Россия – Турция: похолодание или «рабочий процесс»?

Превращение собора Святой Софии в мечеть, вызвавшее скандал во всем христианском мире, стало еще одним из, мягко говоря, одиозных шагов президента Турции Р. Эрдогана. Напряженность в отношениях этой страны с государствами-соседями постепенно растет и накапливается. Можно ли говорить об очередном этапе охлаждения и с Россией?

Неоосманизм дорого стоит

Нынешняя Турция является детищем Мустафы Кемаля Ататюрка, который провел ряд реформ, превратив бывшую Османскую империю в светское и современное государство. Его же заслугой является и превращение храма Святой Софии в Стамбуле в музей. Напомним, что собор освятили 27 декабря 537 года. До падения Византийской империи в 1453 г. он был самым большим христианским храмом в мире. Именно здесь произошло разделение православной и католической церквей, а, по легенде, именно в Святой Софии русский князь Владимир принял решение о крещении Руси. В 1935 г. храм стал музеем, а в 1985 г. Айя-Софию признали памятником мирового наследия ЮНЕСКО.

Святая София, в которой размещены уникальные византийские фрески, до сих пор является святыней для всех христиан мира, потому решение Р. Эрдогана отдать здание под управление диянету (управлению по делам религии Турции) и открыть его для богослужений не могло не вызвать возмущения в других странах и ЮНЕСКО. Это равносильно тому, что Израиль вдруг объявил бы все святыни Иерусалима иудейскими и открыл в них синагоги.

Не осталась равнодушной и Россия. Глава РПЦ патриарх Кирилл считает, что возвращение собору Святой Софии статуса мечети создает угрозу для всей «христианской цивилизации» и «отзовется глубокой болью в русском народе». К президенту РФ с письмом обратился и глава греческой диаспоры в России И. Саавиди, попросивший отстоять святыню для верующих. А в российском обществе снова возникли настроения, которые после начала операции ВКС РФ в Сирии повторяются с завидной регулярностью из-за подчас враждебного поведения Анкары.

Реакция МИД России была едва ли не самой сдержанной среди заинтересованных государств. Как отметила спикер внешнеполитического ведомства М. Захарова, «рассчитываем, что управление собором Святой Софии, до недавнего времени носившего статус музея и являющегося святыней для всего христианства, достоянием мировой культуры и евразийской цивилизации, будет в полной мере соответствовать статусу объекта Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Ожидаем, что любые действия в отношении этого уникального памятника будут учитывать его исключительное значение для верующих всего мира».

С одной стороны, запретить Турции менять статус находящегося на ее территории объекта действительно нельзя. С другой – обращает на себя внимание именно символичность этого жеста турецких властей, долгие годы отказывавших консерваторам в их требованиях вернуть Святой Софии культовый статус. По мнению доцента Дипломатической академии МИД России В. Аваткова, «это завоевание Константинополя 2.0 на современном этапе. Турция пытается позиционировать себя как одного из ключевых игроков в трех мирах, в так называемом тюркском мире, новоосманском мире и в исламском мире. И в этой связи Турецкой Республике важно делать символичные шаги, направленные на то, чтобы показать свое величие в этих трех мирах. Один из таких шагов – это превращение собора Святой Софии в мечеть».

Но дело не только в этом. Проводя достаточно агрессивную и напористую политику, Турция ввязалась в такой узел противоречий и конфликтов, что выйти из них может, лишь повышая градус противостояния. Это касается и России, в отношениях с которой противоречия и проблемы постепенно накапливаются.

Напряженность от Триполи до Баку

Справедливости ради необходимо признать, что за всю историю Россия и Турция никогда не были союзниками. Не являются они ими и сейчас, а связаны, скорее, необходимостью, чем экзистенциальным притяжением.

Обращение Б. Асада к России за оказанием военной помощи привело к ряду военных инцидентов между Россией и Турцией, последний из которых произошел 16 июля, когда предположительно турецкий беспилотник атаковал российскую военную базу в Сирии. Столкновение интересов дважды едва не закончилось большой войной после атаки турецкими ВВС российского штурмовика СУ-24 в 2015 г. и весной текущего года, когда Анкара ввела в Идлиб войска, чтобы предотвратить наступление правительственных войск Сирии на террористический анклав.

Причин у Анкары для наращивания конфликта достаточно. Во-первых, до вступления российской стороны в сирийскую войну Турция, входя в альянс с США, напрямую поддерживала не только сирийскую оппозицию, но и боевиков ДАИШ*. Во-вторых, что действительно важно для Турции, она осуществляет боевые действия против курдских повстанцев. В-третьих, опекает в Идлибе подконтрольные ей отряды оппозиции, туркоманов и террористические формирования «Джебхад-ан-Нусры»*, что никак не может устраивать ни Дамаск, ни Москву. И, наконец, Анкара по-прежнему занимает непримиримую позицию в отношении главы Сирии Б. Асада.

Как отметило издание Türkiye по итогам состоявшегося онлайн саммита с участием глав государств России, Ирана и Турции, «на данном этапе уход режима Асада со сцены неизбежен. Поскольку время Башара Асада и его сторонников истекло… Асад слишком долго играл дополнительное время, опираясь на поддержку России и Ирана, и теперь эта игра заканчивается. В ближайшие дни ситуация может во многом проясниться». Тем не менее сторонам удалось согласовать совместное заявление, в котором лидеры трех стран «отметили твердую приверженность суверенитету, независимости, единству и территориальной целостности Сирийской Арабской Республики».

Несмотря на споры, созданный Тегераном, Москвой и Анкарой Астанинский формат доказал свою эффективность. Государства-соседи Сирии объединяет общее стремление противостоять вмешательству внешних игроков в сирийский конфликт, разделить страну и начать тем самым реализацию давнего плана США по созданию «нового Ближнего Востока».

Но и здесь Турция умудряется то и дело двурушничать. Незаконно введя войска в Идлиб и начав боевые действия против сирийской армии, Р. Эрдоган тут же обратился за поддержкой к НАТО. А вторжение на север Сирии турецкий президент объяснил тем, что договорился с США. Договоренности по урегулированию ситуации в Идлибе, к слову, Турцией так и не выполнены, что не преминул подчеркнуть В. Путин.

«Второй фронт» против России Турция открыла в Ливии, поддержав связанное с исламистами из организации «Братья-мусульмане»* ПНС Ф. Сарраджа. Лыком в строку стал и недавний армяно-азербайджанский военный конфликт, где Анкара сразу же стала на сторону Баку.

Через тернии к звездам

Несмотря на целый ряд противоречий, России и Турции удается сохранять и наращивать сотрудничество. Турция входит в число основных внешнеэкономических партнеров РФ. По итогам 2019 г. объем внешней торговли составил $26,034 млрд (в 2018 г. – $25,544 млрд), в том числе российского экспорта – $21,063 млрд и импорта – $4,971 млрд. Взаимные инвестиции составляют около $10 млрд с каждой стороны.

Реализуется целый ряд стратегических проектов. 8 января 2020 г. президенты двух стран официально открыли газопровод «Турецкий поток». Турция является одним из основных потребителей российского газа, несмотря на кризисное падение спроса в текущем году, а с открытием «Турецкого потока» – и транзитером европейского масштаба. Быстрыми темпами строится АЭС «Аккую» стоимостью $20 млрд. В июне текущего года, по сообщению «Росатома», начато строительство энергоблока № 2 АЭС.

Но самым резонансным событием в двусторонних отношениях стала, пожалуй, покупка Турцией российских ЗРК С-400, которые сейчас испытываются турецкой стороной против американских истребителей F-16 и F-4. По информации главы Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству России Д. Шугаева, Турция заказала у Российской Федерации вооружения на общую сумму $1 млрд. Помимо С-400, поставка второго дивизиона которых готовится, Анкара получала российские военные вертолеты и некоторые виды сухопутной техники. Сейчас рассматривается вопрос о закупке многоцелевых сверхманевренных истребителей поколения 4++ Су-35.

Как считает заведующий кафедрой политологии и социологии РЭУ им. Г.В. Плеханова полковник в отставке А. Кошкин, турецкая сторона ценит готовность России развивать промышленную кооперацию и передавать технологии. Кроме того, Москва не ставит политических условий и не шантажирует покупателей своего оружия прекращением поставок и санкциями, как это неоднократно делали ЕС и США.

Вашингтону же, которому так и не удалось стравить Россию и Турцию в Сирии, растущее взаимодействие двух стран не дает покоя. Госсекретарь США М. Помпео на днях заявил, что его страна включит «Турецкий поток» в число проектов, подпадающих под рестрикции в соответствии с законом «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA). В свою очередь, конгрессмены А. Кинзингер, А. Спанбергер и М. Маккол внесли проект закона «О противодействии экспорту российских вооружений», в котором предлагается ввести санкции против Турции за покупку С-400.

Подобная политика угроз и шантажа вкупе с игнорированием американцами интересов Турции в Сирии и на Ближнем Востоке заставляет Анкару лавировать между Россией и западными союзниками. Действия Турции в отношении России в таких условиях сложно назвать дружескими и партнерскими, но ситуация позволяет развивать сотрудничество и диалог там, где интересы двух государств совпадают или по крайней мере не входят в принципиальное противоречие.

Без завышенных ожиданий

Учитывая рост количества проблемных вопросов во взаимодействии России и Турции в Сирии и Ливии, резкие заявления Анкары по Крыму, а также её неоосманскую политику, в том числе по продвижению «тюркского мира» на территории СНГ и в самой России, многие эксперты снова заговорили об очередном похолодании двусторонних отношений. Как, в частности, отмечает эксперт по Ближнему Востоку и Центральной Азии С. Багдасаров, «Турция нам совсем уже не ситуационный союзник, это показали апрельские события в Сирии. Это для многих, думаю, холодный душ. Да и события в Ливии, мы о них вообще молчим, где против Хафтара, которого мы поддерживаем, активные действия ведет именно Турция. [Эрдоган] вполне может вмешаться в этот [между Арменией и Азербайджаном] конфликт, перебросить туда полторы-две тысячи боевиков».

Но в том-то и дело, что нашим союзником Турция никогда и не являлась. Несмотря на всю эмоциональность, с которой «Султан Реджеп Первый» называет друзьями всех, от Трампа и Порошенко до В. Путина, он ведет крайне дерзкую и одностороннюю политику, жестко защищая свои интересы и создавая конфликты даже там, где их вполне можно избежать. Подход этот, по крайней мере до тех пор, пока Р. Эрдоган у власти, вряд ли изменится. А поскольку реальные противоречия между Россией и Турцией существуют как в Северной Африке и на Ближнем Востоке, так и в СНГ, обострения будут повторяться. Более того, по мере освобождения Сирии даже обостряться до состояния «на грани войны». Потому «принуждать Эрдогана к переговорам» придется еще неоднократно.

В то же время Россия и Турция за период взаимодействия в Сирии научились не переходить «красную черту» и достаточно быстро находить компромиссы. К большому неудовольствию стран НАТО, при каждом конфликте с радостным визгом пророчащих российско-турецкую войну, в которой не заинтересованы ни Москва, ни Анкара. Если даже между ближайшими партнерами и союзниками по ЕАЭС и ОДКБ случаются громкие «обмены мнениями», то чего можно ждать от Турции, которая не связана с Россией никакими обязательствами?

Как отмечает главный редактор журнала «Арсенал Отечества» В. Мураховский, «мы расширяем взаимодействие с Турцией в военной сфере и переходим к планомерному долгосрочному сотрудничеству, которое свяжет Россию и Турцию на десятилетия. Это укрепляет доверие между двумя государствами».

Но процесс сближения не будет простым и быстрым.

Виктория ПОПОВА, по материалам: Ритм Евразии

Добавить комментарий