Подрыв экономики СССР в 1990-1991 гг.: как это было

Валентин Павлов

Валентин Сергеевич Павлов, которому в сентябре текущего года исполнилось бы 85 лет, принадлежал к молодым реформаторам «косыгинской» школы, талант которых в зрелые годы был задушен коварной, как оказалось «перестройкой». Павловские реформы могли бы стать последним шансом спасения Советского Союза, однако они задохнулись в чаду и угаре политических интриг и предательства. Об этом – интервью с бывшим членом редколлегии «Правды», бывшим помощником членом Политбюро, секретаря ЦК КПСС Н.Н. Слюнькова Владимиром Сергеевичем Глаголевым.

И. Латунский. Почему Горбачёв все же остановил свой выбор на Павлове В.С.?

В. Глаголев.  Это действительно интересный вопрос. Парадоксальность выбора, по моему мнению, объясняется следующими причинами. Начнём по порядку. Премьерство В.С.  Павлова пришлось на пору так называемого «противостояния» Горбачева и Ельцина. В близком к Горбачеву экономическом окружении преобладали «теоретики» рынка, академики Станислав Шаталин, Олег Богомолов, Татьяна Заславская, Николай Петраков, Леонид Абалкин, Абел Аганбегян и их международное крыло – академики Георгий Арбатов, Евгений Примаков и др. Он прислушивался к их мнению и позицию которых во многом разделял. Правда в реальной экономике, я имею в виду гигантские масштабы нашего народного хозяйства и органы им управляющие, почти никто из этих академиков не работал. Л.И. Абалкин стал заместителем Председателя Совмина СССР с должности директора Института экономики АН СССР.

К Ельцину же тяготели такие «рыночники» экономисты и юристы, как блистательный демагог Анатолий Собчак, нечистый на руку декан экономического факультета МГУ, профессор Гавриил Попов, на «всё способный» журналист Егор Гайдар с группой, получившей в последствии название «чикагские мальчики», никчемный преподаватель из Свердловска Геннадий Бурбулис, плутоватый Сергей Шахрай. Отличительной чертой этой группы было хорошее владение английским языком, особенно у «чикагских мальчиков» (Разумеется, кроме самого Ельцина, и, по всей вероятности, Бурбулиса).

Объединяло же эти две, как бы противоположные, группировки то, что одни сознательно, другие, может быть бессознательно, находились «под крышей» члена Политбюро, секретаря ЦК КПСС, американского агента влияния Яковлева.

В.С. Павлов был вне этих групп. Он был, конечно, товарником, рыночником, т.е.  практиком. Он шёл своим путем, а точнее прерванным путем А.Н. Косыгина. Осознав, что «теория зрелого, развитого социализма» и превращение СССР в «общенародное» государство не соответствует действительности (вспомним высказывания И.В. Сталина о классовой борьбе и Ю.В. Андропова о том, что нам надо разобраться, в каком обществе мы живём) В.С. Павлов стал сторонником хозрасчётной экономики – или, строго говоря, сторонником госкапитализма, который, по словам В.И. Ленина, есть три четверти социализма. Элементы госкапитализма, такие как промысловая кооперация, частные подворья и т.п. сохранялись при И.В. Сталине и были ликвидированы бывшим троцкистом Хрущёвым, который торжественно провозгласил, что советские люди будут жить при коммунизме в 1980 году. Хотя Валентин Сергеевич об этом нигде открыто не говорил и взгляды свои не афишировал, Горбачёв, как, впрочем, и Ельцин, считали, что он за «свободный рынок».  Это, во-первых. Во-вторых, я назвал бы В.С. Павлова «спецом». Он не проходил так называемую, «школу партийного аппарата», которую хорошо знал и лично прошёл Горбачёв. Валентин Сергеевич был как бы вне партийных интриг и разборок, прошел путь профессионального экономиста – финансиста от налогового инспектора до Министра финансов СССР. В.С. Павлов принадлежал к немногочисленной группе государственных деятелей, кто выделялся оригинальным и самостоятельным мышлением, собственным видением финансово-экономических проблем, стоящих перед страной. По его мнению, именно денежно-финансовая сфера должна была дать начальный импульс рыночным реформам. Он был убеждён, что финансы, кредиты и деньги являются здесь коренными.

Что касается Горбачёва. Предатель – он и есть предатель. Я не верю его заявлениям, будто он «сознательно» шёл на экономический и политический слом социалистической системы. Как всегда лжёт. Будучи, как я уже говорил, профессиональным партийным карьеристом, интригуя и угодничая, он добрался до самой вершины КПСС – возглавил её и государство. Но в силу ограниченных интеллектуальных способностей и кругозора не смог совладать с управлением огромной и разномастной страной, заметался и в конечном итоге растерялся. К тому же в затылок ему тяжело сопел такой же  тщеславный и властолюбивый Ельцин. Так, что об «осмысленном» сломе строя – рассуждения для профанов. Осмысленно его подрывали другие, «смотрящим» которых был  Яковлев, а Горбачёв, постоянно интригуя, перешёл Рубикон – стал предавать сначала товарищей по партии, а закончил великим государством. Прав был прокурор В.И. Илюхин, когда возбудил против Горбачёва уголовное дело об измене Родине. В.С. Павлов называл  Горбачева Иудой.

И. Латунский.  Хорошо. Что конкретно предлагал и делал В.С. Павлов для реформирования советской экономики?

В. Глаголев.  В.С. Павлову был чужд узколоббистский отраслевой подход, который в годы «перестройки» набрал силу, буквально раздирал народное хозяйство на части. Сводить концы с концами становилось все труднее. Котёл социального напряжения постепенно нагревался. Валентин Сергеевич, как я уже отмечал, был реалистом и прагматиком. Он признавал объективность многоукладности советской экономики. Когда В.С. Павлов был членом коллегии Госплана, начальником сводного отдела финансов, себестоимости и цен, он выступал за то, чтобы конституционно ввести понятие частной собственности, считая, что формы собственности и рыночные отношения тесно связаны. Но частная собственность должна расширяться параллельно государственной, дополнять ее. Это в полной мере относилось и к аграрной сфере, земельной реформе. Едва ли приходилось сомневаться в том, что частный сектор займет свои позиции в торговле, в сфере услуг, легкой промышленности, ресурсосберегающих отраслях, связанных с научно-техническим прогрессом. Так видел В.С. Павлов введение частной собственности и предпринимательства. Он ратовал за регулируемый социально ориентированный рынок. Путь к такому рынку лежал через реформу ценообразования. Эта реформа могла не только укрепить экономику, но и создать новые стимулы к труду, ускорить развитие частного сектора. К сожалению, первые попытки ценовой реформы окончились неудачей. Обо всех трудностях и перипетиях ее проведения В.С. Павлов подробно поведал в книге «Упущен ли шанс? Финансовый ключ к рынку».

И. Латунский.  И когда Горбачев, Ельцин и агент американского влияния Яковлев поняли, что В.С. Павлов не за «их рынок»?

В. Глаголев. Давая согласие стать премьер-министром, В.С. Павлов знал, на какой шаг решается. Для оздоровления экономики и ее структурной перестройки он стал сразу же предлагать реформу ценообразования, обмен денег и другие  не очень популярные в то время мероприятия. И здесь, почувствовав серьезность намерений премьер-министра и его команды, подконтрольные Яковлеву средства массовой информации и телевидение, провоцируемые литераторами и публицистами от экономики, устроили вокруг них свистопляску и вакханалию. Трудности в одно мгновение перестали быть объективными. Взамен «простой» и главное быстрый путь улучшения жизни – ультимативное требование «смены власти». Не надо никаких доказательств, важно создать иллюзию возможности быстрого экономического роста без особых затрат. Вовсю развертывается кампания о плохом хозяйствовании, приверженности командно-административным методам управления, нарушении экологии, недостаточной заботе о людях, пайках и привилегиях, и т.п. Павлов В.С. и его министры, отвлекаясь от первоочередных и насущных задач, вынуждены втягиваться в бесплодные дискуссии и отбиваться. Шквал нападок и психологического террора нарастал. Помощи от (исчезающего – Прим. ред.) партийного аппарата никакой. Горбачев, как обычно интригуя, начал подыскивать ему замену.

Очередь за хлебом, начало 1990-х гг.

И. Латунский. Что делал В.С. Павлов, чтобы спасти Советский Союз от развала?

В. Глаголев. Принятие 12 июня 1990 года Верховным Советом РСФСР Декларации о независимости, верховенстве республиканских законов над законами Союза, постановление о собственной финансово-кредитной и налоговой системах взорвало основу экономической власти Правительства СССР. Расчленение единой кредитно-финансовой системы, против которого решительно боролся В.С. Павлов, состоялось. Зелёный свет для гибели Советского Союза был открыт. Став премьером по согласованию с большинством республик Павлов, всё-таки, надеялся предотвратить его распад. Государство ещё существовало. И его можно было спасти, употребив законную власть, прежде всего в финансовой сфере. Постановление Верховного Совета РСФСР было сработано достаточно грамотно и дипломатично. Его введение намечалось на 1 января 1991 года, иначе  начались бы грубые нарушения уже утвержденного союзного бюджета на  1990 год. Единая кредитно-финансовая система СССР де-факто ещё существовала. В.С. Павлов рассчитывал, используя авторитет союзного премьера, снова разъяснить опасность ситуации, подключить к обсуждению этого вопроса другие республики. И, наконец, у него давно был разработан комплекс денежно-финансовых мер, включая реформу ценообразования и обмена денег. Однако, оперативность правительственных решений из-за всевозможных согласований с республиками заметно снизилась. Их принятие подчас парализовалось. После же инициирования Ельциным забастовочного движения шахтёров, кстати, которое шло при поддержке американских профсоюзов, призывов переходить под юрисдикцию России всем предприятиям и организациям, находящимся на ее территории, заставили Кабинет Министров СССР и его главу вместо реформ заниматься пожарным спасением экономики от полного краха, а население от голода. Доклад В.С. Павлова о кризисном положении в народном хозяйстве не увидел свет.

Пример агитационных листовок, синхронно призывавших граждан УССР (слева) и РСФСР бороться за распад СССР

И тут, на политической сцене появляется проект Договора о Союзе суверенных государств. 10 августа В.С. Павлов направляет Горбачеву письмо о необходимости собрать союзную делегацию для обсуждения проекта. 17 августа Президиум Кабинета министров СССР посчитал, что республики по отдельности не готовы к исключению из сферы ведения Союза полномочий по координации и объединению их совместных усилий. Горбачев пообещал В.С. Павлову встретиться и обсудить все замечания. Этот день, 17 августа, по материалам следствия, и стало отправным пунктом в обвинении В.С. Павлова в разработке плана захвата власти в стране.

И. Латунский. И здесь мы подошли к вопросу о ГКЧП. Какую роль в нем играл Павлов?

В. Глаголев.  Роль премьер-министра. Как мне рассказывал сам Валентин Сергеевич, на заседании ГКЧП ему было поручено встретить в аэропорту Ельцина, возвращающегося после визита в Казахстан. Уведомить о времени его прилета Павлова должен был Председатель КГБ В.А. Крючков. До полуночи, как говорил Валентин Сергеевич, я ждал звонка, потом решил позвонить сам. И услышал, что Ельцин прилетел, и уже на даче. Тогда Павлов обложил Крючкова семиэтажным матом, поняв, что это конец. Павлов получил тяжелый гипертонический криз, но на следующий день всё же с трудом вышел на работу, и по мнению (на следствии) Генпрокурора РСФСР Степанкова и его заместителя Лисова, «запил». Суд, состоявшийся по иску В.С. Павлова, отверг это обвинение, и принудил клеветников к извинениям. Что касается В.А. Крючкова, то по всей вероятности именно он сыграл роковую роль в неудаче ГКЧП. Главу Правительства незаконно арестовали.  Павлов очень сожалел, что незадолго до ГКЧП первый заместитель Председателя КГБ Филипп Бобков был отправлен в отставку.

И. Латунский. А что Вы можете сказать о павловском обмене денег, который до сих пор на слуху?

В. Глаголев.  Мнение о том, что решение об обмене крупных купюр созрело скоропалительно, когда Павлов стал премьером, ошибочно. Во-первых, сам обмен купюр был лишь малой частью задуманной им ценовой и денежной реформ. Во-вторых, их подготовка началась еще в 1986 году, а в 1989 году шла полным ходом.

В 1990 году определённые финансовые круги на Западе начали готовиться к грядущей в СССР приватизации. Часть нашей денежной массы через подставных лиц стала концентрироваться в руках иностранных граждан, причём в особо крупных суммах. За границей начали накапливаться и огромные капиталы наших «теневиков». В этот процесс были задействованы и коммерческие банки. Они вбрасывали в Союз солидные суммы долларов, обменивая их по «чёрному» курсу. Система «трансферта» работала с возрастающей активностью. В таможнях появлялись большие дыры. Союзное правительство видело, что доллар приступил к решению своей стратегической задачи – вытеснению рубля.

Вопрос приватизации уже активно дебатировался. Планировалось и обязательное привлечение иностранного капитала, что совпадало с интересами зарубежных финансовых кругов, накапливавших много миллиардные рублевые суммы. Шла чрезвычайно упорная борьба за само содержание приватизации. Обезличенная чековая приватизация (Чубайс и компания) в максимальной степени устраивала тех, кто готовился к ней через «чёрный рынок». Павлов был ярым противником обезличенных чековых методов, считая, что они не решают главного – перехода экономики к рынку. Валентин Сергеевич хорошо понимал, что финансовая система страны вот-вот рухнет, и начнётся настоящий хаос. Но разрешение на полномасштабную денежную реформу Горбачев не давал. Тогда Павлов предложил на первом её этапе провести обмен купюр достоинством 50 и 100 рублей. Но подписание Горбачевым и этого документа затягивалось. Как позже стало известно, произошла солидная утечка информации. Это сказалось и на эффекте обмена крупных купюр. Некоторые «теневые»  структуры успели их сбросить. «Спасибо» и за это Горбачеву.

Обмен необходим был для стабилизации денежного обращения, усмирения «чёрного рынка», для повышения покупательной способности рубля. В.С. Павлов и разработчики реформы ставили задачи не ограничение потребления, а сокращение количества денег,  его обслуживающих. Цены оставались регулируемыми. Это позволило бы избежать «шоковой терапии», которая произошла в скором будущем под руководством американских «советников». Их либерализация по В.С. Павлову должна была быть следующим шагом. В этом состояла суть «павловского» обмена денег, опороченная  и опоганенная яковлевскими СМИ, телевидением и некоторыми  экономистами – ассенизаторами.

Как профессионал, В.С. Павлов сделал дело по высшему разряду. Обмен денег в сочетании с изменением розничных цен был бы важным шагом к рынку. Но цивилизованный путь к системным преобразованиям был закрыт после поражения ГКЧП и гибели Советского Союза…

Интервью провёл И. Латунский

Одна мысль о “Подрыв экономики СССР в 1990-1991 гг.: как это было

  1. Когда мне было 13 лет, сняли Хрущёва – кукурузника. В магазинах был только кукурузный хлеб, кукурузный мёд, красный перец и молоко по утрам. Я тогда жил в Вильнюсе. Буквально на следующий день после “отправки его на пенсию” меня послали в магазин за бутылкой молока. Когда я зашёл в магазин то обомлел, на полках было изобилие 60-го года: окорока буженины, колбасы и.т.д. Народ радовался и не понимал, что его развели как последнего лоха.
    При перестройке сюжет повторился. ВСЯ промышленность рапортовала о перевыполнении планов, а у нас на работе даже обычные чайники разыгрывали по лотерее, кстати я выиграл 🙂
    Так что как как говорил Екклезиаст: “Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем” (Еккл.1:9).

Добавить комментарий для Бармалей Отменить ответ