Турки склоняются к установлению прямого контроля над Идлибом

В настоящее время турецкая политика в отношении Сирии оказалась на перепутье. Времена, когда можно было заодно с ведущими государствами Запада и Ближнего Востока спокойно и однозначно поддерживать радикальных джихадистов под видом «формирований сирийской оппозиции», остались в прошлом.

Точкой бифуркации для президента Эрдогана и его партии стала попытка военного переворота в июле 2016 года. Когда заговорщики получили укрытие в странах-партнерах Турции по НАТО, стало ясно, что Запад пытается положить конец той внешней экспансии, на которую делают ставку действующий турецкий президент и его сторонники.

В частности, на богатые ресурсы Сирии США, ЕС и Саудовская Аравия хотели бы наложить лапы сами, не допуская к ним Анкару. К тому же дела у официального Дамаска с российской помощью пошли на поправку, и маховик войны между международным терроризмом и сирийским правительством развернулся в обратную сторону.

В этих условиях кстати оказалось согласие России на восстановление отношений после того, как Эрдоган принес извинения за сбитый в ноябре 2015 года российский самолет, обвинив в инциденте потерпевших поражение путчистов.

Вместе с Москвой и Тегераном турки запустили Астанинский процесс. При этом их подлинная цель, весьма отличная от официальной риторики, чем дальше, тем больше становится очевидной: создать на территории Сирии анклавы антиправительственных боевиков, упрочив среди них свое влияние и сохранив возможность вмешиваться в сирийские дела.

Сейчас подобных анклавов осталось два: Идлибская зона деэскалации (ИЗД) и несколько северо-западных районов провинции Алеппо (Африн, Джараблус, Аазаз, Маареа, Ар-Раи, Эль-Баб). Второй анклав турками попросту оккупирован еще с 2017 года, под предлогом борьбы с запрещенной в РФ террористической организацией «Исламское государство» и «курдским терроризмом».

Что касается ИЗД, то здесь ситуация гораздо сложнее. Прямого контроля над данной территорией у Анкары нет. Собственно, она к нему и не стремится, предпочитая выступать в роли покровителя мусульман-суннитов и действовать руками «прокси» — наемников и джихадистов.

Наиболее способной к ведению боевых действий и удержанию населения в повиновении на территории Идлибской зоны оказалась группировка «Джебхат Ан-Нусра», она же «Хайат Тахрир Аш-Шам» (запрещенная в РФ террористическая организация), с которой у турецких спецслужб давние и плодотворные контакты. Именно на территории Турции были организованы транзит и боевая подготовка как иностранных, так и сирийских джихадистов перед их вторжением в Северную Сирию в 2012 году. В приграничных районах Турции боевики радикальных группировок концентрировались и перед нападением на Идлиб в 2014 году, и перед атакой на Алеппо в 2016 году. Ведущую роль при этом всегда играла «Джебхат Ан-Нусра», обладавшая наибольшим количеством профессионально подготовленных (в том числе турецкими военными) боевиков, лучшим вооружением и устойчивым финансированием, а также разветвленной сетью международных контактов в сфере криминального бизнеса.

Запад, официально признавший «Нусру» террористической организацией, всегда закрывал глаза на её лидирующую роль в рядах «борцов за свободу». Турция тоже, хотя и подписывала совместные заявления по итогам встреч в Астанинском формате, обязуясь бороться с ХТШ, в реальности делает всё ровно наоборот.

Без ведома турок «Хайат Тахрир Аш-Шам» не смогла бы взять власть по всей территории Идлибской зоны деэскалации. Турции даже не обязательно было применять против террористов собственные вооруженные силы. Достаточно было бы просто перекрыть границу и поддержать другие формирования, отнюдь не по доброй воле подчинившиеся нусровцам. Но вместо этого турки признали тот факт, что к началу 2019 года вся территория Идлибской зоны перешла под контроль «Хайат Тахрир Аш-Шам». Остальные  группировки перебазировались на оккупированный Турцией север провинции Алеппо, войдя в состав то ли «Национальной сирийской армии», то ли «Национального фронта освобождения» (полевые командиры сами путаются в именованиях крышевых проектов, к которым их относят турецкие кураторы).

При этом в ходе обострения обстановки на севере провинции Хама в мае-августе этого года террористы и протурецкий НФО действовали против сирийских войск вместе, создав для этого оперативное командование «Фатх Аль-Мубин».

Боевики подконтрольных Турции формирований, переброшенные в ИЗД через территорию Турции, предоставили «Хайат Тахрир Аш-Шам» вооружение и технику, полученные от Анкары. Прибыли с турецкой территории и ракеты повышенной дальности действия для реактивных систем залпового огня боевиков, а также электронная начинка для ударных беспилотных летательных аппаратов, используемых джихадистами.

Также известно, что именно боевики ХТШ обеспечивают безопасность турецких военных на территории Идлибской зоны деэскалации, так как руководство группировки давно уже издало фетву о допустимости сотрудничества с Турцией ради борьбы с официальным Дамаском. Стоит ли удивляться, что обстрелы позиций сирийских войск и населенных пунктов нередко проводятся из районов расположения турецких наблюдательных постов.

Однако последние события в Идлибской зоне демонстрируют, что действующее руководство ХТШ все меньше соответствует турецким ожиданиям.

Как известно, поддерживаемая турецкими властями исламистская организация «Братья-мусульмане» в 2018 году сформировала под крылом у «Хайат Тахрир Аш-Шам» в Идлибе так называемое «правительство спасения». Весной 2019 года была организована видимость проведения выборов в подобие парламента и органы местного самоуправления.

Лидер террористов Абу Мухаммад Аль-Джулани при этом от политической сферы декларативно устранился, заявив, что вооруженные группировки лишь обеспечивают безопасность населения «освобожденных территорий», а в дела гражданских властей не лезут. Тем самым были созданы предпосылки для новых ходов не только турецкой, но и западной дипломатии: надо, мол, признать власти в Идлибе и на оккупированных Турцией территориях участниками процесса сирийского урегулирования. То есть узаконить статус созданных исламистами турецких протекторатов на международном уровне.

На самом деле всё в Идлибской зоне, от рыночной торговли до работы медицинских учреждений и образовательных структур, обложено налогами и поборами в пользу ХТШ. Денег стоит распределение гуманитарной помощи, доставляемой с турецкой территории, и аккредитация для зарубежных журналистов, желающих поснимать, как «сирийские повстанцы» борются с «режимом». С ХТШ обязаны сотрудничать все, от «Белых касок» до оппозиционных журналистов. Те, кто пытается качать права или утаивать доходы, рискуют быть казненными, пропасть без вести либо оказаться в застенках печально известной тюрьмы «Аль-Икаб».

При этом жадность главарей «Хайат Тахрир Аш-Шам» негативно сказывается на боеспособности вверенных им отрядов. 10 сентября в Интернете появилось видеообращение одного из полевых командиров ХТШ, Абу Али Аль-Шидды, ранее состоявшего в группировке «Ахрар Аш-Шам». Давний «борец с режимом» обвинил руководство ХТШ в уклонении от ведения боевых действий против Дамаска, предательстве «сирийской революции» и репрессиях в отношении «истинных моджахедов».

По мнению Абу Али Аль-Шидды, такое поведение связано с зарубежным происхождением ведущих главарей ХТШ и стремлением успеть надоить с подконтрольной территории как можно больше доходов, не отвлекаясь на борьбу с правительственными войсками. По словам полевого командира, тысячи боевиков заняты грабежом населения и отказываются выдвигаться на передовую под предлогом того, что не получают зарплаты. На этом фоне объявленная подконтрольным Джулани «Военным советом» мобилизация мужского населения Идлибской зоны в возрасте от 15 до 65 лет вызывает у местных жителей массовое возмущение.

Неслучайно группировка «Ахрар Аш-Шам» слила в Интернет информацию о том, что еще 5 сентября в районе погранперехода «Баб Эль-Хава» Абу Мухаммаду Аль-Джулани пришлось оправдываться перед представительной турецкой делегацией в присутствии командиров протурецкого «Национального фронта освобождения». Лидер ХТШ уверял турок, что его группировка все еще в состоянии удерживать ситуацию под контролем и готова вернуть утраченные территории. Пока ему вроде бы поверили, но судя по тому, что на территорию ИЗД прибывают все новые формирования из состава НФО, а позиции для них оборудуют сами турецкие военные, турки все больше склоняются к установлению над Идлибом фактически прямого контроля.

Павел Кривенко, по материалам: Кавказский геополитический клуб

Добавить комментарий