Армения: страсти по Конституции

Укрепят ли действующие власти «достижения» команды Сержа Саргсяна?

Под занавес ушедшего года министр юстиции Рустам Бадасян сделал заявление о возможности проведения в Армении в 2020 году в Армении конституционной реформы. Тогда же стало известно, что премьер-министр Никол Пашинян представил проект решения по формированию комиссии по разработке конституционных реформ.

Уже 13 января Министерство юстиции Республики Армения распространило заявление о представлении заявок на кандидатуры членов профильной комиссии по конституционным реформам. В составе создаваемой структуры в соответствии со стратегией судебных и правовых реформ Республики Армения на 2019-2023 годы по конкурсной процедуре будут шесть ученых-юристов и два представителя общественных организаций. Накануне стало известно, что кандидатами по вступлению состав комиссии стали юристы-ученые Анаит Манасян, Артур Гамбарян, Армен Мазманян, Арсен Тавадян, Левон Геворгян и Тигран Маркосян, а также представители общественных организаций Карен Задоян (“Армянская ассоциация юристов”) и Даниел Иоаннисян (“Союз информированных граждан”).

Предполагается, что формируемая комиссия представит концепт конституционных изменений, на основе которого, с участием международных экспертов, будет оформлен пакет предложений к конституционным изменениям. В случае одобрения Национальным Собранием, где у действующего премьер-министра имеется конституционное большинство, он должен быть вынесен на всенародный референдум. Предполагается, что Венецианская комиссия Совета Европы также молвит своё слово в этом многоэтапном процессе, точных сроков завершения которого не указывается, но предполагается выйти на некий результат до конца года. «Мотором» очередных новаций, де-факто является министерство юстиции.

Создаётся впечатление, что конституционный процесс не предполагает участия в нем широких кругов общественности, внепарламентских политических сил и действующего президента.

Обращаем внимание на то любопытное обстоятельство, что в предвыборной программе нынешнего парламентского большинства в лице блока «Мой шаг» пункт о конституционной реформе отсутствовал. Не было его и в программе мероприятий правительства Армении на 2019-2023 годы. Очевидно, что принятое премьер-министром Пашиняном решение исходит не из намерений глубоко реформировать  основной закон, а исходя из складывающейся (достаточно нервозной) политической конъюнктуры. Достаточно вспомнить недавнее заявление секретаря Совета Безопасности Армена Григоряна о предотвращённой  попытке государственного переворота. Также речь идет о ситуации, сложившейся вокруг Конституционного суда (КС) и вокруг судебной системы вообще, что было подтверждено на  пресс-конференции премьер-министра 25 января в Капане.

Ранее о том, что главной целью конституционных реформ в Армении будут не политические цели, а стремление улучшить систему правосудия, заявлял тот же Армен Григорян. В той или иной форме данный тезис подтверждали в январе спикер парламента Арарат Мирзоян, глава парламентского большинства, а также упомянутый министр юстиции Р. Бадасян. Утверждается и о формировании некоего «общественного запроса» и даже об «общественных обсуждениях», о которых, правда, мало кто слышал.

Ситуация вокруг КС обострилась до такой степени, что его председателю Грайру Товмасяну,  занимающему этот пост с 2018 года, было предъявлено обвинение по части 2 статьи 308 Уголовного Кодекса (злоупотребление должностными полномочиями, приведшее по неосторожности к тяжелым последствиям). Обвинение относится к периоду, когда Товмасян был министром юстиции (2010-2014 гг.). Он находится под подпиской о невыезде и вынужден приходить в Специальную следственную службу на допросы к следователю, хотя и отказывается от дачи показаний. По различным статьям уголовного кодекса обвинения представлены также крестнику Товмасяна Норайру Паносяну. Телефонные разговоры находящегося под следствием председателя КС прослушиваются по решению суда Апелляционного суда с 20 января, а 24 января у него был проведен обыск. Таким образом, главу высшего конституционного органа буквально «обложили» со всех сторон.

Для полноты картины отметим, что парламент Армении принял специальный законодательный акт, согласно которому членам КС дается время (до конца февраля 2020 г.) для того, чтобы добровольно уйти в отставку, взамен чего предлагается ежемесячная пожизненная пенсия в размере зарплаты и премий (более 2,3 тысячи долларов). Однако члены КС воспользоваться предоставленной возможностью пока не торопятся.

Но есть еще один важный момент, который не следует упускать из вида. Дело в том, что Г. Товмасян является одним из авторов ныне действующей Конституции, в которой, по мнению экспертов-правоведов, баланс между тремя ветвями власти смещён в сторону Конституционного Суда. Воля избирателей также находится в сильной зависимости от решений этого органа, в том числе – в вопросе конституционных изменений. Надо полагать, что автор Основного закона в редакции 2015 года тут «не забыл» самого себя.

В действующем Основном Закона есть и иные серьезные упущения, однако, несмотря на обоснованные возражения, проект документа получил «добро» от высшей правовой консультативной инстанции, в лице Венецианской Комиссии Совета Европы. Несмотря на рекомендательный характер её решений, во внутриполитических баталиях они зачастую используются как некая индульгенция в политико-правовых действиях – прежде всего, действующими властями. Однако, как представляется, сейчас они лукавят, имея реальной целью политический разгром Конституционного Суда, превратившегося в «бастион» сил, потерявших власть после «бархатной революции» 2018 года.

Но прямая связь конституционных реформ с ситуацией в системе правосудия – лишь один, хотя и очень важный момент, связанный с предполагаемой реформой. Мы вынуждены напомнить, что конституционные изменения 2015 года (фактически – новый Основной закон) продавливались с целью продлить нахождение президента Сержа Саргсяна у власти. С этой целью был осуществлен переход с президентско-парламентской модели управления к парламентской, в рамках которой была сформирована «суперпремьерская» система, где глава правительства, де-факто, получал премьерские и президентские полномочия.

Тогда против конституционных изменений было организовано достаточно сильное общественно-политическое движение «Нет!» во главе с оппозиционной партией «Армянский национальный конгресс» (первый президент Левон Тер-Петросян) и Народной партией (Степан Демирчян). В противовес официальным результатам референдума, по данным штаба «Нет!» и российского исследователя Сергея Шпилькина, в нем приняло участие лишь 825 тысяч избирателей, не 1,3 млн. Что касается распределения голосов пришедших к урнам избирателей, то здесь картина прямо противоположная официальным данным, а именно: «да» – 250 тысяч «нет» – 575 тысяч.

Нынешний премьер-министр Пашинян, будучи депутатом парламента от фракции АНК, не только голосовал тогда против этой реформы, но и подписал по итогам референдума исковое заявление в Конституционный Суд. Там было приведено достаточно много фактов фальсификации итогов референдума, однако иск не был принят к рассмотрению, т.к. истцам не хватило нескольких подписей депутатов парламента. Иными словами, нынешний глава правительства 5 лет назад де-факто признавал, что итоги конституционного референдума были сфальсифицированы. Теперь же, Пашинян, по сути, стремится реформировать Конституцию, которую пять лет назад отвергли избиратели.

Естественно, что выступавшие против конституционных изменений пять лет назад силы не могли не напомнить о себе и о неизменном характере своей позиции. В заявлении АНК констатируется, что «парламентская модель управления на самом деле не была принята народом Армении» и что «парламентская система вызывала хронический политический кризис во многих демократических странах мира». «Конгрессмены» уверены, что в долгосрочной перспективе в Армении она также приведет к постоянным политическим кризисам, олигархизации политической системы и расцвету политической коррупции.

Следовательно, как утверждают в АНК, «первичной задачей конституционной реформы должно стать скорейшее восстановление полупрезидентской (президентско-парламентской) модели правления, которая обеспечит политическую стабильность, безопасность и потенциал для реформирования политической и экономической системы». «С другой стороны, это положит конец практике произвольных изменений в конституционной модели управления и подтвердит ключевую идеологию конституционной модели устойчивости», – отмечается в заявлении.

Партия также убеждена в том, что созданию конституционной комиссии должны предшествовать широкие общественные консультации и дискуссии с участием политических сил и общественных организаций, призванные выработать концепцию конституционной реформы и, что наиболее важно, подходы к сознательному и законному принятию обществом модели управления.

Это – критика из политического лагеря, но есть и из экспертного. Так, заведующий кафедрой конституционного права Ереванского государственного университета, доцент Вардан Айвазян, в интервью Общественному телевидению Армении (телеканал Н1) заметил, что если речь идет о серьезной конституционной реформе, то парламентом должен приниматься специальный конституционный закон, регламентирующий работу комиссии по подготовке пакета реформ. Он также высказал мнение о том, что заявка на проведение конституционной реформы со стороны нынешних властей мало чем отличается от действий экс-президента Серж Саргсян и его обслуги.

В ходе упомянутой пресс-конференции 25 января Пашинян дал ясно понять, что он является не просто противником полупрезидентской формы правления для Армении, но и считает ее чуть ли не источником всех бед. Правда, при этом он умалчивает о том, что какая система была принята легитимным  парламентским консенсусом 1991 года, доказав свою эффективность в первой половине 1990-х годов, в период успехов в Нагорном Карабахе. При этом упор делается на (якобы) неэффективность полупрезидентской системы, а не на систематическую ломку в течение длительного периода механизма выборов всех уровней, что привело к их обессмысливанию.

На наш взгляд, текущая позиция Пашиняна во многом связана с тем, что по действующей Конституции он обладает исключительными полномочиями, усиливаемыми парламентским конституционным большинством. Нельзя также исключить, что запуск процесса конституционных изменений в итоге усилит позиции премьер-министра, но только на краткосрочную и среднесрочную перспективу. Однако в дальнейшем нет уверенности в оптимальном характере будущих решений в рамках конституционной реформы Армении с точки зрения безопасности, эффективности управления, внутриполитической стабильности и уровня народного представительства.

Давид Петросян, независимый журналист

Добавить комментарий