Идлибе на северо-западе Сирии. На севере Афганистана, в провинции Бадахшан действуют несколько центральноазиатских групп, связанных с «Аль-Каидой», в том числе около 50 боевиков, связанных с группировкой «Хатиба Имам аль-Бухари», до 100 – с «Исламским движением Узбекистана» и около 50 – с «Исламской группой джихада». Группировка «Джамаат Ансарулла», которую возглавляет Аслиддин Давлатов, насчитывает до 30 таджиков. В целом в Афганистане воюют около сотни таджиков. Все эти группировки действуют при содействии «Талибана» преимущественно как инструкторы и специалисты по взрывчатке…

Сегодня исламисты активно вербуют уроженцев Средней Азии на их родных языках с помощью интернета, провоцируя выезд в зоны конфликта, сбор денег и организацию «спящих» ячеек на постсоветском пространстве. А тем временем в некоторых странах-участницах ОДКБ даже не предусмотрены нормы, на основании которых та или иная организация этих исламистов признаётся террористической. А без этого организация, признанная террористической в одной из стран организации, не может быть включена в единый список террористических организаций в рамках ОДКБ.

В данном контексте заявление по итогам встречи секретаря Совета безопасности РФ Николая Патрушева и нового генсека ОДКБ Станислава Зася о формировании единого списка организаций, признанных террористическими в государствах-членах ОДКБ, приобретает особое значение. Оно свидетельствует о важности этой работы для обеспечения коллективной безопасности наших стран. С одной стороны, это позволяет надеяться на то, что уже вскоре спецслужбы государств – членов ОДКБ получат возможность вывести свое взаимодействие в части борьбы с терроризмом на новый уровень. С другой стороны, что наконец будут ликвидированы законодательные пробелы, когда организация, признанная террористической в одной из стран ОДКБ, в другой может существовать вполне легально.

Сергей Борисов, по материалам: Ритм Евразии

* запрещённые в России организации

Добавить комментарий