Сирия: переговоры в Астане и террористы под «звёздно-полосатыми» и турецкими флагами

21 – 22 декабря в столице Казахстана состоялся 17-й раунд консультаций по Сирии, стартовавших в январе 2017 года при посредничестве Москвы, Тегерана и Анкары. Напомним, «альтернативной» площадкой являются женевские переговоры под эгидой ООН, разочарование ходом которых является неоспоримым политико-дипломатическим фактом (что ещё раз подтвердила «техническая» встреча в октябре).

Российскую делегацию в Нур-Султане возглавил специальный представитель президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев, турецкую делегацию – генеральный директор МИД по Сирии Сельчук Юнал, иранскую делегацию – старший советник министра иностранных дел по политическим вопросам Али Асгар Хаджи. Власти Дамаска представлял заместитель министра иностранных дел САР Айман Сусан, оппозицию – Ахмед Тома. Посланцы ООН, включая спецпосланника Гейра Педерсена, приняли участие в заседании Рабочей группы по освобождению задержанных / похищенных, передаче тел погибших и идентификации пропавших без вести.

По итогам встречи государства – гаранты (Турция, Россия и Иран) в очередной раз выразили твёрдую приверженность суверенитету, независимости, единству и территориальной целостности Сирии. Признанные Советом Безопасности ООН таковыми террористические группы необходимо ликвидировать, а спокойствие «на земле» путём полного выполнения всех имеющихся соглашений по Идлибу – поддерживать. Как и прежде, отвергаются сепаратистские поползновения к востоку от Евфрата и продолжающиеся атаки со стороны Израиля. В интервью RT министр иностранных дел РФ Сергей Лавров вновь дал понять, что сирийским курдам необходимо (и Москва готова им в этом помочь) наладить диалог с Дамаском с учётом того, что рано или поздно американцы покинут Сирию. Очередную, 18-ю встречу планируется провести в первой половине 2022 года в Нур-Султане с учетом санитарно-эпидемиологической обстановки, а как только позволят условия – состоится и встреча президентов России, Ирана и Турции в Тегеране.

В интервью «Коммерсанту» Александр Лаврентьев отметил «достаточно весомые» промежуточные итоги процесса национального примирения: «12 тыс. человек примирившихся на юге в Дера`а и 10 тыс. – в Дейр-эз-Зоре». Как и следовало ожидать, примирение на юге Сирии не оказалось долгосрочным «по одной простой причине: резкое ухудшение социально-экономической ситуации благодаря нашему «другу» господину Джеймсу Джеффри. Политика “максимального давления на Сирию” – это его детище, которое подразумевало, в том числе, в определенной степени дестабилизацию ситуации в Ливане и Ираке».

По оценке А. Лаврентьева, после ухода Дж. Джефри и компании «представители американской администрации более адекватны», и «мы рассчитываем на то, что всё-таки произойдет определенная корректировка, она даже уже произошла». «Политика максимального давления» на Дамаск признана нынешней администрацией США контрпродуктивной. Участники недавнего заседания «малой группы» по Сирии (Великобритания, Германия, Египет, Иордания, Саудовская Аравия, США, Франция) заявляют о нормализации ситуации в Сирии через гуманитарную поддержку. Звучит великолепно, «если бы только это можно было действительно реализовать, а не просто прикрываться фразой для оправдания трансграничных гуманитарных поставок».

По словам дипломата, «удалось нащупать тот вариант, который позволит продвинуть вперёд процесс конституционной реформы и организации седьмой сессии Конституционного комитета в Женеве. Я думаю, нам это удастся. Для этого предпосылки есть. И у господина Педерсена, который был недавно в Дамаске и проехал по многим странам, достаточно обнадеживающие ожидания». Ссылаясь на источник в Женеве, издание утверждает, что речь может идти о письменных комментариях сторон о том, что именно им не нравится в предложениях оппонентов и как это можно было бы изменить.

Можно сделать вывод, что в Москве не рассматривают «женевскую» переговорную площадку в качестве альтернативы «астанинскому» переговорному формату. По утверждению военно-дипломатического источника «Коммерсанта», Вашингтон планирует закрепить свое влияние на востоке Сирии «путём консолидации действующих там разрозненных отрядов оппозиции в единую структуру», в состав которой планируется «включить также боевиков [запрещённой в России группировки] ИГ. Спецслужбы США ведут переговоры о таком сотрудничестве с полевыми командирами ИГ, действующими вдоль трассы Пальмира – Сухна в районе Сирийской пустыни. Им предлагается военная помощь в обмен на вывод из состава своих отрядов джихадистов-иностранцев и последующую переправку их в Ирак».

Уход американцев из Сирии позволил бы гораздо эффективнее решить многие проблемы в этой стране, уверен А. Лаврентьев:

«Мы убеждены, что очень большое количество существующих проблем не только на юге Сирии, но и в Заевфратье могут быть решены за счет ухода американцев с этих территорий. В наших контактах с американцами мы доводим до них нашу озабоченность и предлагаем им решение вопроса».

При этом Москва не будет отказываться от борьбы с террористами в Сирии: количество смертоносных атак «сейчас на территории Заевфратья, очень большое, практически на ежедневной основе. Когда читаешь сводки, которые приходят с полей… Погибают от двух до десяти курдов почти каждый день в результате терактов. То же самое мы фиксируем в последнее время и на юге страны. Кстати, в той части, которую контролирует сирийское правительство, – Хаме, Хомсе, Алеппо – этих терактов гораздо меньше».

Что касается Турции, то ей предложена «помощь в решении задач в идлибской зоне деэскалации по борьбе с террористами, и вопрос сейчас находится на рассмотрении турецкой стороны». Между тем, финансово-экономическая нестабильность в Турции, сопровождаемая скачками курса лиры, подогревает как соперничество вооружённых группировок на оккупированной части страны, так и недовольство гражданского населения. Беспорядки угрожают охватить Эль-Баб, Джараблус, Азаз, Африн, Тель-Абьяд, Рас-эль-Айн, а также «Большой Идлиб», контролируемый боевиками запрещённой в России группировки «Хайат Тахрир аш-Шам». Выплачиваемая в лирах ежемесячная «зарплата» террористов значительно потеряла в покупательной способности. Отказ (по крайней мере, на настоящий момент) Анкары от очередного вторжения пока что перечеркнул планы обретения военных трофеев и грабежа новых оккупированных территорий. Показателен пример Африна, где орудует некто Мохаммед Джассем («Абу Амша»), главарь «бригады султана Сулеймана Шаха», боевиков которой турецкие спецслужбы перебрасывали в Ливию и в Нагорный Карабах, уже давно обвиняемый в многочисленных военных и иных преступлениях. Некоторое время назад к этим обвинениям присоединились некоторые его подельники, что вынудило командира созданного турками «объединенного оперативного штаба» боевиков 20 декабря заявить, что оппозиционные силы несут «большую ответственность, чтобы спасти [сирийскую] революцию от зла преступников и грабителей». «Послужной список» «Ахрар аш-Шаркии», «бригады Султана Мурада», «дивизии Хамзы», «Файлак аш-Шам» и «Джабхат аш-Шамия» выглядит не менее впечатляющим. Не всё ладно и в рядах «ХТШ», которую покидают многие лица, связанные с так называемым «правительством спасения». Один из них, некто Махмуд Аднан Аджадж, обвинил небезызвестного аль-Джуляни в убийствах несогласных, коих якобы оказалось куда больше, нежели сторонников «режима Асада». Не исключено, что процесс «разброда и шатания» среди боевиков продолжится и далее, усиливая хаос и преступность в регионе в условиях резко осложнившейся социально-экономической ситуации.

Тренировка протурецких боевиков предположительно на западе провинции Алеппо

* * *

Согласно подсчётам лондонской «Обсерватории по правам человека», в уходящем 2021 году вооружённый конфликт в Сирии унёс жизни 3746 человек (в том числе 1505 гражданских лиц, среди которых 360 детей, а также 600 военнослужащих сирийской армии и более 300 «проправительственных» ополченцев). Это значительно меньше, чем в 2020 году, когда число жертв длящегося с 2011 года конфликта (6800 человек) в войне десятилетней давности также было самым низким. В 2019 году погибло более 10 тысяч человек, в то время как в 2014 году (перед началом российской военной операции в Сирии) было зарегистрировано 70 000 погибших, что является самым высоким ежегодным числом жертв войны. В 2021 году «обсерватория» зафиксировала гибель, в общей сложности, около тысячи боевиков террористических и иных «оппозиционных» вооружённых группировок, а также 158 бойцов «СДС». Это также меньше, чем в предшествующие годы по причине снижения интенсивности боев в Идлибе и в других районах.

Авиация ВКС России на аэродроме в Камышлы

В любом случае, как заявил министр обороны РФ Сергей Шойгу, «российская группировка войск остаётся основным гарантом сохранения мира в Сирии». Можно с уверенностью предсказать сохранение этого статус-кво на длительную перспективу, равно как и дальнейшую экономическую стагнацию, усугубляемую масштабным экологическим кризисом в регионе. Параллельно некоторым тревожным тенденциям в российско-сирийских контактах в их текущей повседневности за рамками официальных переговоров, появляется всё больше свидетельств укрепляющихся позиций Ирана, делающего ставку на военно-политическое, экономическое и гуманитарное присутствие в Сирии. Согласно заявлению руководителей российского и сирийского офисов по координации возвращения беженцев Михаила Мизинцева и Хусейна Махлюфа, «беспрецедентное санкционное давление со стороны США и их европейских союзников, а также незаконное размещение иностранных военных подразделений на территории Сирии оказывают негативное влияние на социальную, экономическую и гуманитарную ситуацию в стране». Имеются веские доказательства планов Запада по поддержке террористических анклавов, что предполагает продолжение противостояния, пусть и в вялотекущей форме. Наконец, вероятные попытки реанимировать турецко – саудовско – катарский альянс с целью укрепить «оппозицию» и вынудить «Путина отступить от своих максималистских требований и согласится на переговоры по решению проблемы прекращения войны, даже если это повлечет за собой смещение Асада» будут и далее требовать от Москвы упреждающего военно-дипломатического реагирования.

Андрей Арешев

Добавить комментарий