Антисанкционный опыт Ирана – возможности или пустышка для России?

Санкционное давление на Россию, по всей видимости, уже достигло своего апогея. Шестой пакет санкций ЕС, а также продолжающиеся приниматься отдельные санкционное меры со стороны США и их союзников затронули практически все сферы экономики России, но так и не смогли добиться официально поставленных перед ними задач. Более того, ограничения нанесли серьезный удар, разумеется, вопреки их желанию, и по странам Евросоюза, которые сегодня оказались в весьма затруднительном положении.

Политически Брюссель не может остановить свое давление на Москву из-за позиции Вашингтона. Экономически – дальнейшее ужесточение антироссийских санкций грозит масштабной рецессией европейской экономики, проблемами в энергетической сфере и, соответственно, повсеместной социальной напряженностью. Поэтому и запланированное принятие седьмого пакета ЕС сегодня видится не более чем данью сложившейся на международной арене ситуации, где главенствует русофобская позиция США и их сателлитов. При этом новые ограничения вряд ли способны навредить РФ больше, чем было сделано к настоящему моменту.

Вместе с тем это не означает, что Москве нет необходимости искать выход из сложившейся ситуации, опираясь в том числе и на опыт стран, которые уже не первый год находятся под западными санкциями. В первую очередь речь идет об Иране, с которым у России сохраняются самые дружественные отношения на протяжении последних десятилетий. Не случайно на прошедшей еще 23 июня встрече с главой российского МИД Сергеем Лавровым президент этой страны Ибрагим Раиси назвал продолжающиеся консультации между Москвой и Тегераном признаком «серьезной воли двух стран к открытию новой эпохи выгодного стратегического сотрудничества, в том числе и в экономической сфере». По его словам, «укрепление сотрудничества и координации является эффективным способом противодействия экономическим санкциям США и односторонним действиям против независимых стран».

Известно, что к лету нынешнего года против России было введено свыше 10,5 тыс. санкционных мер, что является абсолютным рекордом в мире. До этого именно Иран был рекордсменом – на него было наложено более 3,6 тыс. ограничений, которые должны были разрушить экономику Исламской Республики и вынудить ее пойти на уступки США и их союзникам. Однако, находясь под санкциями свыше 40 лет, Тегеран сумел не только выстоять, но и продолжить довольно успешно развиваться. Особые успехи он продемонстрировал в последние пять лет, что было связано в том числе с подписанием при непосредственном участии России в 2015 году «ядерной сделки», в результате чего страна  поднялась на 28 позиций в рейтинге ООН по уровню жизни.

Для Москвы подобный пример борьбы с Западом не может не рассматриваться в качестве одного из вариантов преодоления вызванных нынешним санкционным давлением трудностей. При этом следует помнить, что, несмотря на некоторую схожесть экономик двух стран, что связано с их серьезной ориентацией на экспорт энергоносителей, они имеют существенные отличия, как различается и набор санкций, которые были введены против России и Ирана.

 В первую очередь следует помнить не только о количестве ограничений, но и о том, с какой скоростью и в каких условиях они вводились. В отличие от России, против которой рестрикции были введены практически мгновенно, санкции на Иран накладывались постепенно, отрезая страну от международного рынка на протяжении десятилетий. Кроме того, РФ имеет куда более развитую технологичную промышленность, чем та, которая была и существует в Исламской Республике. К тому же вся российская экономика уже давно стала частью мировой, и от нее напрямую зависит множество процессов в самых различных уголках планеты – от производства продуктов питания до полетов в космос. Иран таким похвастаться никогда не мог, за исключением поставок нефти.

Немаловажным отличием является и наличие в РФ современных информационных технологий, существенная часть которых является отечественными разработками. Это в определенной мере позволяет стране смотреть в будущее данной отрасли с   оптимизмом. Более того, Россия готовилась к противостоянию с Западом последние годы и прошла довольно серьезный путь, сумев создать определенный задел в авиации, металлургии, высоких технологиях, финансах и пр. Это не означает, что проблем в данных отраслях   нет, однако их решение зависит в первую очередь от политической воли руководства страны, а не столько от геополитической конъюнктуры.

Даже российский вопрос с поставками энергоресурсов выглядит во многом не похожим на иранский, так как запрет на покупку нефти из этой ближневосточной страны является полным, в отличие от ситуации с Россией. Отказаться от российских газа и нефти, как и от ряда редкоземельных металлов, а также зерна ни страны ЕС, ни даже США сегодня не могут в принципе. Все это, а также обратный эффект от антироссийских санкций в виде небывалого роста мировых цен на природные ископаемые, позволяет России сохранять большинство сфер своей экономики в работоспособном состоянии, сдерживать инфляцию и искать оптимальные, а не экстренные меры против последствий западного давления.

В то же время определённый опыт Ирана в преодолении санкций может быть Россией использован. В первую очередь речь идет о поставках на экспорт энергоносителей. В свое время Тегеран сумел наладить продажу своей нефти в обход санкций за счет ряда хитроумных схем. Например, танкеры без опознавательных знаков выходят в море, где-либо перемешивают нефть с разрешенной, либо перекачивают ее на суда других стран и попросту экспортируют в дальнейшем от их имени. Кроме того, черное золото периодически отправляется в страны, не вводившие санкции, например Ирак, откуда оно идет уже на мировой рынок. К настоящему моменту все эти схемы уже используются Россией, о чем свидетельствуют данные статистики. В частности, еще весной около 40% поставок российской нефти танкерами отправлялись с пометкой «пункт назначения неизвестен». К июлю доходы России от нефтяного экспорта и вовсе увеличились, превысив $20 млрд, несмотря на снижение физических объемов.

В то же время ухищрения с нефтью – далеко не всё, что может посоветовать Тегеран Москве, особенно если помнить, что еще в апреле иранские власти предложили РФ конкретные шаги для противостояния американским санкциям и «сотрудничеству в нынешних условиях». В частности, России могут быть интересны опыт и помощь Исламской Республики в области импортозамещения и параллельного импорта. Сегодня в Иране можно купить практически любые иностранные товары, даже несмотря на то, что они в эту страну официально не поставляются. Схемы здесь довольно простые и связаны с действиями посредников из других стран. Именно Иран может посодействовать более активному сотрудничеству уже проверенных посреднических структур, в частности из Пакистана, ОАЭ или Турции, с российскими компаниями.

Кроме того, не лишним будет и опыт формирования системы импортозамещения, которым Иран занимается уже не одно десятилетие. В данном случае вопрос идет скорее не столько о налаживании технологических цепочек и разработке собственных технологий, сколько о формах административного решения данного вопроса и рационального использования природных ресурсов. Особенно в сфере автопроизводства, где Иран на базе оставленных западноевропейскими производителями предприятий наладил собственный выпуск автомобилей.

Не менее интересным может стать и опыт использования бартера, который Иран активно использует не первый год. Например, в 2020 году Тегеран заключил соглашение с Шри-Ланкой по обмену нефти на чай, который не входит в перечень санкционных товаров. Правда, распространенный на Ближнем Востоке и Азии так называемый принцип «хавала», который предполагает сделку без реальной оплаты на условиях полного доверия между сторонами, пока вряд ли может быть применен Россией, которая более встроена в западную модель экономического развития, основанной на договорных отношениях и безоговорочной оплате. Однако это не означает, что в случае с Ираном или иными дружественными странами подобный вариант не может быть рассмотрен. Это подтверждает и тот факт, что Москва и Тегеран уже подписали бартерные соглашения, по которым Иран в обмен на сталь сможет поставлять в РФ автозапчасти и газовые турбины. Более того, не исключено, что посредниками в бартерных отношениях в будущем могут вступить именно иранские брокеры, которые уже зарекомендовали себя в подобных сделках ранее.

Все это, а также многое другое и делает Иран крайне ценным союзником России в нынешней ситуации. Не случайно интерес к этой стране за последние месяцы у российского бизнеса вырос в разы. Для предпринимателей из РФ важно своими глазами увидеть то, как можно работать и продолжать развиваться под санкционным давлением. Более того, именно иранские партнеры могут предложить россиянам новые, особо не афишируемые схемы обхода западных ограничений.

Это означает, что отношения между двумя странами в любом случае выйдут на новый уровень, как бы этому ни противились США и их союзники. Последствия этого для стран Запада, привыкших к однополярному миру и гегемонии, в том числе и на Ближнем Востоке, вряд ли будут утешительными. В то же время у России помимо внутреннего развития за счет связей со странами региона вполне может появиться шанс на расширение здесь своих позиций.

В контексте сказанного выше с особым интересом ожидается визит Владимира Путина в Иран на предстоящей неделе.

Азиз Абдраимов, по материалам: Ритм Евразии

Добавить комментарий